Газета "Кишиневские новости"

Новости

НОВЫЕ ДЕНЬГИ НОВОРОССИИ ЗАСТРЯЛИ В РОСТОВЕ-НА-ДОНУ

НОВЫЕ ДЕНЬГИ НОВОРОССИИ ЗАСТРЯЛИ В РОСТОВЕ-НА-ДОНУ
29 января
00:00 2015

Свою валюту ДНР заказала и напечатала в Китае

Первая партия новых денег ДНР, от­печатанных в Китае за 1 миллион рублей, под видом «рекламной продукции» уже прилетела оттуда на рейсовом самолете. Она долж­на была попасть в ДНР в середине января. Но доехать до Донецка, где по-прежнему людям нечем платить зарплаты, деньги не могут. Пылятся на каком-то складе в 70 км от гра­ницы. Наш спецкор выяснил: кому это выгодно.

Против введения «расчетных зна­ков» или «рублей Новороссии», как их называют в ДНР, по словам тех, кто пытается внедрить в республику но­вую финансовую систему, выступа­ют люди из самого правительства ДНР. Они считают, что еще «не время». Между тем рабочая группа Государственной комиссии по созданию и функционированию финансовой системы Донецкой республики при Верховном совете ДНР начала работать еще в конце октября прошлого года.

Состав ее закрыт. Известно только, что туда входят шесть человек. Постановление о созда­нии группы подписал на тот момент председа­тель Верховного совета ДНР Борис Литвинов. Сейчас он уже смещен

Возглавляет рабочую группу Сергей Да­нилов, бывший военный и юрист. Мы встре­тились с ним в Москве. Данилов считает, что положение крайне серьезное. «Мы молчали, хотя первые образцы новых денег достави­ли в Россию уже в конце декабря, потому что надеялись, что все образуется, — объясняет Данилов эту тупиковую ситуацию. — Мы в это верили. Да и у нас есть ответственность пе­ред гражданами, потому что средства на пе­чать «расчетных знаков» ДНР собирали через Интернет: бросили клич, и простые русские люди присылали — кто сотню рублей, кто — триста. В общем счете собрали миллион ру­блей. Этого хватило на первую партию».

«У населения наличных гривен практически не осталось, — признает Данилов. — Даже совсем ветхие, изношенные, потертые, скле­енные купюры, которые у народа обычно изымают, те, которые не успели передать на утилизацию в Национальный банк Украины, и их используют. Та гривна, которую завоз­ят разными путями, она очень быстро опять вымывается — людям же нужно покупать молоко, хлеб. Пришла машина с картошкой — уехала с деньгами».

— Новороссия на сегодняшний день, как мы считаем, это черная офшорная дыра, — продолжает Сергей Данилов. — Мы по- прежнему остаемся в налоговой системе Украины. С донецких предприятий налоги перечисляются в государственный бюджет Украины. Все проплаты идут только через киевские банки, там же находятся все наши счета, так как в Новороссии своих банков нет. Даже большая часть пенсионного фонда Украины до сих пор пополняется Донецком. Получается, что мы финансируем Киев.

— А наличность в самой непризнан­ной республике, выходит, совсем закон­чилась?

— Да, ее нет. И у руководства тоже нет. ДНР для того, чтобы произвести выплаты по социальным обязательствам, по пенсиям, бюджетникам, нужно два с половиной мил­лиарда гривен в месяц. Рубль завезти никто не даст. Это фактически присоединение. Да и в самой России, насколько известно, не хватает сейчас наличности. Совсем недав­но у нас был еще один источник наличных средств — это те гривны, которые привезли в ДНР из Крыма, после того как полуостров перешел на рубль. На них какое-то время продержались.

— А в чем их перевозили? В чемода­нах?

— На грузовиках. Это же очень большой объем. На пароме и через Ростовскую об­ласть. Но тот резерв, который был в Крыму, он уже закончился. Сегодня работают только внутренние «серые схемы» — и людям платят по ним. Платят копейки. К примеру, на «ко­панках» — это шахты, где нелегально прими­тивным образом добывается уголь, — здесь на свой страх и риск мужики копают землю лопаткой, добывают примерно до 3 тысяч тонн угля в сутки. Им, по моим данным, пла­тят около 400–500 гривен за тонну. А посред­ники перепродают этот уголь украм по 4–4,5 тысячи гривен за ту же тонну. Вы думаете, почему в Донецке нет веерных отключений, как в Киеве? Это Порошенко такой добрый? Просто наш уголь добывается для Киева — и если электричество отключится, то его про­сто перестанут поставлять.

