Газета "Кишиневские новости"

Политика

ПОСЛЕ «ФЕВРАЛЯ» УКРАИНУ ЖДЕТ «ОКТЯБРЬ»?

06 марта
21:46 2014

Один из лидеров загадочного «Правого сектора» Игорь Криворучко считает, что революция еще не закончена

Мы встретились на углу улиц Бан­ковой и Институтской, которую теперь собираются переимено­вать в улицу Небесной Сотни — в память о погибших на Майдане. Именно здесь 1 декабря произош­ли первые серьезные столкновения протестующих с «Беркутом». Игорь Криворучко — один из лидеров и член Главного провода Социал-национальной ассамблеи. Эта ор­ганизация входит в так называемый «Правый сектор» — объединение националистических и ультрапра­вых организаций, которое сыграло решающую роль в украинской ре­волюции. Взять интервью у бойца «Правого сектора» нелегко: обычно они избегают внимания прессы. Лю­бопытная деталь: в отличие от боль­шинства моих украинских собесед­ников Игорь разговаривал со мной на прекрасном русском языке.

— Вас уже можно поздравить с побе­дой?

— Нет. Сейчас будет много попыток кон­трреволюции. Есть опасность, что все вер­нется на круги своя. Требования Майдана отходят на второй план, народные депутаты заняты исключительно дерибаном министер­ских портфелей. В Раду Майдана вошел не­понятно кто. Те, кто непосредственно был на баррикадах, кто эту победу добывал, ничего не получают. Поэтому о полной победе гово­рить нельзя. Можно сказать, что произошла «февральская» революция. Теперь украинцы должны сделать «октябрьскую» революцию.

— Какими должны стать задачи этой революции?

— Полная перезагрузка власти, социаль­ная и национальная революция.

— Социальная — это против богатых?

— Нет, ни в коем случае не классовая ре­волюция. Мы имеем в виду не социализм, а социальную справедливость. Есть полезные прослойки общества, а есть вредные. Напри­мер, не должно быть профессиональных по­литиков. Не должно быть такой когорты лю­дей, которые живут за счет того, что ходят на митинги.

— А как вы относитесь к олигархам?

— Мы не против того, чтобы были бога­тые люди. Мы против того, чтобы были бед­ные. Власть, безусловно, должна вернуть в государственную собственность те стратеги­ческие объекты и отрасли, которые находятся в руках олигархов. Военная промышленность, тяжелая промышленность должны быть в ру­ках государства. Но если это заводы по про­изводству шоколадных конфет, то пусть спо­койно на них зарабатывают.

— Вы намекаете на олигарха Петра Порошенко, который всячески поддер­живал Майдан?

— Лично мне после 1 декабря (штурм ад­министрации президента на Банковой, когда Порошенко встал между «Беркутом» и боеви­ками. — Авт.) Порошенко неприятен, и я не хо­тел бы его видеть на государственных постах. Он не должен был так вести себя на Банковой. Олигархат обычных граждан не считает за лю­дей. Они смотрят на нас как на холопов. А мы свободный европейский народ. Но главная вина Порошенко в том, что он после событий на Банковой написал заявление в милицию на протестующих. В ту самую милицию, которую он называл «слугами злочинного режима».

— 1 декабря все же была попытка штурма администрации президента?

— Изначально такая цель не ставилась. Она возникла в процессе противостояния. Когда за спинами вэвэшников встал «Беркут», к которому была огромная ненависть, когда власть отказывалась хоть как-то прореагиро­вать на наши требования — в конечном ито­ге обида, боль и гордость образовали такую горючую смесь, что это вылилось в то, во что вылилось.

— А с чем связано обострение 19 ян­варя?

— Посмотрите материалы по «васильков­скому делу». Даже наши враги — коммунисты, социалисты, евреи — признают, что это дело было полностью сфальсифицировано. Тем не менее обвиняемым дали максимальный срок, несмотря на то, что это народные депутаты. (Приговор так называемым «васильковским террористам» — троим членам ультранацио­налистической организации «Патриот Украи­ны» — был вынесен 10 января. — Авт.) После этого законы 16 января, которые говорили о том, (???) что украинцы рабы и должны сто­ять на коленях. И в добавок ко всему «Беркут» не дает людям пройти к кабинету министров, чтобы высказать свое недовольство. Если бы не действия власти, не было бы этой эскала­ции насилия. Это как газ скопился в квартире, а потом вспышка — и взрыв.

— Название вашей организации созвучно с гитлеровской Национал-социалистической партией. Случайно ли это? Как вы относитесь к идеологии национал-социализма?

— Созвучий в природе много. А идеология национал-социализма на первом этапе при­несла пользу Германии. Если вы поднимете источники, то увидите, что Германия до прихо­да Гитлера была нищей страной, которую пи­нали все кому не лень. Как сейчас все пинают Украину. К ней предъявляет территориальные претензии даже Румыния. Отличий социал-национализма от национал-социализма очень много. Но я считаю национал-социализм не самой плохой идеологией, а Гитлера — не са­мым плохим человеком. Он просто проиграл.

