Газета "Кишиневские новости"

Общество

Продам ребёнка. Недорого. Для своих

Продам ребёнка. Недорого. Для своих
16 ноября
19:17 2018

Многодетная мать, чтобы прокормить семью, предложила покупателям сына

Недавно волонтеры из общественного движения «Альтернатива. Против рабства» попытались пресечь преступление с продажей новорожденного в Нижнем Новгороде. Главным действующим лицом в этом щекотливом деле выступала многодетная мать Валентина К. Именно она хотела продать своего собственного, только что родившегося сына, еще лежащего в отделении для недоношенных.
За плечами коренной москвички Юлии (имя изменено по ее просьбе. — Ред.) — 37 лет, неудачные протоколы ЭКО, терапия, бабки-знахарки… Супруг Сергей после десяти лет лечения от бесплодия согласился усыновить малыша. Юля говорит, что честно пробовала идти официальным путем, через усыновление, но измучилась и разочаровалась.
«Здравствуйте! Хотим ребенка, сами из Москвы, своих детей нет. Объявление еще актуально?» — забросила Юлия удочку на объявление некой Ксении из Нижнего Новгорода.
«Вскоре я выяснила, что на самом деле написавшую зовут Валентиной, она только что родила семимесячного мальчика Коленьку (имя изменено. — Авт.), это ее шестой ребенок, которого она и хочет продать», — рассказывает Юля.
Завязалась переписка.
Юля: «Как ваши дела?»
Валентина: «Все хорошо. Кушаем 35 (мл), кушаем сами. Он уже сам дышит. Он только два дня лежал в кубике (инкубаторе для недоношенных. — Авт.).
Валентина сообщила, что ничего сложного в передаче младенца другому лицу не будет. Все со всеми договорено. Нужны только паспорт будущей матери, СНИЛС и полис ОМС. Приезжать можно на выписку, или даже сразу в загс — за свидетельством о рождении.
Также она призналась, что в роддоме Коленька был записан не на нее, а на родственницу из деревни, которую действительно зовут Ксения. Но причину этого не назвала. «Ксения туповатая такая. Жила в деревне, в школу не ходила. Писать не умеет. Я ее нашла, потому что я была совершенно одна с детьми, понимаете, — попыталась разжалобить Валентина покупательницу. — Я вообще осталась с пятью детьми без денег, без связей. У меня было такое ужасное состояние в тот момент, я просто не представляла, что делать дальше в этом аду. Ксении ничего не нужно, только тарелка супа и жилье. Она все подпишет. Все пройдет очень гладко».
Валентина сказала, что хочет получить за Коленьку примерно от 300 до 500 тысяч рублей, так как ее семье негде жить. «Мне нужен домик, чтобы с детьми уехать. С Нижним рядом дорого, дальше идут поселки — там нет школ. Есть один, где написано 800, но хороший торг, я думаю, можно даже 50% сбросить».

