Газета "Кишиневские новости"

Политика

«УКРАИНА СКОРО СТАНЕТ НАМ ЗАВИДОВАТЬ»

13 марта
21:14 2014

Парламент Крыма принял реше­ние обратиться круководству России с просьбой о вхожде­нии в состав РФ на правах субъ­екта Федерации. Одновременно депутаты проголосовали за то, что референдум состоится 16 мар­та и на него будет вынесено два вопроса. Первый: «Вы за вхожде­ние Крыма в состав РФ на правах субъекта Федерации?» и второй: «Вы за возвращение к конститу­ции 1992 года, которая подразу­мевает вхождение Крыма в состав Украины в качестве автономии?» Как нам пояснили депутаты, обра­щение немедленно было переда­но должностным лицам РФ. «Оно принято, чтобы к моменту прове­дения референдума избиратели уже знали реакцию Москвы на просьбу Крыма о присоединении к России», — пояснил нам депутат Владимир КЛЫЧНИКОВ. Депутат также пояснил, почему вдруг на референдум собрались выносить вопрос о присоединении Крыма к России, о котором раньше речь не велась.

— Изменение вопросов референдума связано с событиями в Киеве, где то объяв­ляют мобилизацию, то готовятся к войне с Крымом. Но последней каплей стало то, что вчера суд Киева принял незаконное реше­ние об отмене решений Верховного совета Крыма, также судом было принято поста­новление о задержании спикера крымского парламента Константинова и премьера Ак­сенова. После этого мы поняли, что никако­го адекватного решения вопроса от новой украинской власти ждать не стоит.

— А почему срок проведения рефе­рендума был сдвинут на 16 марта?

— Именно потому, что киевские власти творят такое, что мы не знаем, что будет че­рез час. Мы исполняем свои обязанности по защите безопасности граждан, которые требуют проведения референдума, и их право высказать свою точку зрения на ре­ферендуме…

А накануне судьбоносного голосова­ния вице-спикер Верховного совета Кры­ма Сергей ЦЕКОВ дал автору этих строк обширное интервью.

— Вы довольны тем, как развивают­ся события в Крыму в эти дни?

— Конечно. Мы ждали этого с момента развала СССР. Я был единственным депу­татом Верховного Совета УССР, кто при­звал голосовать против акта о независи­мости Украины.

— Кое-кто говорит: «Ну что такого произошло? Опять немного пошумят, успокоятся, и все будет как прежде». Ведь такое случалось уже не раз…

— Как прежде уже не будет. Будет толь­ко движение вперед. Потому что подавляю­щее большинство крымчан настроено про­российски. По всем опросам, более 70% жителей Крыма считают, что Крыму надо быть в России. Особенно с учетом сегод­няшней ситуации на Украине. А Украина ни­когда не считала Крым своей территорией, несмотря на все заверения Киева. Украин­ская политическая элита никогда не уважа­ла наши права и интересы. Она постоянно говорила о необходимости ликвидировать автономию. В программу партии «Свобо­да» даже внесен пункт о необходимости ликвидировать статус автономии Крыма. А сегодня эта партия — член правящей коалиции. В Крыму больше 60% русских по национальности и более 80% русских по языку и культуре. И нам не нравится от­ношение правящей верхушки в Киеве к на­шему языку, культуре, истории…

— Какой была здесь реакция на от­мену Верховной радой закона о язы­ках?

— Очень негативная, как и на все, про­исходящее в Киеве. Мы считаем, что на Украине произошел банальный государ­ственный переворот. Они называют наше­го премьера Аксенова нелегитимным. Но он абсолютно легитимен. Он избран 53 го­лосами депутатов. Во время его избрания была очень жесткая дискуссия. Многие де­путаты считали, что идет борьба за возмож­ность контроля над денежными потоками. Они не понимали, что все намного серьез­нее. Что нынешний премьер должен стать «кризисным управляющим» и принимать те неординарные решения, которые он прини­мал в последующие дни. О переподчинении силовых структур и т.д. Так что обстановка на сессии была напряженной, депутатов считали «по головам»…

— У вас нет автоматизированной си­стемы для голосования?

— Есть. Но тем не менее депутаты были неоднократно пересчитаны. Сессия соби­ралась непросто. У нас есть листы, на ко­торых мы расписываемся при регистрации. Всего в ВС 99 депутатов. Кворум — 51 чело­век. У нас было 57–61 депутат. Количество колебалось, потому что люди подъезжали, некоторые не регистрировались во время голосования по премьеру. При голосовании за премьера в зале присутствовали 57 че­ловек, четверо не приняли участие в голо­совании. Позже депутатов, участвующих в заседании, стало больше. За референдум проголосовал 61 депутат. Правительство на следующий день утвердили 68 голоса­ми. Аксенов — легитимный премьер. А Тур­чинов абсолютно нелегитимен, потому что есть живой легитимный президент.

