МК В Кишиневе

Общество

ВОКРУГ НОВОГО СВЕТА ЗА ТЫСЯЧУ ДНЕЙ

ВОКРУГ НОВОГО СВЕТА ЗА ТЫСЯЧУ ДНЕЙ
07 сентября
09:03 2017

Русский парень три года путешествовал по Американскому континенту на велосипеде

«Путешественники — это перво­открыватели, а туристы — те, кто идет по их стопам». С та­кими убеждениями 33-летний московский фотограф Денис Хмель отправился в главное приключение своей жизни. За три года он проехал на велоси­педе 26,5 тысячи километров, пересек Американский кон­тинент с севера на юг и обрат­но. Для сравнения — будущий революционер Че Гевара пу­тешествовал на мотоцикле по Латинской Америке в течение 8 месяцев и проехал 8000 км.

Мы публикуем заметки вело­сипедиста. В них — душа пу­тешественника, романтика американских дорог, встреча с аборигенами-грабителями и людьми с добрым сердцем. А также практические советы и житейские наблюдения. В бли­жайшем будущем Денис пла­нирует написать книгу, а пока поделился с нашими читателя­ми свежими впечатлениями о жизни в дороге.

Про подготовку и мотивацию

— Я люблю две вещи в жизни — велосипед и путешествовать. Первый мой велотур был по маршруту Финляндия—Швеция—Норвегия, я проехал 3,5 тысячи километров. Доехал от Вы­борга до Бергена и обратно. И понял, что это самый лучший способ путешествовать. Поче­му? Потому что, когда ты ездишь на велосипе­де, ты занимаешься спортом, и это очень кру­то. И, во-вторых, ты открыт всему миру. Когда ты едешь в машине — ты закрыт в коробке, ты не чувствуешь запахов, ты не видишь людей. На велосипеде ты едешь неспешно, видишь каждую деталь. И из этих маленьких деталей составляется картина всего путешествия. До­пустим, перед нами мост. Ты его проезжаешь и видишь рыбаков. Ты останавливаешься и спрашиваешь: что у вас там за рыбка? Они показывают рыбу, ты с ними знакомишься, и они тебя зовут домой к себе. И ты уже сидишь за столом с семейством и ешь рыбу, которую он наловил. Вот это путешествие!

Перед тем как отправиться в Америку, я предлагал друзьям и знакомым присоеди­ниться ко мне. Мне отвечали: «Денис, это же опасно! Если тебя там не зарежут, то обчистят — это 100 процентов. Только самые психи туда едут!» Поэтому я поехал один. Но на самом деле я ни дня не провел в одиночестве. По­стоянно встречал каких-то ребят, и мы путе­шествовали вместе, иногда две недели, ино­гда три дня — в зависимости от настроения и маршрута. Советы по правилам дорожного движения только базовые: в крупных городах советую не ездить в наушниках, всегда иметь зеркало, чтобы смотреть позади себя, избе­гать часа пик. В маленьких городах велосипе­дистов очень много, это очень экономичный способ передвижения.

Что касается денег, я поступил легко — сдал свою московскую квартиру. В месяц я мог тратить 600 долларов, в переводе на руб­ли это примерно 40 000 рублей. В дешевых странах — Гватемале, Сальвадоре — этой суммы более чем достаточно. Я расходовал деньги на еду, осмотр достопримечательно­стей, экскурсии, иногда на отели.

Велосипед я полностью собрал сам. Ку­пил немецкую раму у велопутешественника из Питера за 3 тыс. рублей, поставил новые колеса, остальные детали у меня тоже были. Я не первый раз это делал, у меня большой опыт. Назвал его Франкенштейн. Это персо­наж, который известен на весь мир. И все, кого я встречал, сразу понимали, почему у него такое имя.

Про бесплатный ночлег

— Мой день строился так, что днем я ехал, а ночью спал. Знаю людей, которые де­лали наоборот. Но для меня вся прелесть пу­тешествия в том, чтобы смотреть по сторонам и общаться с людьми. Маршрут я планировал в среднем на три дня.

