Газета "Кишиневские новости"

Общество

Пять вопросов катастрофы

Пять вопросов катастрофы
11 мая
17:59 2019

Специалисты проанализировали действия метеорологов, врачей и пожарных

Одной из версий гибели людей, которая рассматривается сейчас Следственным комитетом, названа недостаточная квалификация наземных служб. Вопросов к тушению и спасению в этой авиакатастрофе — уйма. Попробуем разобраться.

1. Почему самолет «пошел на грозу»

— Нынешнее состояние всех современных самолетов в авиационном парке позволяет совершать полеты во время гроз, — говорит начальник Ситуационного центра Росгидромета Юрий Варакин. — Молния не должна приводить к непредвиденным ситуациям. Опасным может стать вход в грозовые облака, который сопровождается попаданием в воздушные ямы и обледенением. Бывает и сдвиг ветра при такой метеорологической обстановке, когда самолет может вылететь за пределы полосы, но, опять же, это не наш случай. Все остальное — не страшно. Скажу больше, молнии попадают в самолеты постоянно. Бывает, плавится стекло, фонари, но у аппаратов есть грозозащита. Например, в Сочи постоянные грозы: летние, зимние, и ничего, аэропорт работает в штатном режиме. Пилоту аэронавигация дала разрешение на взлет, значит, ситуация была не критической. Он был предупрежден о кучево-дождевой облачности, должен был быть готов. Помимо этого вчера гроза была не сильной, и более чем за час до взлета грозовой фронт уже сместился из «Шереметьево».

2. Почему самолет не встречали пожарные

— «Шереметьево», как и любой аэропорт, имеет категорию, — говорит независимый пожарно-технический эксперт Сергей Назаров. — И есть международная организация гражданской авиации (ICAO), которая определяет требования к конкретному аэропорту, в том числе к обеспечению его пожарной безопасности в аварийных ситуациях.
Смотрим документы ICAO, которая разделяет все аэропорты на 10 категорий по параметрам самолетов, которые аэропорт способен принять. Размеры самолетов определяют и технику, которая должна находиться в аэропорту, чтобы устранить возникший пожар. «Шереметьево» относится к 9-й категории. Согласно требованиям ICAO в штате аэропорта должно быть не менее трех пожарных машин с установленной турелью (установка для крепления пожарных шлангов. — Авт.). Пожарная техника должна обладать общей пропускной способностью 9000 литров воды в минуту, также в аэропорту должно храниться минимум 24 300 литров воды и не менее 450 кг химических средств пожаротушения.
— Пожарная охрана аэропорта — подчеркну, не МЧС, а внутренняя — должна обеспечить одномоментную подачу определенного количества воды и пенообразователя. Если это не обеспечивается, аэропорту не подтверждается категория и тяжелые самолеты не могут туда садиться. И все типичные аварийные ситуации для аэропорта прописаны, как и действия спасательных служб, — объясняет Назаров.
Смотрим далее. Решение о выдвижении спасательной техники на взлетно-посадочную полосу принимает ответственный за безопасность аэропорта сразу же после получения сигнала тревоги с самолета. Вот что говорится в руководстве по аэропортовым службам ICAO от 2015 года: «Тактическое принятие решения начинается в тот момент, когда звучит предупредительный сигнал и продолжается при дальнейшем выполнении полета по маршруту… план размещения специальной техники, с учетом различных типов воздушных судов, использующих конкретных аэродром, должен быть задокументирован и известен сотрудникам спасательных служб».
Теперь пробуем рассуждать по ситуации. Самолет какое-то время находится без связи, диспетчеры толком не знают, что там происходит. Когда самолет пошел на второй круг, как минимум могло быть понятно, что пожара на борту нет и что шасси работают. Поэтому пеной полосу не проливали — это делается в случаях, когда предполагается, что самолет будет садиться на брюхо.
Пожарные тем временем получают автоматический сигнал, который обязывает их в течение трех минут надеть огнезащиту и вывести технику из гаражей. После этого они ждут от диспетчера сообщения о том, какой именно самолет будет садиться, на какую полосу и в каком направлении. Они направляются к месту приземления — пока лишь предполагаемому — и встают так, чтобы не стать помехой самолету, не ближе 120 метров от взлетно-посадочной полосы.
Как только самолет приземляется, машины срываются с места и несутся следом. Скорость самолета при этом может быть до 300 км/ч. А пожарные машины, конечно же, такую скорость развить не могут, как бы ни старались водители.
— Современные пожарные машины могут развивать скорость до 120 км/ч, — говорит эксперт.
Поэтому-то пожарные и появляются у самолета спустя несколько секунд после его остановки. Они разворачивают пожарные стволы и начинают тушение, а тем временем люди уже эвакуируются.