— В какой обстановке проходило голосование? В Киеве утверждают, что под дулами автоматов…

— Полная ерунда. Мы зашли в Вер­ховный совет сами. Какие автоматы? Мы узнали, что вооруженные люди взяли зда­ние под контроль для наведения порядка. Это и нужно было сделать, потому что си­туация уже начала выходить из-под контро­ля. И спокойно пришли в Верховный совет. Ведь мы могли провести заседание в дру­гом помещении. В регламенте не указано, что депутаты должны заседать только в этом здании. И в 1994 году был прецедент, мы провели заседание в здании прокура­туры. Но мы понимали, что нам никто не угрожает. Зашли в Верховный совет, про­вели заседание президиума. Из 12 чело­век присутствовали 11. Приняли решение о проведении сессии.

— А почему у депутатов отобрали средства связи?

— Что значит отобрали? Мы сами сда­ли телефоны. Мы и до этого все время так делали. Мы решили, что не надо проносить телефоны в зал. Чтобы невозможно было подслушивать, фотографировать. Я хочу поблагодарить тех ребят, крымчан, кото­рые зашли в Верховный совет Крыма. Они молодцы.

— А кто эти ребята?

— Меня такие вопросы удивляют. Зна­чит, можно три месяца издеваться над беркутовцами в Киеве, бросать в них кам­ни, стрелять. Три человека из крымского «Беркута» погибли. Можно потом их ставить на колени, заставлять просить прощения. За что? За то, что они выполняли обязан­ности сотрудника милиции? Представьте себе, что в США поставили бы на колени сотрудников полиции, которые разгоняют демонстрантов! Это как раз те ребята, ныне крымская самооборона. Они нам помогли.

— Они были в зале?

— Нет. Только охраняли входы, окна.

— Крымская самооборона? Но они одеты как регулярная армия.

— Они как раз были тогда одеты как самооборона: в джинсах, свитерах. Только лица прятали. Сегодня они уже стоят откры­то. Но они уже защищены нами. Тогда они не были защищены. Они решились на очень ответственный шаг. Их желание остаться неизвестными мне абсолютно понятно.

— Зачем они заняли здание?

— Чтобы его не заняли другие. Зда­ние Верховного совета хотели захватить, чтобы не дать нам возможности провести заседание. От нас требовали не проводить сессию. Накануне, 26 февраля, они уже частично прорвались. Бегали здесь по эта­жам. Использовали слезоточивый газ.

— Почему премьером выбрали Ак­сенова?

— Он очень хорошо себя зарекомендо­вал в критической ситуации. Когда на пло­щади были беспорядки, он пять часов был в толпе, предотвращая столкновения. Все знали, что он решительный человек. Счи­таю, что мы с Аксеновым попали «в десят­ку». В том, что в Крыму, после того как 26- го погибли люди, не произошла эскалация конфликта — заслуга его и Константинова.

— Как вы относитесь к слухам, что он якобы криминальный авторитет?

— Это полная чушь. Я его знаю с 2009 года. Я знаю его отца. Аксенов пере­жил очень непростые времена в 90-е годы. Он был тогда молодой человек. Занимался бизнесом на недвижимости. Но он не при­влекался, не был судим. Думаю, он был просто успешным предпринимателем. Он абсолютно положительный человек.

— Все-таки кто эти таинственные люди в камуфляже на улицах крымских городов?

— Я не знаю. Но они ведут себя нор­мально. Вы ходите по городу — у вас есть чувство опасности? А у нас было чувство большой опасности с 24 по 27 февраля. И только 28-го это чувство прошло, ког­да появились эти вежливые вооруженные люди. Они одним своим присутствием на­вели порядок.

— Зачем сейчас эти вежливые люди блокируют воинские части?

— Чтобы в воспаленном мозгу Турчи­нова и ему подобных не появилось желание использовать эту силу против крымчан. Все военные структуры на полуострове должны быть подконтрольны нам.

— Достаточно любой провокации, чтобы военные начали стрелять друг в друга…

— Да эти военные прекрасно знают друг друга, зачем им стрелять? Никакой войны не будет. Если кто-то думает, что нас можно оккупировать, глубоко заблуждает­ся. Блокада частей закончится, когда мы проведем референдум. Думаю, что очень многие военные останутся служить Крыму. Провокации со стороны этих частей, ду­маю, не будет: там нет самоубийц. Пусть они сначала почитают, что собираются сделать с военными на Украине. Например, уже решено поднять возраст их выхода на пенсию…

— На чем основан ваш нынешний оптимизм?

— Во-первых, уже сформировалась крымская политическая элита. Она едина в выборе будущего Крыма. Второе. Есть единство власти и людей на улицах. Третье. Есть единство власти и правоохранитель­ных органов. Они практически все перешли на нашу сторону. Четвертое. На этот раз у нас есть поддержка России. В частности, будет очень большая материальная под­держка. Думаю, Украина скоро станет нам завидовать.

Марина ПЕРЕВОЗКИНА, Крым.

Поделиться:

Об авторе

admin

admin

Курсы валют

USD17,480,00%
EUR19,62–0,01%
GBP21,850,00%
UAH0,68–0,04%
RON4,150,00%
RUB0,280,00%

Курсы валют в MDL на 20.07.2019

Архив