МК В Кишиневе

Новости

КАК ДЕЛИЛИ СУРРОГАТНОГО РЕБЕНКА

КАК ДЕЛИЛИ СУРРОГАТНОГО РЕБЕНКА
05 октября
00:00 2017

«Полицейские заявляли, что я похитила собственного сына»

Этот сюжет развернулся в небольшом городе Калининградской области. Главные герои, как водится, мужчина и женщина. Анна Начаткина мечтала о детях. Диагноз бесплодие не давал ей шанса стать матерью. Друг ее семьи Сергей Первухин решил помочь даме — сам нашел суррогатную мать, договорился о стоимости, предоставил документы. После рождения ребенка лично принес малыша и справку из роддома о том, что Начаткина является биологической матерью. На том их пути разошлись. Ненадолго. Спустя четыре года Сергей неожиданно заявил свои права на мальчика, в суде доказал отцовство и отобрал ребенка у Анны. Как легко в России можно продать и купить ребенка?

Полесск — унылый город в Калининградской области с населением чуть больше 7 тысяч. Древняя архитектура, которая давно пришла в упадок, люди на улицах с уставшими серыми лицами. Один из путешественников охарактеризовал город так: «Здесь рай для диггеров, археологов, любителей военной истории и тех, кто кайфует от вида разрухи и деградации». Тотальный апокалипсис. Сами жители Полесска характеризуют родину тремя символами: разруха, жесточайшее кумовство и коррупция.

В Полесске настолько душно от тоски и безысходности, что история Анны и Сергея немного оживила тоскливый уклад.

Началось все с поста Анны Начаткиной в соцсетях: «В 2012 году у меня была операция, после которой я не могла иметь детей. Когда я проходила химиотерапию, друг нашей семьи Сергей Первухин предложил мне прибегнуть к суррогатному материнству. Я согласилась. Оформлением всех документов и поисками суррогатной мамы занялся Первухин. Родился сын. Мужчина и сурмама передали мне ребенка, отдали поддельную справку из роддома, что именно я родила малыша. Свидетельство о рождении я получила в Полесском ЗАГСе. Первухин больше никак себя не проявлял. Когда сыну исполнился год, я вышла замуж, супруг усыновил ребенка. С этого момента Первухин начал преследовать нашу семью, ему не понравилось, что я устроила личную жизнь. Грозился отобрать ребенка. 27 августа 2017 года сотрудники полиции забрали у нас ребенка и передали мальчика Первухину. В суде он доказал свое отцовство».

* * *

История, изложенная в соцсети, на первый взгляд кажется странной. Все встало на свои места, когда мы пообщались с самой Анной Начаткиной.

— Я расскажу с самого начала. Мне больше скрывать нечего, — начала девушка. — Я родилась в Киргизии. В 2009 году с родителями переехали в Калининградскую область. Нашим соседом оказался Сергей Первухин. Дружили семьями. В 2012 году у меня диагностировали рак яичников, я перенесла операцию по удалению матки с придатками. Последовала химиотерапия. Понятное дело, что о полноценной семье я не могла мечтать.

— И тут руку помощи вам протянул друг семьи?

— Я проходила курс химиотерапии, плохо себя чувствовала, соображала тоже, как понимаю, не очень. В это самое время Первухин предложил мне прибегнуть к услугам суррогатного материнства. Я ничего не знала об этом методе. Сергей успокоил, мол, волноваться мне самой не о чем, он все берет на себя, мне лишь придется заплатить деньги. Далее он созвонился со своей бывшей одноклассницей, которая работала гинекологом в Якутии. Она и посоветовала сохранить мой материал во время операции, объяснила, как нужно действовать. Позже Первухин вроде бы договорился с главврачом нашей больницы о заморозке моих половых клеток. Он всю документацию взял на себя. Я не сомневалась в его честности. Верили, что он может помочь нам.

— Суррогатную мать он тоже сам вам нашел?

—  Да, он нашел ее через ту же одноклассницу в Якутске. Суррогатную маму звали Ольгой, она жительница Киргизии.

— Вы видели эту женщину?

