МК В Кишиневе

Новости

Игорь Додон : «Дружить с Россией не означает воевать с Европой»

Игорь Додон : «Дружить с Россией не означает воевать с Европой»
01 февраля
00:00 2018

Глава государства дал эксклюзивное интервью телеканалу RTVI

Впонедельник на этой не­деле Игорь Додон встре­тился со съемочной группой телеканала RTVI. Эксклю­зивное интервью состоя­лось в Москве, потому что неделей раньше журнали­стам не разрешили въехать в Молдову со стандартной формулировкой: «Не смог­ли объяснить цель своего прибытия». Хотя на руках у корреспондента и опера­тора были документы о со­гласовании интервью с ад­министрацией президента. Тогда Игорь Додон пообе­щал, что встреча состоится в ближайшее время, и слово свое сдержал.

Об узурпации власти

— Только за первый месяц этого года в Молдове иниции­руют выход из СНГ, требуют от России компенсации за пребы­вание здесь российских войск, не пускают журналистов, в том числе и нашу съемочную группу. Что случилось?

— 2018 год – предвыборный. Правящее большинство, прежде всего ДПМ, практически не поль­зуется поддержкой населения. По всем опросам – не больше 6-7%. Чтобы собрать хоть какой-то элек­торат, они, учитывая, что на данном этапе имеет место конфронтация между Россией и Западом, пыта­ются попасть в эту струю. Это не даст никакого результата, так как все опросы показывают: более 65% населения Молдовы настроены на дружбу с Россией. Год назад я го­ворил, что победа на президент­ских выборах очень важна, но это промежуточная победа. У прези­дента по конституции меньше пол­номочий, чем у парламента. Мне изначально было ясно, что общий язык мы с парламентом не найдем. Я сразу заявил, что не буду идти на поводу у правящего большинства. И то, с чем не был согласен, я не подписывал, даже под угрозой от­странения от власти.

— Что такое отстранение означает на практике?

— Это бандитские методы узурпации власти. Парламентское большинство шло в течение ны­нешнего года на махинации с Кон­ституционным судом. Даже те, кто поддерживал эту власть, смотрят на все с недоумением. Что делать в этой ситуации? Выводить народ на улицы? Устраивать революцию в канун выборов, на которых про­президентская Партия социали­стов имеет все шансы получить как минимум 50%, смысла нет.

О государственных переворотах

— А при каких условиях Вы поймете, что пришло время вы­вести людей на улицы?

— Если парламентские боль­шинство пойдет на дестабили­зацию на приднестровском на­правлении, попытается изменить название государственного языка в конституции, снять президента с должности не путем референдума, а через какие-то манипуляции, тог­да народ выйдет на улицы, и я буду рядом с ним. Люди имеют право протестовать мирно, демократи­ческим путем, чтобы повлиять на правящее большинство, и я думаю, это произойдет.

— Как Вы оцениваете евро­майдан? Это с Вашей точки зре­ния государственный переворот или торжество народной воли?

— В разных странах разные ситуации. В Молдове мы тоже че­рез это проходили. В апреле 2009 года, когда Партия коммунистов получила большинство в парла­менте, у нас была попытка государ­ственного переворота, после чего состоялись досрочные выборы. Тогдашнее руководство ПКРМ ре­шило сделать шаг назад, пойти на уступки протестующим и проигра­ло выборы.

О двойных стандартах

— Почему Вы, зная, что Вас могут отстранить от власти, все же не подписали документы о назначении министров и о за­прете российской пропаганды?

— В первом случае многие кан­дидаты в министры были замешаны в краже миллиарда из банковской системы. А закон о так называемой российской пропаганде – это во­обще нонсенс, потому что во всех странах Евросоюза свободно по­казывают российские новостные программы.

— Но молдавские политики заявляют, что многие новости на российских каналах носят односторонний, пропагандист­ский характер. Почему Вы не считаете, что это информаци­онная война?

