Газета "Кишиневские новости"

В мире

Главный секрет Назарбаева

Главный секрет  Назарбаева
28 марта
18:24 2019

Сенсационные воспоминания экс-посла Казахстана в России Таира Мансурова

В чем именно заключается главный секрет «политического волшебства» Нурсултана Назарбаева? Как с близкого расстояния выглядит выстроенная им модель отношений Казахстана и России? Публикацию воспоминаний бывшего многолетнего посла Казахстана в Москве и бывшего генерального секретаря ЕврАзЭС Таира Мансурова мы готовили к совсем другой дате — двадцатипятилетию программной речи Нурсултана Назарбаева о евразийской интеграции 29 марта 1994 года в стенах МГУ. Однако известные события вынудили нас пересмотреть свои планы. Приглашаем вас поэтому туда, где почти никто из нас не был: за кулисы строительства союза России и Казахстана.

У семи министров Байконур без глаза

Накануне государственного визита Нурсултана Назарбаева в Россию в 1994 году в течение недели члены казахстанской делегации во главе с премьер-министром Сергеем Терещенко вместе с российскими коллегами занимались в Москве подготовкой внушительного пакета из 30 важнейших документов, которые должны были подписать президенты. Главным среди этих документов был договор по Байконуру.
Утром мы встретили в аэропорту президента и доложили, что практически все документы согласованы и подготовлены к подписанию. По Байконуру группа, состоящая из вице-премьеров и министров иностранных дел двух стран, тоже почти все согласовала.
Документы по Байконуру были тщательно отработаны во всех деталях, но нерешенными оставались только два — но каких! — момента: стоимость аренды и срок действия договора. Тут мнения сторон колебались между 70 и 200 млн долл. и 10–30 годами. Так до конца дня мы и не нашли компромисса. И тут вице-премьер России Шохин предложил: «Мы с вами так и не договоримся по этим пунктам. Давайте парафируем договор в целом, а посол пусть доложит президентам, что эти вопросы мы оставляем всецело за ними. И идемте наконец ужинать!».
Когда вечером я доложил это Нурсултану Абишевичу, он с сарказмом отметил: «Молодцы, так они оставили нам нерешенными два самых важных вопроса!». Утром в ходе встречи с Ельциным он отметил, что «наши люди неделю сидели-решали, но два самых важных вопроса оставили нам — давайте же обсудим и примем по ним решение».
Основательно обсудили, выслушали доводы, обменялись мнениями и сошлись на цифрах: срок договора 20 лет и 115 млн долл. арендной платы. Поручили премьер-министрам заложить эти параметры и тотчас подготовить документы к подписанию. Но самое интересное было впереди.
Началась церемония подписания. Президентам поднесли документы, раскрыв их на последних страницах, где и надлежало поставить подписи. Но Нурсултан Абишевич открыл предыдущую страницу и стал читать, а там срок аренды — 20 лет, стоимость аренды — 115 млн долл.: «Это что, — говорит, — 115 миллионов за 20 лет аренды? Ну и помощники у нас!» Ельцин тоже не на шутку возмутился. Но Нурсултан Абишевич примирительно предложил: «Давайте мы с вами от руки допишем в наши экземпляры: «в год» — и подпишем». Так этот важный межгосударственный документ и пошел в историю с рукописной припиской. Позже за это нарушение президенты сделали премьерам и всем, кто визировал эти документы, весьма серьезное внушение.

Березовский как он есть

15–17 мая 1996 года президент Нурсултан Назарбаев находился в Москве в связи с заседанием Совета глав государств СНГ. Вечером 15 мая небезызвестный предприниматель Борис Березовский настойчиво попросил меня, как казахстанского посла, о встрече с Нурсултаном Абишевичем «по крайне важному и срочному вопросу: решается судьба России!».
Несмотря на загруженность рабочего графика, президент принял его. Я вспоминаю, как Березовский на этой встрече крайне эмоционально выразил самую серьезную озабоченность внутриполитической обстановкой в стране в канун очередных президентских выборов. Он заявил, что представляет большую группу крупнейших предпринимателей из всех сфер бизнеса, которые тоже чрезвычайно встревожены обстановкой в России. Поэтому он просит Нурсултана Абишевича принять и выслушать их, так как непосредственно к Ельцину они достучаться не могут — не пускает Коржаков. По мнению лидеров крупного российского бизнеса, все шло к тому, что выборы могут быть фальсифицированы или вовсе отменены. А их надо «нормально» выигрывать.
Назарбаев задумался над этим довольно щепетильным вопросом, но потом согласился на встречу. На следующий день встреча состоялась. Пришла группа из тринадцати крупнейших промышленников и банкиров России, в числе которых были Потанин, Фридман, Гусинский, Ходорковский, Смоленский, Виноградов, Муравленко, Невзлин и другие. Они попросили Нурсултана Абишевича донести до Ельцина их озабоченность ходом подготовки к президентским выборам в России и готовность более активно включиться в нее для поддержки действующего президента.
«Хорошо, — сказал Назарбаев, — я выслушал вас, оценил ваши вполне здравые мысли и предложения на этот счет. Я поговорю с Борисом Николаевичем и попрошу его принять вас».
В завершение этой встречи решили сфотографироваться. На фото видна картина Шишкина «На лугу», врученная на той встрече Президенту Казахстана в качестве общего подарка от его собеседников. При вручении картины Березовский сказал Нурсултану Абишевичу: «В память об этой встрече, в благодарность за нее пусть эта картина будет вам добрым напоминанием!» — и просил при этом не сдавать ее в музей, а сохранить дома, хотя бы где-нибудь в коридоре. А мне приватно сказал, что она стоит больших денег, и назвал при этом некую весьма внушительную сумму.
Перед отлетом из Москвы Нурсултан Абишевич созвонился с Президентом России по спецсвязи и не без труда убедил его в необходимости выслушать бизнесменов. Главный аргумент Нурсултана Абишевича был: «Борис Николаевич, вы сами создали и воспитали этих людей, помогли им стать руководителями крупного бизнеса. Зачем же отказываться от их предложений, от их поддержки?» Через некоторое время такая встреча Ельцина с предпринимателями и банкирами состоялась. Но история с Березовским на этом не закончилась. Как-то после одного из мероприятий в Кремле я оказался рядом с Владимиром Потаниным, и мы вспомнили эту встречу. Я сказал:
— Это было с вашей стороны очень правильное и своевременное решение, и вы все потом, как видно, неплохо потрудились на этой ниве.
— Спасибо Президенту Казахстана, что он тогда так хорошо среагировал на нас! — откликнулся он.
— И картина красивая была ему вами преподнесена, — добавил я, — Березовский тогда сказал мне, что она очень ценная.
— А что, он и цену конкретную назвал?
— Да, — ответил я и привел ту «энную» сумму, которую он тогда назвал.
— Неужели?! А ведь он с каждого из нас взял эту сумму!

