Газета "Кишиневские новости"

Здоровье

Была бы только почка…

Была бы только почка…
24 мая
16:49 2019

Наш репортер изучил черный рынок человеческих органов

Несмотря на уголовную ответственность за нелегальную трансплантацию, шутка про продажу почки уже давно вышла за рамки бытового юмора и многим отчаявшимся кажется единственной возможностью остаться на плаву и разрешить все проблемы.
Наш корреспондент попробовал продать свои органы и, прорвавшись сквозь армию мошенников, вышел на экс-посредника, который согласился на условиях анонимности дать интервью о подготовке доноров к «почка-турам» в страны, где такое возможно.
Перечитывая интернет-форумы, я наткнулся на некоего Михаила (позже он сознался, что его аккаунт — фейк и зовут его на самом деле Илья. — Авт.). Он разоблачал мошенников, призывая многочисленных доноров никому не платить, да и сам с 2016 по 2018 годы предлагал услуги посредника.
Наш диалог начался с того, что я увидел его комментарии и попросил помочь разобраться в теме: мол, хочу стать донором, но боюсь стать жертвой кидал. Михаил, он же Илья, рассказал, что давно хотел завязать с этим делом и последний визит в отдел полиции стал последним толчком для прощания с темной профессией. Илья живет в одном из сибирских городов. Какие-либо доказательства темного прошлого он представлять отказался, однако поделился своей историей.
— За мои комменты я в итоге в полицию загремел.
— За что именно?
— За группу ВКонтакте. Вызвали в отдел, опросили. Я сказал, что ненастоящий посредник, объявление разместил ради шутки.
Я как-то сам хотел продать почку. Искал долго, попадались одни кидалы. Спустя время вышел на парня по имени Роберт, он жил в Бангкоке. Пообщались, он сказал: мол, зачем тебе продавать свои органы? И предложил попробовать найти других клиентов для него.
— Когда это было?
— В 2012 году.
— На каких условиях?
— 100 баксов за подогнанного человека. Вот как только донор прилетает, его люди встречают, и он платит мне.
— Не обманул?
— Нет. Я промониторил соцсети. К моему удивлению, оказалось, что желающих просто море. Я долго не мог свыкнуться с мыслью, что столько людей готовы расстаться со своими органами.
— Ты подбирал клиентов в соцсетях?
— Поначалу да. Но это небезопасно. Конечно, некоторых, чьи страницы имели самый благонадежный вид, я отмечал для себя, но позже переводил всех в специально созданный закрытый форум в даркнете.
Самостоятельно, без приглашения, туда невозможно попасть и зарегистрироваться. После всех фильтров у меня там было около 3000 реальных потенциальных и уже «пробитых» хрюшек (так мы между собой называли доноров), которые готовы ехать на операцию по первому моему сигналу. Это был серьезный запас на случай, если коллеги будут тормозить. Всего на всю планету таких форумов около 20 штук реальных и с тысячу фейковых, в даркнете тоже царит обман. Но тем временем в бизнесе произошла перестановка.
Роберт пропал. Думаю, его либо убили, либо «закрыли». Со мной другой мужичок вышел на связь. Предложение было уже насчет процента от сделок. Условия меня устроили. Всего успел получить гонорар 8 раз, потом ушел на более административную должность. Начал заниматься подготовкой «хрюшек». Пробивал их личности, делал им документы, решал вопросы по пересечению границы, организовывал сопровождение.
— А конкретнее?
— Ну, везде есть свои люди. При желании можно попытаться вскрыть страницу желающего стать донором, найти его данные, телефон, удостовериться, что это не подстава. Пробить по медполису на заболевания. Потом некоторые молчат о судимостях, долгах. Это тоже надо знать, есть просрочки по кредитам — договориться с банком о предоставлении трехнедельного разрешения на выезд, для того чтобы клиент мог поправить материальное положение и заплатить по счетам. Решается все.
— Какие документы требуются?
— Из документов самое важное загранник, чаще всего у «хрюш» его нет… Вот одна из последних клиенток не могла ехать одна — двойню не с кем было оставить, договорились. Полис, СНИЛС, УЗИ почек, анализ крови.
— Какие критерии при отборе доноров?
— Возраст от 18 до 25 желательно, но и до 35 потянет. Многое зависит от группы крови…
Всего в России три города, где работают реальные посредники: Новосибирск, Санкт-Петербург и Хабаровск. Там всё отлажено и поставлено на поток, в других же бывают вспышки, но редко и в частном порядке. Обычно это Москва, и делают операцию где-нибудь на даче, халтурщики из госклиник. Втянулся я, как говорил, в 2012 году.
— Кто больше всего обращается за помощью к посредникам?
— Хотят продать почки в основном жители Незалежной. У меня из 100 человек 85 — украинцы. Условно 10 молдаван, 5 русских, плюс-минус несколько казахов.