— Нельзя исходить из двойных стандартов. Обвиняют российские новостные каналы, но в то же вре­мя в Молдове открыто действует ряд румынских каналов, специаль­но созданных для продвижения идеи присоединения к Румынии и уничтожения молдавской государ­ственности. Есть и каналы других стран. Моя позиция: не надо ни­чего ограничивать. Пусть телезри­тель сам разберется. Поэтому я и вернул этот закон в парламент. А когда за него проголосовали вто­рично, я, понимая чем это грозит, вновь отказался. После того, как было принято решение приоста­новить полномочия президента для подписания нескольких указов, рейтинг президента и поддержива­ющей его Партии социалистов вы­рос сразу на несколько процентов

О новой конституции

— Если Вы выиграете парла­ментские выборы, будете доби­ваться изменения конституции, расширения президентских полномочий и денонсации со­глашения с ЕС?

— Есть два сценария. Первый – социалисты получают парла­ментское большинство, и тогда президент, правительство и парла­мент работают слаженно, второй – маловероятный, но сбрасывать со счетов такую возможность нельзя – социалисты не берут парламент­ское большинство. Тогда прези­дент должен выйти с предложе­нием создать широкую коалицию, не геополитическую, как было до сих пор. Поскольку по смешанной избирательной системе появит­ся много независимых депутатов, думаю, они согласятся создать парламентское большинство с со­циалистами. Уже собрано более 800 тыс. подписей за переход к президентской форме правления. Конечно, это не касается полно­мочий нынешнего президента, а возможно только после следующих президентских выборов. Мы рабо­таем над проектом новой консти­туции, в которой будет предусмо­трена либо президентская, либо смешанная форма правления, что­бы сбалансировать власть в Мол­дове. Но эта конституция должна стать результатом реинтеграции страны. В новом объединенном государстве будет совсем другой принцип функционирования госу­дарственных институтов. Что каса­ется денонсации Соглашения с ЕС, – любая денонсация должна быть результатом референдума. Нель­зя принимать решения на уровне парламента.

О дружбе с Россией

— Почему Вы выбрали Рос­сию, а не Запад? Как быть с интересами проевропейски на­строенных граждан Молдовы?

— Дружить с Россией не озна­чает воевать с Европой. Самая большая ошибка нынешнего пар­ламентского большинства, кото­рое пытается представить себя проевропейским, — антироссийская позиция. То, что я настроен на стра­тегическое партнерство с Россией, не означает, что я против Европей­ского союза, США и других стран. Маленькие страны обречены иметь хорошие отношения и с Западом и с Востоком. Других вариантов нет. С запада у нас Румыния – член НАТО и ЕС, с востока – Украина, у которой непростые отношения с Россией. Поэтому смотреть в какую-то одну сторону мы не можем. Если задать вопрос: хотите ли вы стратегиче­ского партнерства с Россией при сохранении безвизового режима и дружеских отношений с ЕС, я уве­рен, что 80% населения проголосу­ет за это.

Об объединении страны

— Вы думаете, это получится?

— У маленьких стран, таких, как Молдова, получится. Вот в Гагаузии на референдуме 97% высказались за присоединение к Таможенному союзу. Север стра­ны – 70% за ЕврАзЭС. Движение только в Европу ведет к расколу страны. На это никогда не пой­дет и Приднестровье. А без пар­тнерства с Россией мы никогда не объединим страну и не решим приднестровскую проблему, эко­номические и социальные про­блемы, с которыми сталкивается страна. И мне кажется, что и наши геополитические партнеры осо­знали, что нельзя ставить условия: или – или. Когда страна оказыва­ется перед таким жестким геопо­литическим выбором, мы видим, что происходит.

О московских кураторах

— В 2006 году в Приднестро­вье 97% населения проголосо­вали на референдуме за при­соединение к России. В случае повторного референдума, на каких условиях Вы готовы были бы отдать Приднестровье Рос­сии?

— Нет таких условий. Я очень рад, что официальная позиция и России, и западных партнеров едина – целостность молдавско­го государства. Приднестровье – часть Молдовы. Мы обречены быть вместе. На каких условиях и как это сделать? Мы разрабо­тали свое видение и готовы его обсуждать. Ждем, когда будут готовы и наши партнеры из При­днестровья.