Ночевал, как правило, в палатке. Этот способ я опробовал еще в первое путеше­ствие по Финляндии. Там с этим просто — ты имеешь право кэмпиться в любой местности, даже на частной территории, причем без спроса. Но закон разрешает тебе оставаться на этом месте не больше суток. Финны уважа­ют твое личное пространство и не будут к тебе подходить. А в Мексике, Гватемале, Сальва­доре и соседних с ними странах тоже можно ставить палатку где угодно. Но там есть об­ратная сторона: любой человек может к тебе подойти, растормошить, ограбить. Опасный способ.

Еще можно ночевать на пожарных стан­циях. У пожарных в Латинской Америке есть традиция — они дают приют всем велосипе­дистам. У них есть даже комнаты для велоси­педистов со значком «велосипед». Бывают комнаты с кроватью, кондиционером, душем, даже полотенце тебе выдают и с утра кормят. Иногда спишь на железных койках. Иногда тебе выделяют угол, иногда задний двор. Но когда заезжаешь в США, эта традиция уже не работает. Даже палатку там официально раз­решено ставить только в специальных местах для кемпинга. Хотя в Калифорнии, к примеру, можно поставить палатку в зарослях, и никто не узнает об этом.

Самый беспроигрышный вариант — при­йти в отделение полиции и спросить совета. В Панаме, в Чили мне выделяли место прямо на территории полицейского участка, напри­мер, на дворе для машин. И я чувствовал себя в абсолютной безопасности.

Иногда я останавливался в отелях. Это было в те моменты, когда мне хотелось при­ватности, не было сил или желания общаться с новыми людьми. Или мне нужен был Ин­тернет, чтобы позвонить маме. Я ночевал и в хостелах, и в отелях. Порой цена за это жи­лье была просто смехотворной. К примеру, в Гватемале можно было остановиться на ночь всего за три доллара.

Про местных жителей

— Больше всего мне в душу запала Ко­лумбия. Бывало так, что меня просто оста­навливали незнакомые люди на дороге и вписывали на ночь. И больше всего таких приглашений я получал именно в Колумбии. Однажды недалеко от небольшого город­ка Тулуа меня остановил ветхий дедушка на спортивном велосипеде и пригласил к себе на ночлег. Оказалось, что он живет один в боль­шом двухэтажном доме — жена умерла, дети разъехались по крупным городам. Он вело­сипедист с 40-летним стажем, участвовал во многих соревнованиях. Колумбия вообще зна­менита своими велоспортсменами. Весь его дом был в кубках и наградах. Утром он открыл свой шкаф, и я увидел там сотни спортивных костюмов. И он предложил мне забрать их все со словами, что он уже старый и хотел бы, что­бы экипировка кому-то пригодилась. Конечно, я не стал брать все — банально не было места в сумке. Но меня это очень тронуло. Я взял на память одну футболку с надписью этого горо­да. Мы съели традиционный колумбийский завтрак — булочки с молоком, и он меня про­водил до следующего пункта назначения.

Самое тягостное впечатление на меня произвела Боливия. Там все выглядит убого, везде грязно. В реках моют машины. И пара­докс: местные всегда подчеркивают связь с природой, поклоняются богине земле и пло­дородия Пачамаме. Открывая бутылку пива, они сливают сначала немного вниз — для зем­ли. Одновременно с этим бросают на землю мусор, бычки. Я у них спрашивал: «А это тоже Пачамаме?» В ответ смеются… И там я боль­ше всего чувствовал на себе расизм. Тот ра­сизм, который индейцы испытывают к белым. Ты спрашиваешь что-то на испанском, тебе специально отвечают на местном диалекте, чтобы выразить тебе свое неуважение.

Про преступность

В Боготе я остановился у парня, которого за год грабили девять раз. Мы с ним ездили в клуб смотреть футбол, и чтобы проехать две самые опасные улицы, брали такси. Тот же парень дал совет: если идешь на вечеринку, ничего с собой не бери — даже мобильник. Бери только те деньги, которые потратишь и отдельно в карман на груди положи 1 доллар. Если тебя на улице остановят с ножом, ты от­даешь этот доллар. И от тебя отстанут.

