Газета "Кишиневские новости"

Новости

КАРЕЛЬСКИЕ КАРАТЕЛИ

17 апреля
00:00 2014

14_14_urodiМалолетние убийцы держали в страхе весь город

О подростковой жестокости написанонемалонаучных тру­дов, защищены диссертации, для борьбы с этим явлением соз­даномножествокомиссий, где чиновники получают неплохие зарплаты… Только воз и ныне там. То из одного, то из другого регио­на поступают новости о жестоком убийстве подростка его же свер­стниками. И часто выясняется: преступление было совершено не вдруг, его готовили, мальчишке угрожали, он просил о помощи, но и учителя, и родители, и полиция словно в рот воды набрали. Сегод­ня в маленьком городке Сегеж, что в Карелии, только и разговоров, что о страшном убийстве Стаса Рас­сказова (все фамилии изменены. — Прим. авт.). Его хоронили в за­крытом гробу: смотреть на то, что от него осталось после истязаний, страшно. И уж совсем дико выгля­дит продолжение истории: друзья и родители убийц угрожают рас­правой маме Стаса! Подробности трагедии выяснил наш репортер.

Жизнь Стаса резко изменилась пять лет назад, когда его семья поселилась в новом районе города. Пришлось поме­нять и школу. Класс его принял как свое­го. Особыми способностями новый ученик не блистал, но был отзывчивым, простым, дружелюбным и открытым мальчишкой. Учителя про него говорили: звезд с неба не хватает, но способности есть.

С новыми друзьями, правда, Стас «промахнулся». Из всего класса в товари­щи он выбрал братьев-близнецов Грибо­вых — Мишу и Володю, а также их зака­дычного приятеля Сергея Глушкова. Новая компания Стаса сильно не нравилась как его родителям, так и учителям. От Грибо­вых, которых в школе определяли одним коротким словом «близнецы», старались держаться подальше. Учились они кое-как, зато больших высот достигли в секции ка­рате. Только от этих успехов близнецов окружающие буквально стонали. Завидев издали фигуры в спортивных костюмах, сверстники Грибовых старались убрать­ся подальше… Хватало одного косого взгляда, чтобы оказаться на заднем дворе школы в неравном поединке с близнеца­ми, которые нередко оттачивали удары на случайных жертвах.

Третий персонаж — Сергей — ничуть не лучше. «Нарваться на Глушака» (так его окрестили местные) — значило нажить себе смертельного врага. «Тот еще тип, ребята его боялись», «Глушак ушлый, если надо, клетку перегрызет», «То с битой, то с травматикой по городу ходит», — так о нем отзываются местные подростки. Отдувать­ся за похождения сына не раз приходилось и родителям Глушкова. В ПДН они ходили как на работу. То их отпрыск в пьяном уга­ре дебоширит на улице, то месяцами не появляется в школе, то собирает дань с младшеклассников. По сравнению с Глу­шаком даже братья Грибовы казались «бе­лыми и пушистыми».

А примерно год назад из дома Расска­зовых стали пропадать деньги.

— Наличка в доме всегда была — то зарплата, то отец Стаса поможет (родите­ли были в разводе. — Прим. авт.). Деньги у нас никто не прятал. Всегда в открытом доступе — в сумке, на холодильнике, — рассказывает мама подростка Нина Вла­димировна.

Сначала исчезали небольшие суммы, потом побольше — то пять тысяч рублей, то десять… Нина Владимировна забила тревогу.

— Как я только ни пыталась разгово­рить сына! Я даже его бабушек и отца под­ключила — все без толку. Он молчал как партизан. Сначала думали, что на себя эти деньги тратит. Но новых вещей в доме не появлялось.

Перед Новым годом мальчика все- таки удалось вывести на откровенный разговор:

«Глушков деньги требует. Говорит, не будет денег — не будет житья», — неожи­данно буркнул себе под нос Стас, когда родители в очередной раз прижали его с расспросами.

— Тогда я все поняла, почему в школу как на казнь ходил, почему синяки по всему телу… Знаете, этот Глушков, оказывается, моего сына так пугал: на минуту опозда­ешь с деньгами — 60 ударов получишь, на две минуты — 120 ударов. За год из дома пропало 80 тысяч рублей, — вспоминает Рассказова.

Родители Влада пытались поговорить с учителями школы, в которой учились близнецы. На все их увещевания пред­принять хоть какие-то меры в отношении школьных вымогателей был один ответ: подростки разберутся сами. В полиции тоже не спешили урезонить малолетних рэкетиров.

И тогда на семейном совете было ре­шено урегулировать конфликт своими си­лами и пригласить компанию Глушкова в гости на разговор. Но уговорить подрост­ков было не так просто — они не шли на контакт, а поборы продолжались…

В какой-то момент у отца Стаса лоп­нуло терпение.

— Сергея Глушкова к нам в квартиру привел мой бывший муж. Парень сопро­тивлялся. Было видно, что разговора он очень боится. У Сергея был разбит нос, — рассказывает Нина Владимировна.

«Очная ставка» происходила на кухне Рассказовых. Стаса и Сергея посадили друг напротив друга.

— Глушков все отрицал. Говорил, что никаких денег не требовал. Но я поняла, кто говорит правду, когда перехватила взгляд Глушкова. Он исподлобья смотрел на моего сына с такой ненавистью… Мне бы тогда еще прислушаться к своему серд­цу, — вспоминает женщина.

