Газета "Кишиневские новости"

Новости

ВОСКРЕСЕНИЕ РУБЛЯ

ВОСКРЕСЕНИЕ РУБЛЯ
04 июня
00:00 2015

Почему национальная валюта России укрепляется

Рубль возрождается как птица Феникс. Несмотря на окрик главы российского финансового ведом­ства Антона Силуанова (еще месяч­ной давности) о том, что рубль стал слишком сильным и это вредно для импортозамещения, «деревянный» позволяет себе расти. Несмотря на колебания цен на нефть, он закре­пился, как в окопе, на уровне 50 ру­блей за доллар. Если раньше даже минимальное снижение цен на нефть немедленно било по рублю, то сейчас он перестал обращать на это внимание. По рублю бьет и Центробанк РФ, увеличивая став­ки по валютным РЕПО и ежедневно скупая сотни миллионов долларов. А рублю все нипочем. С чем же это связано и как долго будет продол­жаться триумфальное шествие рос­сийской национальной валюты? Пришло ли время рядовым россия­нам избавляться от инвалюты? Об этом мы попросили поспорить двух ведущих экономистов.

— Почему цены на нефть колеблются, а рубль только укрепляется?

Сергей ДРОБЫШЕВСКИЙ, руководи­тель Научного направления «Макроэконо­мика и финансы» Института экономиче­ской политики имени Егора Гайдара: «На рубль сейчас оказывают влияние не только цены на нефть, но и тот факт, что в декабре он упал значительно ниже, чем реально стоил. И сейчас мы наблюдаем его возвращение к нормальному уровню. Рубль оттолкнулся ото дна — и его инерция движения вверх сейчас сильнее, чем удары, связанные с краткос­рочными колебаниями цен на нефть. И кроме того, сейчас при всех колебаниях нефти, ко­торая периодически немного дешевеет, уже никто не верит в то, что она еще раз упадет существенно ниже $60 за баррель, хотя и мо­жет колебаться в коридоре плюс-минус $5. А к такой цене российская национальная валюта уже адаптировалась».

Василий СОЛОДКОВ, директор Бан­ковского института Высшей школы эко­номики: «Цена на нефть в целом растет, просто с периодическими, но временными скачками вниз. Что будет дальше на рынке «черного золота» — неизвестно, но пока мы видим, что в среднем она прибавила по отно­шению к декабрю на треть. Добавим к этому, рубль зимой упал с очень большим запасом и сейчас отыгрывается. Поэтому колебания в несколько долларов за баррель на него по­влиять уже не могут».

— Но рубль по-прежнему фатально зависит от нефти или он обретает некую самостоятельность?

Василий СОЛОДКОВ: «Рубль не может «отвязаться» от нефти просто потому, что импортозамещение находится только в меч­тах у некоторых членов правительства. Его не произошло так же, как и диверсификации экономики. Как мы жили исключительно на экспорте углеводородов, так и живем».

Сергей ДРОБЫШЕВСКИЙ: «Когда осе­нью прошлого года начали волноваться цены на нефть, то валюты всех экспортирующих ее стран — и Норвегии, и Мексики, и Канады — ослабли. Но рубль упал гораздо сильнее, чем остальные. Это можно трактовать так, что прямой зависимости от нефти нет. Не мень­ший вклад в курс рубля вкладывают действия спекулянтов, валютная паника и дальнейшие действия ЦБ, которому удалось эту панику прекратить. Соответственно, рубль должен еще подорожать — до той достаточно высокой планки, на которой он должен был находиться, если бы не было паники и спекуляций».

— ЦБ и Минфин в последний месяц стали активно покупать валюту в резер­вы. Это вредит рублю или поддерживает его?

Василий СОЛОДКОВ: «У ЦБ измени­лась политика. В прошлом году он решил не влиять на курс, а понаблюдать: куда кривая вывезет. Сейчас рубль стабилизировался — и ЦБ вернулся на рынок. Монетарные власти отчасти работают против избыточного укре­пления национальной валюты потому, что у наших производителей есть непростая конку­ренция с импортом: от казахстанской сельди до «белорусских бананов». Когда рубль укре­пился, у всех тех, кто занимался внутренним производством, возникли проблемы. Это с одной стороны. Но с другой — у нас прак­тически нет производства, независимого от импорта. Даже в животноводстве у нас ис­пользуются импортные корма. То есть силь­ный рубль — это и хорошо и плохо. Падение национальной валюты хорошо для тех, кто хо­чет быстро наладить производство и зарабо­тать денег. То есть из псевдомолока сделать псевдосыр. А когда нужно из настоящего мо­лока сделать настоящий сыр — это плохо. То есть в долгосрочной перспективе ослабление рубля вредно. Потому что производству по­требуются инвестиции. У нас даже в Центре Хруничева, который делает «Прогрессы», из­нос станочного парка достигает 70%. Значит, нужно покупать, а при слабом рубле вы ничего не купите. Экспортерам нужен слабый рубль, а импортерам — сильный».

Сергей ДРОБЫШЕВСКИЙ: «Теорети­чески такие действия ЦБ и Минфина могут не­много ослабить рубль. Но я думаю, что здесь мы имеем дело с обратной зависимостью. Монетарные власти посчитали, что сейчас са­мое время выйти на рынок и купить какой-то объем валюты, поскольку такие действия не приведут к панике. Любая покупка ЦБ может быть воспринята другими игроками как сиг­нал, что нужно снова начать вкладывать день­ги в валюту, поскольку рубль скоро упадет. Сейчас такой угрозы нет, ситуация на рынке успокоилась — и можно спокойно пополнять резервы».

