МК В Кишиневе

Общество

ИЗНАСИЛОВАННОЕ ПРАВОСУДИЕ

ИЗНАСИЛОВАННОЕ ПРАВОСУДИЕ
10 августа
00:07 2017

Преступление транслировалось в прямом эфире, но судья пришла к выводу, что ничего страшного не произошло

10 августа 2013 года подростки, которые познакомились на от­дыхе в Турции, пригласили на вечеринку свою новую знако­мую Лиду Жарову (все имена и фамилии подростков, а также адреса изменены). Встретились с опозданием, и Лида упросила маму разрешить ей остаться но­чевать в Красногорске. В компа­нии было пять молодых людей и три девушки.

В десятом часу подростки начали подза­доривать Лиду и говорить о том, что ей слабо выпить стакан водки. Она завелась и выпила. Вскоре ей стало плохо, она ушла из кухни в комнату и там уснула. Обнаружив, что Лида находится в бессознательном состоянии, четверо подростков всю ночь насиловали девушку и снимали происходящее на смарт­фоны. Той же ночью насильники стали отправ­лять друзьям фотографии и видео со сценами насилия. Фактически среди ночи шла прямая трансляция преступления.

Утром по дороге домой две девушки из компании рассказали Лиде о том, что с ней произошло, и посоветовали срочно принять противозачаточные таблетки. Она так и сде­лала.

Несколько дней Лида не выходила из ком­наты, а маме сказала, что отравилась и просит ее не трогать, скоро пройдет.

Вечером следующего дня трое насиль­ников тоже написали ей, чтобы она приняла таблетки.

12 августа один из насильников, Лазнов, написал Лиде: «Ты была овощем… и тебя отымели… понимаешь… конкретно… К гине­кологу и тесты на беременность и противоза­чаточные пастинор…»

Насильник Томин: «Ты залетела?.. Ин­тересно, надеюсь ты таблетки купила, Лид? Выпила?»

Насильник Фанарин (в переводе на лите­ратурный язык): «Мы все использовали пре­зервативы, но все были в хлам. Перестрахуй­ся».

23 августа сестра Лиды обнаружила в ее планшете ужасные фотографии и переписку насильников и показала родителям. В тот же день родители обратились в полицию с заяв­лением об изнасиловании несовершеннолет­ней дочери. После регистрации заявления их направили по месту совершения преступле­ния, в СО СК города Красногорска.

Уголовное дело было возбуждено лишь 27 августа 2013 года.

Это представляется невероятным, но факт: следствие продолжалось три года. Ро­дители Лиды написали в прокуратуру десятки жалоб на то, что расследование фактически саботируется, утеряны важнейшие веще­ственные доказательства, не проводятся следственные действия и экспертизы. На­пример, сперва потерялся важнейший доку­мент — протокол первого допроса Фанарина. А уже перед самым судом испарились прото­колы допросов двух важных свидетелей.

На все жалобы начальник отдела по над­зору за исполнением законов о несовершен­нолетних из прокуратуры Московской области Г.М.Рытькова уверенно отвечала: «Оснований для принятия мер прокурорского реагирова­ния не имеется».

После очередной жалобы родителей председателю СК России Александру Бастры­кину в отношении следователя Д.Кравцова, его руководителей А.Сарафанова и В.Жуланова заместитель председателя СК И.Краснов воз­будил уголовное дело.

Однако заместитель Генерального про­курора России Виктор Гринь признал поста­новление о возбуждении уголовного дела необоснованным. Гринь написал, что допу­щенные нарушения — не преступления, так как они не повлекли «невосполнимую утрату доказательств, освобождение виновных лиц от уголовной ответственности и существен­ное нарушение прав и законных интересов потерпевшей… а содержат признаки служеб­ного проступка и подлежат оценке в дисци­плинарном порядке».

К тому же неожиданно прошел срок дав­ности. Помилуйте, за что наказывать?

Судебное слушание по обвинению Фана­рина, Томина, Лазнова и Челина №1-408/16 началось 4 августа 2016-го.

13 июня 2017 года подсудимых признали виновными лишь в насильственных действиях сексуального характера (п.п. а, б ч. 3 ст. 132 УК РФ) и приговорили к условному наказанию в виде четырех лет с испытательным сроком.