3. Почему пожарные «плохо тушили»

Сергей Назаров отметает предположения, дескать, пожарные могли «не спешить» к самолету из-за страха его взрыва.
— Топливные баки взорваться не могут, нет как таковой угрозы взрыва, — говорит эксперт. — Для того чтобы был взрыв, должна быть смесь паров топлива и воздуха. А здесь паров топлива больше, оно всегда будет гореть, взрывоопасный концентрат не образуется. То, что мы видим в кино, — это все пиротехнические эффекты. Например, бензобак движущейся машины взорваться не может. Для этого нужны определенные условия. И здесь то же самое.
Как особо отметил эксперт, пожарные службы аэропорта никакого отношения к МЧС не имеют.
И тем не менее могли они помочь в экстренной ситуации?
— Все дело во времени их прибытия, — говорит эксперт. — Пожарные машины по закону, по техническим регламентам о пожарной безопасности в городе должны прибывать к месту тушения не больше чем через 10 минут, а в сельской местности — не больше чем через 20. Аэропорт — не город. Что там будет делать пожарная машина через 20 минут, если ее вызвать, когда счет шел на минуты, а может, и секунды. Поэтому и есть требования ICAO к пожарной безопасности самих аэропортов. Чтобы соответствовать своей категории, у них должна быть достаточно сильная пожарная охрана.

4. Почему так много погибших

Некоторые из экспертов считают, что с момента, когда прогорела обшивка самолета, у тех, кто еще оставался в салоне, шансов на выживание не было.
— Снаружи может гореть только топливо. А раз оно горело, то люди не могли выйти через заднюю часть самолета, им нужно было пройти в переднюю часть, но там была очень высокая температура — когда полопались иллюминаторы, пламя уже начало бушевать в салоне, люди наверняка сразу получали ожоги верхних дыхательных путей. О спасении уже не могло быть речи.

5. Почему не пускали «скорую»

Есть вопросы и к оперативности прибытия «скорой помощи». Бригады врачей жаловались на трудности с допуском на территорию аэропорта.
Здесь тоже нашлось объяснение. В аэропорту есть аварийно-спасательный расчет, в который входит не только пожарная служба, но и врачи. Но достаточного количества машин для эвакуации многих пострадавших в аэропорту нет. Поскольку аэропорт — это режимный объект, где все въезжающие на его территорию машины подвергаются обязательной проверке, какое-то время было потеряно из-за этого. На глазах репортера «МК» сотрудников «скорой» заставили вскрывать опечатанные ящички с сильнодействующими лекарствами. На все это уходило время.
А кроме того, есть еще одна проблема — большинство водителей не аэропортовских служб спасения, в том числе и машин «скорой помощи», не обучены перемещаться по аэродрому.
А это означает, что каждую такую машину необходимо сопровождать.
Многому, как обычно, нашлось объяснение. Но все это объяснения, укладывающиеся в логику всевозможных регламентов. И от этого, как говорится, не легче — погибли люди, много людей. А значит, обязательно нужно сделать правильные выводы.

Артемий ШАРАПОВ.

Поделиться:

Об авторе

Alex

Alex

Курсы валют

USD18,18+0,28%
EUR20,41+0,53%
GBP22,99+0,88%
UAH0,69+0,39%
RON4,32+0,39%
RUB0,28+0,58%

Курс валют в MDL на 19.06.2019

Архив