— Конечно, видела. Во время беременности она жила в Полесске, я оплачивала ей проживание. Приносили ей продукты. В месяц выходило 10 тысяч рублей. У меня сохранились все расписки от нее.

— В расписках указано, за какие услуги вы платили деньги?

— Суррогатная мать писала: «Деньги получены по договору», суть не прописывали. Договор находился у Первухина. Я его по своей дурости не требовала. А после рождения ребенка он посоветовал мне все документы сжечь. Но я все сохранила.

— Сколько вы заплатили за вынашивание плода?

— 880 тысяч рублей за все.

— В городе кто-то знал о том, что посторонняя женщина вынашивает вашего ребенка?

— Мы решили не распространяться на эту тему. Город маленький, хотели избежать лишних сплетен. Поэтому сохраняли конфиденциальность. Никто не знал.

— Вы уверены, что женщине сделали подсадку? Может, она забеременела естественным путем с помощью того же Первухина?

— Возможно, он меня и обманул, судя по тому, что сейчас его признали биологическим отцом. Но в то время у меня не было никаких подозрений. Первухин отдал мне документы, где было прописано, что взяли мой материал и биологический материал неизвестного мужчины.

— Получается, что обо всех этих процедурах вы знали только со слов вашего приятеля?

— Да, мне все рассказывал Сергей.

— В каком роддоме рожала суррогатная мама?

— Роды проходили в Калининграде. Зимой 2013 года Сергей и суррогатная мама сами привезли мне малыша, а дали справку из  якутского роддома о том, что у меня родился ребенок. С этой справкой я пошла в Полесский ЗАГС и получила свидетельство о рождении.

— Вы понимали, что могли пострадать за поддельные документы?

— Не понимала. Думала, что это законно. Интересовалась у заведующей якутским роддомом, официальная ли это справка. Она подтвердила, что все законно, убедила, что это нормальная практика — зачем всем знать, каким образом на свет появился малыш? Фальшивая справка была датирована 5 ноября 2013 года в роддоме Верхнеколымского района, поселок Зырянка. Всем знакомым я тоже сказала, что рожала сама.

* * *

На этом история Анны могла бы благополучно завершиться. Свидетельство о рождении есть, земляки не заподозрили подвоха, суррогатная мать уехала обратно к себе на родину в Киргизию. Все шито-крыто. Первухин тоже больше не напоминал о себе, пока Анна не вышла замуж.

— Через полтора года после рождения сына я вышла замуж, супруг официально усыновил ребенка. И в этот момент на горизонте появился Сергей Первухин. Правда, теперь он уже не был таким белым и пушистым. Мужчина начал донимать нашу семью, звонил моей маме: «Уговори ее бросить мужа, иначе я не дам им жизни, а ребенка заберу». Он уже тогда начал намекать, что имеет непосредственное отношение к нашему мальчику. В 2016 году он подал иск в Полесский суд, где рассказал, что проживал со мной, а когда я забеременела, то бросила его и теперь не хочу отдавать сына. Я тогда прилетала на суд, предоставила справку о том, что не могу иметь детей, убедила органы власти в своей правоте, рассказала, что никогда не жила с этим человеком. Суд отклонил иск Первухина. И я спокойно улетела домой. Но на этом ад не закончился.

— Зачем Первухину понадобился ваш развод?

— Он всегда неровно дышал в мою сторону. Склонял меня к сожительству, но я ему отказала. Вот, возможно, и решил отомстить. Только месть оказалась слишком изощренной. После его угроз в наш адрес мы с мужем решили от греха подальше сменить место жительства и уехали в Санкт-Петербург. В Питере более или менее спокойно прожили два года.

По словам собеседницы, на протяжении этого времени Сергей Первухин продолжал отправлять родителям Анны гневные эсэмэски с угрозами, ни на минуту не прекращал розыск беглянки.