То есть, согласно приговору судьи Оль­ги Бибиковой, никакого изнасилования не было.

Из приговора: «Суд исходит из того, что стороной обвинения не представлено и судом не установлено безусловных доказательств, свидетельствующих о совершении Лазновым, Томиным и Фанариным полового сношения с применением насилия к несовершеннолетней Жаровой, с использованием беспомощного состояния потерпевшей группой лиц по пред­варительному сговору.

…Доводы законных представителей о том, что согласно изъятой из соцсетей пере­писке подсудимых и Жаровой следует, что подсудимые признавали факт совершения полового акта с Жаровой, в связи с чем реко­мендовали последней употребить противоза­чаточные средства, не свидетельствует о со­вершении Лазновым, Томиным и Фанариным полового сношения и не может быть принято во внимание, поскольку указанная переписка содержит противоречивые сведения, в част­ности, о совершении половых актов».

Да. Неописуемо, но факт: важнейшее до­казательство, а именно — переписка ВКонтак­те между всеми участниками преступления, начавшаяся во время совершения престу­пления, то есть в ночь с 10 на 11 августа 2013 года, и закончившаяся в марте 2014 года, ни следствием, ни судом не рассматривалась, хотя и сами осужденные, и свидетели по делу не отрицали наличия этой переписки.

Напомню: в СК ГСУ Московской области этот в прямом смысле слова бесценный мате­риал появился в марте 2014 года. Но никаких следственных действий за два с половиной года по этой переписке никто не проводил. И судья Бибикова лишь мельком упомянула ее в приговоре. А между тем в ней содержатся важнейшие свидетельства не только об из­насиловании, но и о том, как обвиняемые и свидетели договариваются о показаниях на следствии.

Вот фрагменты из этой переписки.

26 октября 2013 года Челин пишет сви­детелю Прядихиной: «Фанарин ее тоже (не­ценз.)».

Он же — Прядихиной: «На кухне я тебе, когда Фанарин (неценз.) ее, перебинтовывал палец…»

Прядихина — Челину: «Ну да, так и было…»

26 октября 2013 года Челин — свидетелю Таговой: «Понимаешь, он (то есть Лазнов. — О.Б.) ее тоже (неценз.), второй».

В тот же день Челин — Таговой: «Я скажу, что туда Арсений (Томин. — О.Б.) заходил».

Тагова — Челину: «Не, скажи, что ты кого-то видел там, но не понял, кто там был…»

Челин — Таговой: «Ты чего его защищаешь-то?»

11 августа 2013 года свидетель Азаров отправляет знакомой, которая знает Лиду, фотографии, сделанные во время преступле­ния, и уточняет: «Ее все (неценз.)…»

В суде Азаров признал, что отправлял эти фотографии и комментировал их.

12 августа 2013 года Прядихина — потер­певшей: «Друг Фанарина (то есть Томин. — О.Б.) точно был с гандонами, а вот Фанарин хрен знает…»

Родители потерпевшей несколько раз ходили на прием к руководителю СК ГСУ Мо­сковской области А.Маркову и просили на­править в суд эту переписку, которую 22 июля 2016 года они представили в распечатанном виде еще при окончании следствия как при­ложение к ходатайству. Однако уже к 4 авгу­ста 2016 года и ходатайство, и переписка из материалов дела исчезли.

Только после повторного визита с тру­дом, через прокуратуру, эта переписка попала наконец в суд. Но ни оглашать, ни исследовать ее суд не пожелал.

Также в приговоре отсутствует анализ важнейших показаний Прядихиной 11 августа 2014 года: «Войдя в комнату, я увидела, что Лида лежит на кровати полностью обнажен­ная… друг Фанарина (Томин. — О.Б.) сидел на ней, штаны были сняты, трусы приспуще­ны… он делал движения вперед-назад. Также на полу возле кровати я увидела надорванную упаковку от презерватива».

