Газета "Кишиневские новости"

Политика

«Филат окружил себя подхалимами и строит коррупционную пирамиду»

06 марта
21:50 2014

История о преступных политиках, страхах Тарлева, обманщике Лянкэ, двуличии лидера ЛДПМ, рассказанная Федором Геличем

В современной молдавской поли­тике есть новоявленный Григорий Котовский, рубящий всегда с пле­ча, ни перед кем не заискивающий. Это Федор Гелич, председатель об­щественной организации «Моя Мол­дова». Благодаря его деятельности только за время правления Альянса «За европейскую интеграцию» были сняты с постов два министра и один заместитель министра. Вскрывались коррупционные схемы, информация о неправомерных шагах чиновников эффектно подавалась журналистам. Смутить или сбить его с пути нельзя, даже посадив в камеру следственно­го изолятора. Выйдя на днях из этого учреждения, бывший активист ЛДПМ был весьма откровенным. Редакции «МК» оставалось лишь чуть-чуть от­редактировать расшифровку эмо­ционального разговора, записанного на диктофон:

Чего испугался премьер Тарлев?

– В 2001 году я поддерживал ПКРМ. Был активным членом экономического совета при Василии Тарлеве. К концу правления первого периода пребывания коммунистов у власти обратил внимание на то, что и они понемно­гу начали заниматься отмыванием средств. Однажды принес премьер-министру до­кументы, свидетельствовавшие о том, что высокопоставленному лицу парламента за счет средств, предназначенных для детской больницы, сделали полный ремонт квартиры. Тарлев посмотрел их, схватился за голову и говорит: «Ты что мне даешь? Хочешь, чтобы меня сняли с работы?». Все это разочаро­вывало. Приднестровье упустили, второй государственный язык – русский – не ввели. Нас, всех русскоговорящих, просто исполь­зовали.

Как-то подходит старый знакомый Иван Дьякону и говорит, что создается новая пар­тия. Возглавляет ее молодой и перспективный Влад Филат. Познакомились, он пригласил к себе домой. Понимал – ему нужен агитатор-пропагандист в среде русскоговорящего на­селения. За чашкой чая я ему говорю: «Поли­тика – полное дерьмо. Влад, зачем тебе это надо?». Его ответ запомнил навсегда: «Федор, я жил, учился и работал в Румынии. Мы гово­рим на одном языке, но там почувствовал, и мне давали понять, что я второго сорта. Хочу сделать все, чтобы мои дети не покинули эту страну и жили в ней». Красиво. Но, как оказа­лось, это были лишь слова.

«Ну их на фиг этих гагаузов»

Однажды группа крупных приднестров­ских бизнесменов попросила меня органи­зовать встречу с премьером. Были пред­ложения по налогам, пересечению границы. Присоединилась к нам и Анна Харламенко, тогда она возглавляла Народное собрание Гагаузии. Предварительная договоренность была на четверг. Все собрались у меня в офисе. Только направились в правитель­ство – звонок от начальника охраны Филата Георгия Стратана: «Федор Васильевич, шеф просил Вас прийти одного». Я несколько раз уточнял, просил переспросить премьера. И все-таки взял с собой Харламенко, думал, уболтаю Филата принять ее на несколько минут. Поднялся на пятый этаж. Премьер встречает меня довольный, без пиджака, рукава закатаны. «В чем причина отмены аудиенции, Влад, посмотри, какие люди се­рьезные вопросы поднимают по таможне, по налогам, они на тебя надеются», – говорю ему. «Да пошли они все, – отвечает Филат. – Я хочу предложить тебе должность. Какую бы ты хотел?». Объясняю, что мне достаточно работы в партии, никаких там постов мне не надо. Прошу хотя бы Харламенко принять. А он опять: «Да ну их на фиг этих гагаузов». По­том заявил, цитирую: «Пришло время зараба­тывать деньги и обеспечить будущее своим детям». Я первоначально думал: это прово­кация, стоял, разинув рот. А он, весь такой довольный, опять про должность. Вышел в шоке. Обманул Анну Харламенко, сказав, что там очень важная встреча с американцами. Ну не мог я еще тогда Филата выставлять в таком неприглядном свете.