— Сколько человек через тебя проходило в месяц?
— В лучшее время от 50 до 70.
— И сколько ты зарабатывал?
— Примерно полмиллиона в месяц, соответственно. Ну так и риски есть свои. Знаешь, как вот ко мне пришли? Мне из дома позвонили, сказали: за тобой уголовный розыск приехал. Полицейские увидели, что я не живу по адресу, и оставили номер следователя. Я позвонил, меня пригласили в отдел. Сотрудников интересовала моя группа, а я им сказал, мол, это в юмористических целях, никакой финансовой подоплеки нет — проверяйте. Объяснил, что создал группу, чтобы выяснить, сколько людей готовы добровольно и незаконно избавиться от своих органов.
Конечно, не поедет никто на Украину проверять у этих людей количество почек. Статья недоказуема, пока нет чистосердечного признания.
— Вернемся к схеме. Куда наши доноры везут свои органы?
— В основном спрос на наших у состоятельных людей из Таиланда и Индии. Они видят, в каких условиях живет их народ, и те, кто побогаче, стараются не брать органы у земляков. О других странах говорить не буду, не знаю, но в Тай мы возили.
Прилетают «хрюшки» в Бангкок. Их встречают уже с той стороны, с рук на руки передают, и те уже везут их в порт, откуда по воде в Паттайю, или самая дальняя дорога — на остров Самуи. Делают операции в двух местах. По прибытии делают повторный анализ на совместимость — это уже как в кино, донор лежит с реципиентом рядом. Потом день диеты и на второй день режут. После операции две недели лежки донору — и домой.
— Как всё оговаривается и как производится расчет?
— После всех устных согласований оформляются документы. Договор дарения от донора якобы его брату откуда-то, например из Казани. Всё чистое, дата операции, согласие. Донор предоставляет расчетный счет, к которому имеют доступ его близкие, чтобы они на случай форс-мажора могли получить деньги. Всё подписывается, из предоплаты реципиента выплачивается около 700 долларов (30–40 тыс. рублей) донору на билеты и сборы. Вылетают по одному человеку с одним сопровождающим.
— И никто не сбегает с деньгами?
— Много кадров, которые получают 700 долларов и переобуваются — это чисто издержки, никто их не ищет, не давит. Но есть и порядочные, мол, передумал, и обратно переводят.
— Часто передумывают?
— Редко. Раз в полгода, может.
— Сколько людей обслуживают весь этот трафик?
— В Тае не знаю, в Новосибирске у нас было пять человек. Всего по этому направлению работают три команды, все мы друг друга знаем в лицо и не конкурируем.
— Хорошо, вот ты говоришь про брата. А если на это обратят внимание органы?
— Я с таким ни разу не сталкивался, но думаю, что никто заморачиваться не будет. Всё по документам будет везде проходить, а «брат», если надо, свалит за рубеж, и никто его не будет там искать. Подозрения — не основания.
— Форс-мажор — что это в вашем деле?
— У меня, опять же, условно, есть своя статистика. Немного печальная. Из Тая на десять человек 7–8 возвращаются.
— А остальные?
— Операция сложная, не все выдерживают, в процессе что-то может пойти не так, а когда видят, что человек при смерти, честно скажу, разбирают как старые «Жигули», как конструктор… Однако в очень редком случае это отпугивает. Ты просто не представляешь масштабов бедствия — желающих тысячи.
— А родственники?
— Родственники, как правило, в курсе и находятся в таком положении, что считаются с жертвой близкого и распоряжаются деньгами, которые перечисляют за органы погибшего.
— Как же потом они объясняются с правоохранителями?
— Сами идут и заявляют о том, что человек уехал в тур и пропал без вести.
— Ну, допустим, что операция прошла успешно…
— Наличными выдается на билеты и дорогу 100 тысяч рублей, а остальное переводится на счет. Но обмануть могут. Например, изначальные договоренности, обычно это 3 миллиона рублей, значительно двигают под разными предлогами. Минимум сторговываются до 2 миллионов, а то и меньше, в зависимости от человека. Ведь деваться-то там уже некуда. Сколько там клиент дает, я уже не знаю, но предполагаю, что раза в два больше озвученных цифр. Так что такая вот маржа оседает в карманах посредников.
— Что ты сам по поводу этого всего думаешь?
— Думаю, что такой вал желающих сократить себе жизнь за деньги — это показатель уровня жизни в стране. Случай был: договорились с мужиком на левую почку — он сделал все анализы, а я не заметил, что он правую сделал. Приехал в Тай, а там смотрят — левой почки-то уже нет…
— Это как, почему?
— Тоже подумали — сюр какой-то прямо, но оказалось, что он даже не в курсе — ему в детстве вырезали почку. По болезни. А возможно, и нет.

