Газета "Кишиневские новости"

Общество

Марго Робби: « КОГДА Я СМОТРЕЛА ФИЛЬМ, ТО БУКВАЛЬНО КРИЧАЛА ОТ ВОСТОРГА»

Марго Робби: « КОГДА Я СМОТРЕЛА ФИЛЬМ, ТО БУКВАЛЬНО КРИЧАЛА ОТ ВОСТОРГА»
30 июня
00:00 2016

История Тарзана, сына британского лорда, выросшего в джунглях ивоспитанного обезьянами, широко известна поклонникам ли­тературы икино. Однако о его приключениях после возвращения в Лондон знают немногие. Новый фильм «Тарзан. Легенда» восполняет этот пробел. А Марго Робби, исполнительница роли жены главного героя, Джейн, рассказала Юлии МАЛИНИНОЙ о работе над этой при­ключенческой картиной, премьера которой состоится 30 июня.

— Марго, какова была ваша первая реакция, когда вам предложили роль Джейн в фильме «Тарзан. Легенда»?

— Я сразу же заявила, что мне не инте­ресно играть попавшую в беду девицу. Но мой агент уговаривал: «Прочитай сценарий, это совсем другая история». В итоге я все- таки прочла и подумала, что это может быть интересным. Мне понравилась и сама исто­рия, и все происходящие там приключения. Я почувствовала ее эпичность и некую смесь всех тех фильмов, которые я обожаю.

— Вы можете рассказать о связи Джейн с Джоном Клейтоном, он же Тар­зан, которого сыграл Александр Скар­сгард?

— Одна из первых вещей, которую мы обсуждали с режиссером Дэвидом Йейтсом, — это грандиозная история любви. Эти двое персонажей так безумно любят друг друга, что, когда расстаются, ты искренне хочешь, чтобы они скорее снова были вместе. К сча­стью, мне повезло играть безум-ную любовь с таким человеком, как Александр Скар­сгард, самым привлекательным парнем в мире. (Смеется.)

— Как вы с Александром работали над этими отношениями?

— Александр очень хороший актер и весьма милый мужчина, поэтому было лег­ко и приятно работать с ним. Мы мгновен­но нашли с ним взаимопонимание. Что мне больше всего понравилось в его работе, — то, что он не делал Тарзана альфа-самцом. Как актер Александр не фокусируется на са­мом себе, он всегда старается поддержать партнера. Все это дало хорошую почву для создания настоящих искренних отношений наших героев. Их любовная история уни­кальна, и нам всем очень хотелось это по­казать.

— В самом начале истории Джон и Джейн женаты и их жизнь в Англии силь­но отличается от той, которую они вели в Конго. Каково им было вернуться обрат­но в Африку?

— Жизнь в викторианской Англии чужда Джейн. Она не счастлива там. Она выросла в Конго, и жизнь в Африке ближе ей, чем в Лондоне девятнадцатого века. Джейн очень хочет вернуться. И когда появляется такая возможность, а Джон категорически настаи­вает на том, чтобы она осталась в Лондоне, Джейн психует. Но в итоге она выигрывает эту битву и буквально светится от счастья, когда они наконец возвращаются в Конго. Потом, конечно, все меняется. Их тут же разлучают с Джоном. Но она дома, в привыч­ных условиях, и это позволяет ей оставаться спокойной перед лицом опасности.

— В фильме собран потрясающий ак­терский ансамбль: Сэмюэль Л. Джексон, Кристоф Вальц и Джимон Хонсу. Расска­жите о работе с ними.

— Это было просто невероятно. Для меня шанс поработать в таком составе был одним из самых потрясающих моментов в этом проекте. Больше всего времени я про­вела с Кристофом, потому что Джейн была в плену его героя, капитана Леона Рома, вну­шительную часть фильма. Кристоф сделал этого персонажа таким сложным, интерес­ным, своеобразным, что я была в восторге просто находиться рядом и наблюдать за ним. Ром очень опасен, но Джейн непокор­на. Она скорее относится к Рому с любопыт­ством, а не страхом, и мне очень нравилось это играть. С Сэмом мне не удалось прове­сти столько времени, сколько хотелось бы. Но мы играли в фильме двух американцев и, как только оказывались вместе в кадре, начинали иронизировать и шутить по этому поводу. С Джимоном у нас вообще не было совместных сцен. Но он такой феноменаль­ный актер и так сильно сыграл, что когда я смотрела фильм, то буквально кричала от восторга. Я подумала: «Боже, он так нена­долго появляется на экране, но успел за этот небольшой промежуток времени довести меня до слез».

— Что оказалось для вас самым сложным в работе над фильмом?

— Сложнее всего было говорить на языке лингала (язык группы банту, распро­страненный в Конго. — «МКБ»). У меня была сцена, где я всю беседу веду на лингала. Но одну фразу мне никак не удавалось произ­нести. Это была умора, все смеялись до ис­терики. (Смеется.)

— Какие ощущения вы испытыва­ли на съемочной площадке, где были воссозданы тропические африканские леса?

— Декорации площадки были потря­сающими! Это просто удивительно, как им удалось воссоздать Конго. Они построили города, джунгли такими большими, что по ним можно было бегать. Дождевые маши­ны позволяли нам почти по-настоящему прочувствовать, что такое сезон дождей, и оказаться в центре водопада. Я никогда не видела ничего подобного. Это был восторг, схожий с восторгом ребенка, оказавшего­ся в магазине сладостей. Режиссер Дэвид Йейтс сделал мир удивительно живым в фильмах о Гарри Поттере, и сделал это же здесь. Я не знаю еще режиссера, который смог бы передать реальность восприятия так, как он.

Поделиться:

Об авторе

admin

admin

Популярное

Sorry. No data so far.

Курсы валют

USD17,10–0,02%
EUR19,43+0,22%
GBP22,36+0,16%
UAH0,63–0,01%
RON4,09+0,13%
RUB0,26+0,45%

Курс валют в MDL на 20.02.2019

Архив