— Какой курс в итоге выгоден для рос­сийской экономики?

Василий СОЛОДКОВ: «Выгоден ры­ночный курс. Его не нужно искажать и ломать через колено. Если цены на нефть стабилизи­руются на уровне $60 за баррель, то доллар будет стоить 50 рублей. Но это в теории. У нас слишком многое зависит не только от цены на нефть, но и от непредсказуемой внутренней и внешней политики России.

Если произойдет ослабление рубля, то для бизнеса в итоге это будет и хорошо, и плохо. А однозначно плохо это будет для простого человека, которому с иномарки при­дется пересесть на «Жигули». Но и излишнее укрепление рубля тоже таит угрозу для про­стого человека — это создаст проблемы с работой. Рабочая сила станет менее конку­рентоспособной».

Сергей ДРОБЫШЕВСКИЙ: «Этот во­прос задают все, но он не вполне корректен. Курс, каким бы он ни был, всегда выгоден ча­сти экономики, а другой части — невыгоден.ц Для отечественного производителя чем ниже курс рубля — тем выгоднее. Их продукция становится конкурентоспособнее на рынке. Но для тех, кто вынужден покупать иностран­ные комплектующие, низкий курс рубля гибе­лен. В итоге ответить на этот вопрос нельзя, но я думаю, что, хотим мы или нет, но в бли­жайшие 2–3 года рубль будет укрепляться при любых ценах на нефть. Номинальный курс рубля может временами и немного па­дать, но по покупательной способности он будет расти все это время. Потому что мы сейчас намного глубже реального паритета покупательной способности — и выныривать придется неизбежно».

— Что делать рядовому гражданину, если он не потратил всю зарплату? По­купать валюту или «излишки» хранить в рублях?

Сергей ДРОБЫШЕВСКИЙ: «Если у че­ловека есть несколько десятков или даже со­тен рублей, то переводить их в доллары для того, чтобы потом поменять обратно — бес­полезно. Потому что он потеряет на банков­ском спреде — вилке между ценой покупки и продажи валюты. Это уже заметили миллионы россиян, которые дорого купили доллар, но уже никогда в обозримом будущем не смогут его так же дорого продать. Конечно, если нач­нется серьезная война на Украине, которая приведет к полному отключению российской экономики от мировой — это может изменить ситуацию. Но гораздо более вероятно, что со­бытия на Ближнем Востоке укрепят нефть и рубль, а не доллар».

Василий СОЛОДКОВ: «Если есть ве­роятность, что деньги вам понадобятся в те­чение месяца, то лучше держать их в рублях. Если вы уверены, что они вам потребуются не раньше, чем через год, то я бы посоветовал перевести их в доллары или евро».

— То есть вы полагаете, что через год доллар будет дороже, чем сейчас?

Василий СОЛОДКОВ: «Я думаю, что да. Но опять мы натыкаемся на цены на нефть. Какими они будут — никто не знает. Они упали потому, что США стали готовы ее экспорти­ровать. Чтобы этого не произошло — ближ­невосточным производителям пришлось выбросить на рынок огромное количество нефти. Это подействовало: Штаты выходить на рынок пока не спешат. Если начнется во­йна между шиитами и суннитами в районе Персидского залива, которая может спокойно трансформироваться в войну между Ираном и Саудовской Аравией, — цены пойдут вверх. Факторов влияния на цену очень много, и не­известно, какой из них сработает».

Сергей ДРОБЫШЕВСКИЙ: «Лично я думаю, что укрепляться будет рубль, а не доллар. Вкладываться в валюту, может быть, имеет смысл тем, у кого много денег для спекулятивных операций, которые можно от­ложить на несколько лет и держать на всякий случай».

— У России есть шанс хоть когда-то выбраться из-под нефтегазовой зависи­мости?

Василий СОЛОДКОВ: «Для этого нужно создать конкурентную экономику. Но у нас ни­кто не собирается этого делать. На что пошли деньги из Резервного фонда, когда начался кризис? На банки и поддержку предприятий сырьевой направленности. Инвестиций в ре­альное производство готовой продукции не было. И инвестиций в мозги не было. Хорошие специалисты пакуют вещи и уезжают, а новых нет из-за падения уровня образования».

Сергей ДРОБЫШЕВСКИЙ: «Я по­лагаю, что Россия уже выбралась из-под влияния «углеводородной иглы». Это ста­ло понятно еще до начала кризиса: в 2012 году цены на нефть были очень высокими, но экономика России развивалась все мед­леннее. Нефтедолларов уже не хватало для того, чтобы ускорять темпы роста ВВП. И сейчас мы видим обратное: низкие цены на нефть, но экономика не разрушается. Потому что сегодня цена на нефть больше влияет не на производство и торговлю, а на ожидания игроков рынка, на биржевые индикаторы. То есть такой зависимости России от нефти, как в арабских странах, где углеводороды дают две трети бюджета, больше нет. Объемы добычи находятся уже довольно давно на одном и том же уровне, цена на углеводороды падала до 3,5 раза, но катастрофы не произошло. И это потому, что другие сектора экономики быстрее или медленнее, но начинают подниматься. Доля нефтегазового сектора снижается, а вместе с ней — и зависимость России, рубля от ми­ровой конъюнктуры».

Михаил ЗУБОВ.

Поделиться:

Об авторе

admin

admin

Курсы валют

USD17,480,00%
EUR19,62–0,01%
GBP21,850,00%
UAH0,68–0,04%
RON4,150,00%
RUB0,280,00%

Курсы валют в MDL на 20.07.2019

Архив