«Очная ставка» закончилась сканда­лом. Неожиданно в квартире Рассказовых появился отец Глушкова. Разъяренный мужчина, узнавший от кого-то (а в ма­леньком городке все как на ладони), что его сына «допрашивают», потребовал не­медленно вызвать полицию. Но, как толь­ко Нина Владимировна сняла телефонную трубку, Глушков-старший передумал.

— Он резко изменился в лице и пред­ложил уладить все без вмешательства по­лиции. Когда они уходили, я слышала, как он сказал Сереже: «Ты у меня получишь». Мне казалось, что дома ему зададут ко­лоссальную трепку, — рассказывает мама Стаса.

И, видимо, Рассказова не ошиблась: в тот же вечер Глушков попал в больницу с подозрением на сотрясение мозга.

— Думаю, что отец все-таки погово­рил с сыном. А может, родители Глушко­ва специально положили его в больницу, чтобы сотрудники ПДН, к которым он уже не раз попадал, не донимали его лишними расспросами. Ведь в тот вечер я все-таки после их ухода вызвала полицию и под протокол рассказала, что над моим сыном издеваются и вымогают деньги.

— Я только тогда поняла, почему мой сын так себя вел. Он боялся Глушкова и братьев Грибовых. Когда они на время исчезли из жизни Стаса, он стал гулять, встречаться с другими мальчишками, регулярно посещать школу. Это был со­вершенно другой ребенок, — признается Рассказова.

Но радость матери оказалась недол­гой. Через несколько недель — 8 февраля — из больницы вернулся Глушков, и на го­ризонте снова замаячили близнецы.

— Это была пятница, 9 февраля. Сын вернулся из школы, сел за компьютер. Чуть позже сказал: «Ма, я сбегаю на полчасика, погуляю…» И больше я его не видела…

Изуродованное тело Стаса нашли спустя несколько дней на «лесокультур­ке» — так местные называют городскую лыжную трассу. Место это нельзя назвать безлюдным: там постоянно гуляют собач­ники, тренируются местные спортсмены. Но почему-то в этот раз там никого не оказалось. Во всяком случае, никто из за­всегдатаев «лесокультурки» не слышал ни криков о помощи, ни стонов умирающего подростка.

Даже бывалые сыщики были пораже­ны жестокостью, с которой преступники расправились с 15-летним подростком. На его теле работавшие на месте судме­дэксперты насчитали больше 50 ножевых ранений.

«Убили жестоко — живого мучили, глаза выкололи, уши отрезали, пальцы от­рубили… потом добили ножом» — такими жуткими подробностями пестрил город­ской форум.

Братьев Грибовых и Глушкова задер­жали в тот же день. После непродолжи­тельной беседы Михаил и Сергей напи­сали явку с повинной. Следователям они рассказали, что так жестоко расправились со своим сверстником «из личной непри­язни». Их арестовали, а вот Владимира Грибова отпустили. Оказывается, он лично не убивал, а только, как он выразился на допросе, «стоял на стреме».

Удивительно, но родители подозре­ваемых отмалчиваться не стали. Уже на следующий день после ареста подозрева­емых Глушков-отец в одной из социальных сетей создал страницу в поддержку своего сына: «Сергей, мы с тобой». А на страничку в соцсети убитого Стаса пришли анонимы, которые не стеснялись в выражениях и продолжали намекать на некий долг, ко­торый теперь уже должна была отдать его мама. После этого в городе поползли слу­хи о том, что якобы оставшийся на свободе Владимир Грибов на этой страничке отве­тил за брата: «С вами будет то же самое, что и со Стасом Рассказовым».

Сейчас полным ходом идет рассле­дование — виновных в убийстве Стаса накажут по всей строгости. Но проблема, судя по вялой работе школы и сотрудни­ков местного ПДН, останется нерешенной. Более того, судя по всему, и школа, и ПДН всеми силами пытаются снять с себя вся­кую ответственность. Несмотря на то что Стас был далеко не единственным учени­ком, которому доставалось от местных ху­лиганов, школа никаких действий не пред­принимала — ни учителя, ни директор.

— В российских школах должны ра­ботать штатные психологи. Они обязаны следить за психологическим здоровьем учеников и бить тревогу при наличии таких конфликтов, — рассказали юристы право­защитной организации «Сопротивление».

Более того, по словам специалистов, и в отношении сотрудников ПДН должна была проводиться проверка.

— Почему бездействовали сотрудни­ки ПДН? Ради красивой статистики? Из-за халатности или коррупционной состав­ляющей? Причины могут быть разные. В зависимости от результатов в отношении сотрудников ПДН может быть возбуждено уголовное дело. Понести наказание могут и бездействовавшие учителя. Если один из молодчиков состоял на учете в ПДН, то школа об этом не знать не могла: сотруд­ники полиции о таких фактах обязаны уве­домлять учебное заведение, — рассказали в «Сопротивлении».

Теперь понятно, почему руководство школы настаивает то на том, что не знало о конфликте, то на том, что в школу «никто не обращался». Также понятна позиция упол­номоченного по правам детей Карелии Марины Зверевой, которая сразу же после случившегося поспешила заступиться за школьных психологов и учителей, свалив всю ответственность на родителей Стаса Рассказова.

Дарья ФЕДОТОВА.

 

Поделиться:

Об авторе

admin

admin

Курсы валют

USD17,86–0,14%
EUR20,07–0,08%
GBP23,21–0,11%
UAH0,66–0,65%
RON4,22–0,06%
RUB0,28–0,18%

Курс валют в MDL на 19.04.2019

Архив