Были и приятные исключения. К приме­ру, в Гондурасе. Он считается самой опасной страной из всех стран Латинской Америки. Поэтому я решил проехать его быстро, даже не стал менять местные деньги. Я проезжал мимо одного дома и увидел, как мужчина на крыльце, глядя мне в глаза, характерно про­водит пальцем по своей шее от уха до уха, как будто собирается меня прирезать. А ведь он видел меня впервые!

Но была у меня возможность оценить и доброту людей в этой стране. В дороге я остановился на обед на автобусной останов­ке — они, кстати, очень похожи на наши рос­сийские. Сижу, кушаю. Напротив меня при­тормозил мужчина, посмотрел внимательно и начал рыться в сумках на мотоцикле. Положил что-то себе в куртку и направился ко мне. Рука в кармане. Я подумал, что сейчас меня будут грабить с пистолетом. Но он с улыбкой достал из кармана большой спелый манго, угостил им меня и уехал.

Про еду и алкоголь

— В Мексику я ехал вегетарианцем. Но потом мне пришлось перестроиться и начать есть мясо. Потому что выхода просто не было. Местные не заморачиваются с твоими вкусо­выми пристрастиями. Я покупал на улице еду и просил не класть мясо. Они все равно клали и с улыбкой говорили: не переживай, это кури­ца. В семье, которая тебя приютила, бабушка подает тебе ужин, а там мясо. Поначалу я дей­ствительно отказывался, но я видел, насколько это обидно для людей. Причем в Калифорнии все наоборот — там такое ощущение, что все вегетарианцы. А в Латинской Америке нет.

Я очень люблю пробовать местную кухню, люблю ощущение «первого раза». Поэтому по­началу я часто ел уличную еду. Пока два раза не отравился в Боливии. Потом пообещал себе, что больше к уличной еде не притронусь. Купил небольшую горелку, баллон, котелок и начал готовить сам — чаще всего что-то про­стое, макароны или рис. Хорошо шли яйца. Все путешественники берут с собой примус, котелок и готовят такую еду. Когда ты в до­роге, можешь съесть макароны с чем угодно, даже со сгущенкой. Кстати, в Чили я нашел в продаже вареную сгущенку! Очень похожа на нашу, только там она разных сортов и с раз­ными привкусами.

Вообще я против алкоголя и табакокуре­ния. Но во время путешествия я решил попро­бовать, куда меня заведет моя жизнь, если я буду всегда говорить «да». И в итоге я решил вообще бросить пить. И понял я это в Чили. Это самая винная страна, там принято вино пить всегда и везде. Вино легкое, и кажется, что хорошо идет, как компот. Смотришь, а ты уже выпил пол-литра, и так получалось каж­дый день. Это стало несопоставимым с моим спортивным образом жизни. И я отказался.

— Меня очень впечатлила книга воспоми­наний Че Гевары «Путешествие на мотоци­кле» — о путешествиях по Южной Америке. Я полностью поддерживаю мысль, что если пу­тешествовать, то только с целью, чтобы твои путешествия совершали какие-то революции. Мое приключение совершило революцию во мне — я уехал одним человеком, а вернулся совершенно другим. Сейчас, после всех трех лет путешествий, я начал любить комфорт: мою кровать, шкаф, холодильник. Я могу спо­койно сидеть весь день дома, читать книжку. Насытился дорогой. Так что если у вас свербит в одном месте, то нужно поехать путешество­вать на три года, и после этого вы можете осте­пениться и завести семью. Сто процентов.

Записала Елена АПРЕЛЬСКАЯ.

Поделиться:

Об авторе

Роман

Роман

Курсы валют

USD17,35–1,10%
EUR20,59–0,96%
GBP23,11–1,00%
UAH0,65–2,17%
RON4,42–1,04%
RUB0,30–1,12%

Курс валют в MDL на 24.11.2017

Календарь — архив

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930