— Есть какой-то куратор в Москве, с кем Вы советуетесь?

— Мой куратор – молдавский народ. Когда парламентское боль­шинство пытается на нас давить, мы советуемся с народом.

О предательстве

— Понятно, что без финан­совой поддержки России При­днестровье существовать не может. Поэтому многие счита­ют, что Россия таким образом поддерживает замороженный конфликт в Приднестровье, и обвиняют Вас в политическом предательстве национальных интересов.

— Без России приднестров­скую проблему не решить. В то же время нужно понимать, что реше­ние ее должно быть историей ди­пломатического успеха для всех участников формата 5+2 – и ОБСЕ, и ЕС, и США. И мне кажется, что потребность в такой истории успе­ха назрела у всех. Где в регионе возможно найти решение острого вопроса? На Украине – едва ли. А в Молдове можно. Все зависит в первую очередь от результатов парламентских выборов. Если вну­три страны будет выработан кон­сенсус по данному вопросу, нам удастся убедить и Запад, и Рос­сию, что конфликт близок к разре­шению. Уверен, что большинство жителей Приднестровья – а они тоже граждане Молдовы – хотят, чтобы мы эту проблему поскорее решили.

О Владимире Путине

— Год назад Вы назвали пре­зидента Путина своим идеалом в политике. За это время как из­менилось Ваше отношение?

— Мое мнение не изменилось. Я бы очень хотел, чтобы Молдо­ве тоже так повезло, чтобы во главе страны стоял человек, ко­торый смог бы вернуть людям уверенность в завтрашнем дне и гордость за свою страну. Я уве­рен, что сегодня граждане Рос­сии гордятся ею больше, чем в конце 90-х гг. К сожалению, за последние 26 лет Молдова поте­ряла 30% своих граждан. Люди уезжают массово, потому что не видят будущего в своей стране, а я хочу, чтобы мои соотечествен­ники гордились тем, что живут в Молдове. Если мне удастся так повернуть ситуацию, буду счи­тать это успехом.

— Кто сейчас Ваш идеал в по­литике?

— Считаю, что Владимир Путин очень много сделал и для своей страны, и для региона, и для мира в целом.

О коррупции

— Ваши проевропейсике оп­поненты говорят, что Европа даст Молдове подлинную демо­кратию, а Россия воспринимает Молдову как часть плана для со­хранения влияния на постсовет­ском пространстве.

— Последние восемь с лишним лет Запад нам все дает и дает де­мократию и свободу слова. Но те же западные послы признают, что ситуация заметно ухудшилась за эти годы – коррупция растет, уро­вень жизни падает, из банковской системы украли миллиард долла­ров – почти половину валютных резервов государства.

О Дональде Трампе

— Вы пришли к власти практи­чески в одно время с Дональдом Трампом. Есть ли у вас какие-то общие черты?

— У меня есть очень боль­шой плюс по сравнению с ним: за моими плечами сильная про­президентская партия с высоким рейтингом. Господин Трамп этим, скорее всего, похвастать не мо­жет. А вот некоторые его послед­ние внутриполитические шаги – в частности, налоговая реформа – очень важны, и это повысит его по­пулярность и политические шансы на будущее.

О будущем Молдовы

— Ваш прогноз: как при суще­ствующем двоевластии будут развиваться события в Молдо­ве – по российскому сценарию 1993 года или по украинскому 2014-го?

— В девяти из десяти случаев те, кто приходит к власти через по­громы, так же уходят. В Молдове нынешняя власть пришла через попытку государственного пере­ворота 2009 года. Надеюсь, наша страна окажется единственным случаем, когда все удастся решить демократическим путем.

Подготовила Елена ЛИТОВЦЕВА.

Поделиться:

Об авторе

Роман

Роман

Курсы валют

USD16,49+0,02%
EUR20,10–0,43%
GBP23,00–0,33%
UAH0,63+0,22%
RON4,33–0,27%
RUB0,27–1,01%

Курс валют в MDL на 25.04.2018

Календарь — архив

Апрель 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30