— Мы писали заявления в Полесскую полицию по поводу угроз этого человека. Правоохранители составили протокол и забыли. Там маленький город, Первухин — влиятельный человек, его все боятся, да и друзья у него везде. Минувшим летом Первухин все-таки нашел нас. Он явился в нашу квартиру с сотрудниками полиции, которые силой забрали у нас малыша, нас с мужем доставили в отделение. Туда же пригласили сотрудницу по делам несовершеннолетних, из опеки никого не было. Приехали врачи, которые осмотрели ребенка и забрали. Я стала кричать: «Куда уводите ребенка?!» Мне ответили: «В детдом для выяснения всех обстоятельств». А через некоторое время я узнала, что сына в тот же день отдали Первухину под расписку. Теперь мальчик живет в Полесске в его доме.

— Что говорили полицейские, которые изымали у вас ребенка?

— Говорили, что я похитила ребенка, а бедный папа все это время его искал. То, что сын прожил со мной 4 года, этот факт не учитывали. Честно говоря, толком ничего не объясняли. Мы с адвокатом написали заявление в ОСБ на незаконные действия сотрудников полиции, в курсе нашей ситуации участковый Тосненского района Ленобласти, где нас задерживали. Также мы направили жалобу в полицию Полесска, в Следственный комитет, но везде молчат. Нет ответа. Сейчас мой адвокат готовит все документы, и мы будем подавать иск в отношении Первухина.

— Вы связывались с суррогатной матерью, которая в дальнейшем может выступить свидетелем по делу?

— Мы не можем ее найти. На связь она не выходит. Но я думаю, она поддерживает связь с Первухиным.

— У Первухина есть своя семья, другие дети?

— Ему 48 лет. От первого брака у него двое взрослых детей. Сейчас он живет гражданским браком, там тоже есть дочка.

— Чем он занимается?

— Он бизнесмен. Раньше у него была фирма грузоперевозок, еще какие-то компании.

— Что говорят компетентные органы? У вас есть шанс вернуть ребенка?

— Надеюсь, шансы вернуть ребенка есть. На того же Первухина могут завести дело по продаже ребенка, такую же статью могут вменить и суррогатной матери.

— Вы знаете, что сейчас с ребенком?

— В Полесске соседи видели Первухина с моим сыном. А еще он рассылал моим друзьям видеоролики, где мальчик прыгает на батуте. Также он оставляет комментарии: «Я забрал ребенка. Как хотел, так и сделал». Для него важно продемонстрировать свою силу и власть.

— Вы сами с ним связывались?

— Он на связь не выходит. Не хочет с нами общаться. Органы опеки тоже пытались связаться с ним, но на контакт он не идет. Чиновникам только сказал, что у него и у его сына все хорошо.

На связь Сергей Первухин не выходит не только с Анной. Мы попытались связаться с мужчиной, попросили прокомментировать конфликт. Ответ был кратким: «Не лезьте в эту историю».

Адвокат Анны Начаткиной, Ксения Иванова: «Если человек никогда не сталкивался с процедурой по суррогатному материнству, он не знает всех нюансов, не понимает, каким образом оформляется договор, и так далее. Начаткина слышала о тайне усыновления и вполне могла допустить, что законно оформляет свидетельство о рождении ребенка. В этой истории много спорных моментов. У нас до сих пор нет документов, на основании чего и как Первухину отдали мальчика. Генетическая экспертиза не проводилась — ребенок постоянно находился с Начаткиной, и они о судах ничего не знали. Скорее всего, в суд был предъявлен медицинский документ о рождении ребенка у суррогатной мамы, но, естественно, о том, что она является суррогатной мамой, они умолчали. Состоялись какие-то суды, которые прошли без нашего извещения и участия. Теперь наша задача — вернуть ребенка в семью. Это реально. Если суррогатная мать признает, что является биологической, то ей могут вменить продажу ребенка за деньги. Таким образом, ее лишат родительских прав. У моей доверительницы сложилась крепкая семейная связь с малышом, на основании этого ей могут отдать сына. Так что будем бороться.

Ирина БОБРОВА.

 

Поделиться:

Об авторе

Роман

Роман

Курсы валют

USD17,220,00%
EUR20,37–0,04%
GBP23,13+0,20%
UAH0,64+0,11%
RON4,40–0,01%
RUB0,29–0,14%

Курс валют в MDL на 14.12.2017

Календарь — архив

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031