Вторая картинка. Прихожу на день рож­дения премьера. Смотрю, стоит отдельная кучка воронинских подпевал. Спрашиваю у Филата: «А эти что тут делают?». Он отве­чает: «Знаешь, я их сам терпеть не могу, но они мне нужны». Столь откровенное двуличие оттолкнуло многих людей, которые строили партию. И я принял решение выйти из ЛДПМ, не смог больше прикрывать его ложь, лице­мерие, невероятную жадность и стремление к наживе. Я прекрасно понимал, что Филат окружил себя подхалимами и строит корруп­ционную пирамиду.

Как Лянкэ Чебану обманул

Наша общественная ассоциация «Моя Молдова» создана в 2005 году. По большей части занимались и занимаемся правоза­щитной деятельностью и пытаемся бороться с коррупцией во власти. Правоохранитель­ные органы порой сами нам сливают инфор­мацию. Уже расставшись с ЛДПМ, все равно как-то относился к Владу Филату по-свойски. Не раскрывая источников, сообщал через Григория Стратана о некоторых безобразных случаях, причем заранее, чтобы он, опережая события, принял меры.

Одна такая история меня поразила. Ка­салась она Юрия Лянкэ, бывшего тогда ми­нистром. Пришло письмо из Чимишлии от Михаила Чебану. Он три месяца делал для дома отца Лянкэ двери и окна. Ему должны были заплатить 31 400 леев. Все сделал, как положено, а денег не дают. Работяга ходил, требовал своего. Тогда на него написали за­явление в полицию, мол, преследует. Благо в органах быстро выяснили, в чем дело, и отошли в сторону – разбирайтесь сами. Зво­ню в Чимишлию, спрашиваю: «Вы что там с ума посходили? Вы компрометируете высо­копоставленного человека». Мне отвечают: «Да мы этому …… давали двадцать тысяч, а он не хочет брать». Я специально встретился с Михаилом Чебану. Он рассказал, что Лянкэ помимо прочего обещал ему визу открыть и отправить работать в Италию. Но вместо это­го получил угрозы: «Да мы тебя закроем, при­влечем налоговую. Сиди и молчи». Наехали на мужика конкретно, а ему четверых детей кормить. Натуральное жлобье, что министр, который уже в должности премьера, что его друзья. Мы все задокументировали и даже сняли видео, готовили пресс-конференцию. Об этом мы еще расскажем подробно.

За Хотиняну тянется большой шлейф

Вторая история касается моей семьи. Заболел брат жены Юрий Кирица. Он жил в Рыбнице, служил в специальной группе охра­ны, имеющей отношение к приднестровским спецслужбам. Вдруг жена сообщает: «Юра лежит у Хотиняну». Я удивился: он ведь онко­больной, а этот депутат (от ЛДПМ) не имеет к онкозаболеваниям никакого отношения. Тем не менее, не проведя должного обследования, его прооперировали на второй день. Узнав об этом, я понял, что Хотиняну совершил убий­ственную ошибку, преследуя корыстную цель. Потом я уже выяснил: у Хотиняну по всей ре­спублике, включая Приднестровье, есть свои агенты. Они рекламируют его, говорят, будто он лучший специалист по операциям на вну­тренних органах. Получают с каждого клиента откат по двадцать процентов от платы за опе­рацию. Брат жены отдал три тысячи долларов в клинике Хотиняну. Уехал после операции домой, а ему все хуже и хуже. Его положили в Тираспольский госпиталь. Потом он опять оказался у Хотиняну. За два дня до его смер­ти прихожу к нему в больницу, а там уже тень от человека. И тут он мне стал рассказывать, как попал к Хотиняну, который организовал в собственном кабинете встречу с челове­ком Филата, предложившим ему заработать на контрабанде спирта. За это брату жены обещали оплатить лечение. И хотя он решил все вопросы по беспрепятственному прохож­дению контрабандного спирта через Предне­стровье, его Хотиняну «кинул».