Не так давно открыли несколько заво­диков нелегальных, а вернее, конвейерных лент по производству контрафактных си­гарет и алкоголя. Помещений свободных много. Сырье и станки нам привезли. Все это дело идет потом на Украину за налич­ные. Это удобно и выгодно обеим сторонам, на украинской границе продукцию даже встречают представители «Правого секто­ра» и сопровождают дальше, чтобы ниче­го не случилось. На этом и зарабатывают. Из предприятий у нас остались и работают только те, которые входят в транснациональ­ные корпорации. Наш металл идет и продает­ся через Мариуполь, через Одессу. А деньги поступают опять же в Киев. В принципе мы в любой момент, если это будет востребова­но, можем запустить свое производство. И сами все продавать. Это иллюзия, что у нас все совсем так уж плохо. Но нужны средства — и тогда внутренняя финансовая кровяная система заработает. Нам очень нужны свои деньги.

— И вы их отпечатали в Китае? А по­чему не в России?

— В России находятся всего четыре предприятия, которые могут печатать ценные бумаги разных классов: «А» — это деньги, «Б» — акцизные марки. Наши расчетные знаки напечатаны именно классом «Б» — это де­шевле и быстрее. Потому что на самом деле время подпирает. Россия по закону печатать деньги для другого государства, тем более не признанного, не имеет права. Здесь все под контролем. В отличие от России в Китае почти 60 таких фабрик.

— И они не побоялись принять такой заказ?

— А им какая разница? Китай может все. Наши деньги обладают 9 степенями защиты. Пока этого вполне достаточно. К тому же у нас нет финансовых ресурсов, чтобы напечатать сейчас денег больше, поэтому напечатано всего 5 процентов от необходимого. Чтобы на­печатать полностью тираж, нужно порядка 72 миллионов российских рублей. Их у нас нет. В безналичном расчете мы называем их «руб­ли ДНР», а в наличном — «расчетные знаки». Наша валюта — только для внутреннего упо­требления. Но она будет конвертировать­ся. Мы же не станем уголь продавать за эти знаки. Россия, между прочим, тоже торгует нефтью и газом за доллары.

— Вы уверены, что жители Новорос­сии поверят в красивые бумажки с Геор­гием Победоносцем, убивающим змея, на картинке как в реальное средство платежа?

— Это вопрос времени и привычки. Укра­ина, когда отделилась от Советского Союза, тоже первое время не могла печатать свои деньги. Кравчук, если помните, издал указ о введении собственной финансовой системы. Рубли поменялись сначала на карбованцы. Те — на гривны. Люди ко всему привыкают. Если донецкая бабушка сидит пять месяцев без пенсии, она будет рада, что мы ей дали возможность сходить в магазин и хотя бы на что-то купить хлеба.

— …А вы, как говорится, «потом себе еще нарисуете»?

— Не нарисуем. То, что мы выпустили, это так называемые директивные деньги, они запущены декретом — постановлением правительства, этот документ сейчас нахо­дится на подписи в администрации главы республики.

— Глава республики Захарченко его уже подписал?

— Нет, конечно. Когда председатель Го­сударственной комиссии ДНР по созданию финансовой системы обратился к управляю­щему республиканским банком с просьбой предоставить помещение для хранения рас­четных знаков, все быстро забегали, мини­стерство государственной безопасности разволновалось… И так ничего и не решили. Деньги уже есть — но принимать их боятся.

— То есть это не случайно, что проб­ная партия новых денег застряла в Росто­ве и не доходит до жителей?

— Наши деньги не вписываются в «се­рые схемы» бизнеса, которые, как я вам рас­сказал, преобладают сейчас на территории республики. Тому же Ахметову (украинский олигарх, контролирующий Донецкую область. — Авт.) независимая финансовая система в ДНР уж точно не нужна. А именно он сейчас полностью контролирует экономику и кадры Новороссии. Все держится на гуманитарке и вливаниях Ахметова. Он не дает людям уме­реть с голоду, поскольку на самом деле кровно заинтересован в том, чтобы рабочие сводили концы с концами. Эксплуатацию увеличил за счет страха: не будут работать — протянут вместе с семьями ноги. Это очень хорошая мотивация. Прибыль у него стала больше. И у Коломойского (самый известный украинский олигарх и банкир, чью деятельность связыва­ют с «Правым сектором». — Авт.) больше. Они пока выигрывают в этой войне. Но посмотрим еще, на чьей стороне будет праздник…

Екатерина САЖНЕВА.

Поделиться:

Об авторе

admin

admin

Курсы валют

USD17,480,00%
EUR19,62–0,01%
GBP21,850,00%
UAH0,68–0,04%
RON4,150,00%
RUB0,280,00%

Курсы валют в MDL на 20.07.2019

Архив