— Давно ли существует ваша органи­зация?

— В 2006 году был создан «Патриот Украины», на базе которого в 2009 году была создана Социал-национальная ассамблея. В нее входит несколько организаций: «Здоро­вая нация», «Патриот Украины», «Украинская альтернатива».

— Много у вас людей?

— Да. Думаю, что по мощности и дина­мике развития мы на первом месте среди не­парламентских партий.

— Во Львове на этой неделе был объ­явлен день русского языка. После ре­волюции Рада первым делом отменила закон о языках. Как вы относитесь к рус­скому языку?

— Русский язык — прекрасный язык. Мы относимся позитивно к русскому языку, как и к русским. Мы считаем, что русские — это и есть украинцы. Если русские признают, что их истоки — это Киевская Русь, то они наши бра­тья. Но государственный язык должен быть один — украинский. Однако власть не должна дискриминировать другие языки в обыденном общении граждан.

— А как вы относитесь к евреям?

— Я стараюсь у них учиться.

— Надо ли евреям бояться погромов в случае вашего прихода к власти?

— Безусловно, нет.

— Как вы относитесь к смешанным бракам?

— Отрицательно. На крайняк можно скрещиваться с европейскими народами, безусловно, с русскими.

— Если вы придете к власти, другим на­циональностям стоит чего-то опасаться?

— Если эти национальности не будут ве­сти антигосударственную работу, если они не будут угнетать украинцев, создавая этни­ческие преступные группировки, то нет. К со­жалению, первое, что делают приезжие — это создают этнические бандформирования. По­сле чего терроризируют местное население.

— У «Правого сектора» есть свой кан­дидат в президенты?

— У нас есть лидер политсовета — это Дмитрий Ярош. По поводу кандидата в пре­зиденты я пока не могу ничего сказать. Мы будем в ближайшее время это решать на по­литсовете.

— Правда ли, что Дмитрий Ярош встречался с Януковичем перед его бег­ством?

— Об этом сообщил журналист Мустафа Найем. Скорее всего, он просто запустил утку. Посмотрим, сможет ли он подтвердить свои слова. Но если он просто преследовал цель расколоть правое движение, то мы на это от­реагируем очень жестко.

МЕЖДУТЕМКСТАТИКСТАТИСПРАВКА“СПРАВКА“МК”ИЗДОСЬЕ“МК” Первоначально информация о встрече Яроша и Януковича «Правым сектором» была опровергнута. Однако 26 фев­раля Дмитрий Ярош факт встречи с президентом подтвердил. «Вышли эсбэушники и предложили не только мне, но и моему ближайшему окружению встретиться для прекраще­ния кровопролития. Я сказал Януковичу, что мы не отступим, что не сложим оружия, будем стоять до конца. Я не беру эту заслугу на себя, поскольку на него давили и дипломаты, но, возможно, это для него стало также определенной капелькой, когда он решил прекратить так называемую антитеррористическую операцию и отвести войска»,— отметил лидер «Правого сектора».

По словам Яроша, Янукович выглядел испуганным. «Хотя он разрушил опреде­ленные мои стереотипы, потому что я ни­когда с ним не встречался. Мне казалось, что он более тупой. А он так старался что-то формулировать… Но видно было, что он истощен и испуган», — добавил Ярош.

— Ассамблея участвовала в боях?

— Конечно.

— Были ли у вас потери?

— У нас пропало без вести около 25 чело­век. Также у нас есть двое раненых — с пуле­выми ранениями. Мы их отыскали в больни­цах. Убитых, к счастью, нет.

— На ком лежит ответственность за пролитую кровь?

— Безусловно, на экс-президенте.

— Можно ли было решить дело ми­ром?

— Конечно. У Януковича до этих со­бытий были самые мощные позиции. У него был наивысший рейтинг. Трое оп­позиционных лидеров все время ставили палки в колеса революции. Они неодно­кратно пытались продать Майдан — за деньги или какие-то преференции. Про­сто народ не дал им этого сделать. Зачем Янукович применил насилие — для меня загадка. 29 ноября мирный Евромайдан уже расходился. Последние люди ждали открытия метро, чтобы уехать. С одной стороны, мы осуждаем Януковича за на­силие. С другой — мы ему обязаны на­циональной революцией.

ПРАВКА“МК”ИЗДОСЬЕ“МК”Игорь Криворучко возглавляет Социал-национальную ассамблею с 2012 года. Он один из тех, кто выводил организацию на всеукраинский уровень. СНА регулярно проводит социальные, культурные и военно-спортивные акции. Последние — в рамках своего военно-спортивного подразделения «Патриот Украины». В частности, под эгидой СНА существует общественная спортивная кампания «Здоровая нация», пропагандирующая здоровый образ жизни и спорт среди молодежи. СНА выступила одной из организаций,

Поделиться:

Об авторе

admin

admin

Курсы валют

USD17,860,00%
EUR20,080,00%
GBP23,210,00%
UAH0,660,00%
RON4,220,00%
RUB0,280,00%

Курс валют в MDL на 21.04.2019

Архив