Еле убедил родственника рассказать все прессе, объявляю на следующий день пресс-конференцию в РКБ. Прихожу с утра, а Юру спешно накануне отправили в Рыбницу, где он через два дня скончался. Отправили его подальше практически уже мертвого. Я об­ратился тут же в прокуратуру. Там мне про­курор, не буду называть имя, сказал, что «за Хотиняну большой шлейф тянется, но ничего пока нельзя сделать – он депутат парламен­та».

«Пишите на Гелича, иначе попадете в тюрьму»

Вот все это накопилось к середине про­шлого года, и у Филата, видимо, в отношении Гелича лопнуло терпение. Летом 2013 года знакомые сообщили, что на меня объявле­на охота, Филат поручил Речану (министр внутренних дел), чтобы его люди начали под меня копать. В это время мы создали при на­шей организации волонтерское движение с целью поиска спонсоров для оказания по­мощи детям, больным сколиозом. По прось­бе родителей больных детей и профессора, руководителя Клиники детской вертеброло­гии Николая Шавги мы искали помощь. Сотни детей становятся калеками, потому что у них нет денег на имплантанты для позвоночника стоимостью в несколько тысяч евро. Я подпи­сал 107 писем в адрес разных министерств, ведомств и фирм с просьбой помочь детям. Ответ был один: «Денег нет». Тогда мы ре­шили использовать закон «О волонтерстве», принятый 18 июня 2010 года Альянсом «За европейскую интеграцию». Кинули клич. От­кликнулись сотни людей. Со всеми оформили договоры, заявления, знакомили с законом «О волонтерстве», Уставом ассоциации, бухгалтерия велась исправно. За 2013год к нам поступило около 200 тысяч леев в виде финансовой помощи. На них мы приобрели импланты и вручили материальную помощь тем, кто к нам обращался.

И вдруг, в июне 2013года наших волон­теров представители пограничной полиции стали снимать с автобусов, поездов, оста­навливать в аэропорту. Начались массовые обыски, задержания и так далее. Я не мог понять, что происходит. Ко мне приходили задержанные и рассказывали, что их под угрозой ареста заставляли прямым тек­стом: «Пишите на Гелича, иначе попадете в тюрьму». Я два раза сам ходил в полицию, просил, чтобы мне разъяснили суть пре­тензий. Говорили: «К Вам претензий нет». Отправил несколько писем президенту и Генеральному прокурору, просил об ауди­енции. Молчание. И тут мне сообщают 10 октября, что на следующий день ко мне при­дут в офис с обыском. И точно, прибыло два десятка человек. Побросали все документы и цифровые носители в два мешка, причем без описи. Предъявили обвинение: «Пред­варительный сговор по продаже людей и несовершеннолетних». Требовали показа­ний. Говорю им: «Так я же к вам два месяца ходил, почему тогда ни о чем не спрашива­ли? Тогда бы все объяснил». В знак протеста отказался с ними говорить.

Задержали на 72 часа, а потом прод­лили арест на месяц, после чего отпустили под домашний арест. И по сегодняшний день меня держат под домашним арестом. Дело рассматривается судом сектора Рыш­кановка. До сих пор слушаются лишь про­цедурные вопросы. Затягивают специально. Это чтобы держать на коротком поводке, под угрозой ареста, дабы я лишнего не рас­сказал про Филата во время предвыборной кампании. Главная задача – облить меня гря­зью и дискредитировать перед обществом. Сегодняшняя власть – это НКВД 1937 года в СССР. А европейская интеграция – лишь при­крытие преступных коррумпированных дел олигархов-политиков Молдовы.

Записал Александр ТОКАРСКИЙ.

Поделиться:

Об авторе

admin

admin

Курсы валют

USD18,20+0,06%
EUR20,40+0,01%
GBP22,90–0,02%
UAH0,68–0,21%
RON4,32+0,06%
RUB0,28+0,06%

Курс валют в MDL на 17.06.2019

Архив