Есть еще одно важнейшее свидетельство изнасилования. Дело в том, что и у потерпев­шей, и у Фанарина была обнаружена одна и та же урогенитальная микроплазменная инфек­ция с одинаковой микрофлорой. Это пред­ставляется несомненным подтверждением как самого факта изнасилования, так и того, что первым участие в этом принял Фанарин, как и показывали свидетели.

Прокурор Алексей Маркин просил суд признать подсудимых виновными в изнаси­ловании и приговорить их к реальному нака­занию в виде лишения свободы — на 7 лет для Фанарина, Лазнова и Томина и на 6 лет для Челина. В обоснование своего прошения он указал в том числе и на то, что обвиняемые не признали себя виновными.

Несмотря на это, суд признал раскаяние подсудимых и их помощь в раскрытии престу­пления смягчающим их вину обстоятельством. Так и хочется сказать: переверните лист, вы читаете вверх ногами.

Теперь несколько слов о подлинном рас­каянии.

17 января 2017 года, в разгар судебного слушания, Челин прислал Лиде сообщение:

«Лид, привет. Это Андрей Челин. Пред­ставляю, каково это сейчас получить от меня сообщение, но все же я хотел бы с тобой по­говорить. Во-первых, я хочу попросить у тебя прощения за прошедшие события той ночью. Я очень сожалею об этом, я просто не знаю, как исправить это. Но сейчас я переступаю рамки: на меня и остальных ребят завели ре­альное УГОЛОВНОЕ дело. Ты знала об этом? В частности — мне грозит реальный срок до десяти лет. Это значит, что я могу уехать да­леко и надолго. И не факт, что вернусь, сама знаешь. Я хотел бы узнать твое отношение к предъявленному мне обвинению, если ты знаешь, что мне предъявляют. И вообще хо­тел бы поговорить с тобой по-человечески, потому что помню, что ты здраво мыслишь. Хочу тебя предупредить, что твои родители могут категорически запретить тебе любой контакт со мной, но я взываю к твоей совести и справедливости. Родители даже заказали статью в газете, где исковерканы события и где комментарии переполнены просьбами убить нас… Если ты не хочешь, чтобы об этом разговоре знали родители, мы пока не станем им рассказывать. Не бойся, я ничего плохого никому не желаю. Я хочу справедливости».

Естественно, Лида на это письмо не от­ветила. Но оно было предъявлено в суде как подтверждение извинения и раскаяния.

А еще защитник Челина предъявил суду квитанцию об отправлении Лиде 30 тысяч ру­блей. Правда, никто этих денег не получал, но это не беда. В приговоре написано: «Суд при­знает обстоятельством, смягчающим наказа­ние, возмещение Челиным А.В. причиненного вреда». Хоть к окулисту обращайся: в глазах двоится.

Стало быть, насильник хочет справедли­вости. С ней много проблем.

Потому что приговор судьи Бибиковой — один из самых жестоких и несправедливых человеческих документов, которые мне до­водилось читать. Участники событий пишут в соцсетях о том, что они изнасиловали Лиду, обсуждают между собой ее возможную бере­менность, советуют Лиде, какое лекарство ей нужно принять, — но нет, судья целомудренно избегает упоминаний об этом. А за длитель­ные и многочисленные насильственные дей­ствия, которые, поверьте, просто невозмож­но описать, насильники наказаны условно. Потому что в течение трех лет, прошедших со дня преступления, как говорится в приговоре, «подсудимые проявили себя с положитель­ной стороны, что свидетельствует о том, что подсудимые осознали содеянное, встали на путь исправления, в связи с чем суд приходит к убеждению, что их исправление возможно без реального отбывания наказания».

Но и условное наказание насильники счи­тают шибко строгим.

В апелляционной жалобе одного из об­виняемых прямо так и написано: «Приговор… суда от 13 июня 2017 года прошу отменить и прекратить».

А куда пожаловаться на то, что изнасило­вали Фемиду?

Ольга БОГУСЛАВСКАЯ.

Поделиться:

Об авторе

Роман

Роман

Курсы валют

USD17,87+0,20%
EUR20,97+0,34%
GBP23,05+0,43%
UAH0,70+0,12%
RON4,58+0,44%
RUB0,30+0,45%

Курс валют в MDL на 18.08.2017

Календарь — архив

Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031