Как Путину не достались манты, а Кудрину досталось шампанское

Алексей Леонидович Кудрин в 1996 году приехал в Москву из Петербурга, где он был до этого заместителем мэра Северной столицы по финансовым вопросам. Мы с ним познакомились, когда я уже проработал несколько лет послом Казахстана, а он по приезде в Москву, поработав в Администрации Президента России, стал заместителем министра финансов. Иногда по субботам мы с ним вместе обедали у нас в посольстве, попутно продолжая работу.
Однажды сидим, вдруг у него звонит телефон — и ему говорят, что он должен срочно позвонить президенту Путину, и диктуют номер, по которому нужно звонить.
Я удивился:
— Алексей Леонидович, вы не знаете номер телефона президента?!
— Но у него же он каждый день новый…
Набрал номер, начал говорить. А связь довольно громкая, мне все хорошо слышно. Путин спрашивает его:
— Привет, Алексей Леонидович. Ты где?
Он честно отвечает президенту:
— Сижу за столом с послом Казахстана, обедаю…
— Да? И когда ты освободишься? Через час сможешь ко мне подъехать?
— Хорошо.
— Посмотри в тарелку — небось манты кушаешь?
— Да… Владимир Владимирович, а откуда вы знаете?!
— Я все знаю. Передай послу привет и скажи, чтоб мне тоже манты передал.
Кудрин положил трубку и произнес: «Просил передать манты»…
— Давайте, Алексей Леонидович, попьем чаю, а манты, конечно, передадим — какие проблемы? — говорю.
Через полчаса он стал собираться и говорит:
— А что с мантами будем делать?
— Алексей Леонидович! Ну неужели я вам положу манты — они протекут, остынут… Это президент так пошутил. Вы лучше передайте ему вот этот кейс, в нем очень хорошие казахстанские вина, «Нур» и «Султан», из наших отборных виноградных лоз. Я думаю, все будет нормально.
Так случилось, что буквально через 3–4 дня в Казахстане был назначен новый премьер-министр: вместо Нурлана Балгимбаева на этот пост пришел Касым-Жомарт Токаев. В телефонном разговоре Нурсултан Абишевич попросил Владимира Владимировича принять Токаева с письмом от него. В поездке в Москву нового главу правительства сопровождали первый вице-премьер Казахстана Александр Павлов и руководитель канцелярии премьер-министра Канат Саудабаев.
Вчетвером приехали в Кремль, Президент России нас принял, Токаев передал письмо, побеседовали, обсудили некоторые вопросы казахстанско-российских отношений, которые были заранее обозначены. Владимир Владимирович поздравил и пожелал новому казахстанскому премьеру успешной работы.
Стали прощаться. ВВП пожал руку Токаеву, потом Павлову, Саудабаеву и протянул руку мне. И вдруг задержал ее и говорит:
— А в прошлую субботу Кудрин у вас обедал?
— Да, Владимир Владимирович.
— А вы тогда мне манты не передали…
— Владимир Владимирович, я передал! Видимо, Кудрин их не донес вам!
А что мне еще оставалось сказать?

Подготовил Михаил РОСТОВСКИЙ.

 

Поделиться:

Об авторе

Alex

Alex

Курсы валют

USD17,33+0,19%
EUR19,29+0,52%
GBP22,87+0,69%
UAH0,73+0,43%
RON4,03+0,39%
RUB0,27+0,32%

Курсы валют в MDL на 11.12.2019

Архив