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Комментирует врач-нефролог Анна КОРОБКИНА:
— Человек, жертвующий почку, по факту обрекает себя на инвалидность. Нужно будет беречься, вести ЗОЖ, правильно питаться и ограничить нагрузки. Конечно, люди рождаются с аномалиями и живут с одной почкой, скажете вы, но, лишаясь одного органа, все факторы риска — а это, например, склонность к мочекаменной болезни, экология и др. — умножаются в разы. Ведь все мы недообследованные, на 100% никто не знает свое здоровье, и отдать орган — это огромный риск. Вполне может отказать оставшаяся почка, и человек будет, по сути, в том же положении, в котором пребывал реципиент до операции. Для людей в возрасте — не избежать снижения возможности фильтрации, для молодых людей даже переохлаждение может сыграть печальную роль, а для женщин репродуктивного возраста при одной почке вообще ставится под вопрос сохранение беременности. Кроме того, нередко происходит отторжение органов у реципиентов.

Комментирует юрист Марина КИСЕЛЕВА:
— Согласно правовому акту, существует два источника получения органов: от родственников, согласившихся дать орган, и от умерших людей, которые при жизни дали согласие пожертвовать свои органы. Продажа органов или какое-либо иное отчуждение органов запрещено. Уголовный кодекс РФ предусматривает ответственность за незаконное изъятие внутренних органов. Так, наказание по статье 120 УК РФ «Принуждение к изъятию органов» варьируется от 3 до 5 лет и может квалифицироваться в совокупности со статьей 111 УК РФ «Причинение тяжкого вреда здоровью», в которой предусмотрено наказание до 10 лет лишения свободы. При рассмотрении таких дел судьи руководствуются заключениям экспертов.
Известны процессы «черных трансплантологов» за рубежом, например в Косово, где выносились обвинительные приговоры и где потерпевшими были граждане РФ. Судя по скудной практике, в России доказать подобное преступление сложно: правоохранителям необходимо либо поймать на месте с поличным преступников, либо получить чистосердечное признание.

Лев СПЕРАНСКИЙ.

Поделиться:

Об авторе

Alex

Alex

Курсы валют

USD17,630,00%
EUR19,810,00%
GBP21,650,00%
UAH0,71+1,64%
RON4,160,00%
RUB0,270,00%

Курсы валют в MDL на 25.08.2019

Архив