Свежий шрам на животе

Странная история с продажей мальчика, которого родила одна женщина, но почему-то записала на себя другая, заставила Юлию засомневаться. Валентина побожилась, что Коленька ее кровный сын, а при первой личной встрече даже показала Юле свежий шрам на животе от кесарева сечения. Потом они вместе пошли в роддом, чтобы посмотреть на малыша, который уже набирал вес для выписки.
Юля все происходящее тайно сняла на камеру. Было видно, что здешние врачи Валентину хорошо знают, ее спокойно пропускали даже в те отделения, куда вход посторонним был явно запрещен, что ж, в провинции, видимо, свои законы.
«Валентина мне прислала фотки своих детей, — продолжает Юлия. — Трое первых были, по ее словам, от одного отца, а три последних — от разных. При том что разница между двумя старшими детьми, братом и сестрой, была меньше чем девять месяцев. Валентина мне призналась, что мальчика родила она. А девочку якобы выносила суррогатная мать. На какие деньги? Зачем? Вроде как Валентина не могла долго забеременеть от своего первого мужа, горячо любимого и трагически погибшего, поэтому решилась на сурматеринство, но вскоре после этой процедуры родила сама. Их с мужем общего сына она обожала. А девочку называла «генетическим браком» и терпеть не могла. Та даже в детский садик не ходила, хотя очень любила мать, все ластилась к ней. Я видела их странные отношения, когда мы встречались в кафе на переговорах. Честно говоря, я сразу поняла, что в рассказах Валентины было очень много вранья».
Квартира семейства давно требовала капитального ремонта. Все вроде бы было понятно — чужая ведь, съемная, временная. Однако, когда Юля начала наводить справки, выяснилось, что жилье оформлено в собственность на Валентину.
Юлия решила обратиться в правоохранительные органы и к волонтерам. «Я бы могла просто перестать выходить на связь с Валентиной, но ведь тогда не исключено, что она продала бы Коленьку кому-то еще, и не факт, что хорошему человеку».
«В идеале для всех нас было бы лучше, если бы преступление территориально зафиксировали в Москве — то есть продажа ребенка и передача денег состоялись именно в столице, этим занималась бы московская полиция, у которой есть такой опыт, — поясняет Олег Мельников, организатор волонтерского движения. — А так нам пришлось обратиться в Управление внутренних дел Нижнего Новгорода».
Дела о торговле людьми, особенно детьми, относятся к сложно доказуемым преступлениям и требуют проведения серьезных оперативных разработок и мероприятий, лучше всего, если преступник схвачен с поличным. Когда у одного на руках только что проданный ребенок, а у другого — пачка меченых купюр.
В итоге после длительных переговоров Валентина передумала расставаться с сыном, но пообещала подыскать нового младенца — совершенно свободного.
«Я бы с удовольствием отдала вам своего Коленьку, — задабривала она потенциальных клиентов, не зная, что ее слова записывают на диктофон. — Он такой хороший мальчик. Я знаю, что вы хорошие люди. Я хотела бы, чтобы он с вами был счастлив. Чтобы он ездил с вами в Черногорию, чтобы у него все было. Может, и он бы сказал мне спасибо. Честно говоря, мне даже перед ним совестно, что я его не могу вам отдать. Но сердце не позволяет».

Благодетель в белом халате

Зачем же многодетной матери понадобился лишний хомут на шее в виде деревенской родственницы Ксении? Да еще и чтобы оформить на нее своего нового новорожденного ребенка?
Вариантов, судя по всему, осталось не так уж и много — чтобы получить материнский капитал. Валентине его было никак не добыть — Коленька у нее был бы шестым. Зато у Ксении, если записать мальчика на нее, ребенок будет как раз вторым, ее единственная родная дочь была взрослой и жила отдельно, но деньги-то по Федеральному закону все равно на второго положены.
Вот только проделать такой финт — наблюдение за беременной и роды в роддоме, где многодетную Валентину знали как облупленную, без помощи соответствующих структур и сотрудников, скорее всего, было бы невозможно.
Следовательно, Валентине все это время кто-то помогал? Сначала — когда она каким-то образом сумела оформить сына на дальнюю родственницу. И потом, когда предлагала купить его Юлии из Москвы. И в третью очередь, когда официальной матерью Коленьки в свидетельстве о рождении записали все же Ксению, а Юлии предложили подобрать другого здорового ребенка.
«В разговоре со мной она все время упоминала некого высокопоставленного медицинского работника, который поможет решить проблемы с новым малышом», — продолжает Юлия.
Раз не вышло с Коленькой, посредница, по словам девушки, предложила двух своих детишек на выбор — постарше. «Но я сказала, что нам с мужем нужен только что родившийся. Тогда она предложила вести все дальнейшие переговоры от нашего имени с тем, кто нам поможет».
«Случай в Нижнем Новгороде на самом деле уникальный, ведь старший медицинский персонал, который в отличие от посредников, простых санитарок, акушерок, разрабатывает подобные схемы, редко бывает близок к провалу, но на этот раз мы очень близко подобрались к этому негодяю», — убеждена Юлия Силуянова, заместитель руководителя общественного движения. Обычно в поле зрения правоохранительных органов попадают лишь одинокие мамаши-кукушки, лично решившие продать своего малыша.
Первоначально правоохранительные органы Нижнего Новгорода тоже вроде бы с воодушевлением восприняли рассказ бездетных супругов и подключившихся к ним общественников из «Альтернативы» о планируемой продаже еще даже не родившегося ребенка. Тем более что оперативникам были предоставлены видеосъемка, диктофонные записи, вся переписка с Валентиной. Юлия подала заявление в полицию и готова была дать показания. «Мы ждали только момент, когда родится малыш и всех можно будет брать с поличным, — поясняет волонтер Олег Мельников. — Конечно, можно сказать и так, что посредница делала благое дело — осчастливливала бездетную пару. Но, знаете, в следующий раз она с такими же убедительными доводами может продать новорожденного ребенка цыганской мафии для нищенства в метро или подросшую детку — педофилам, и опять же станет оправдывать свои поступки тем, что остальным ее детям нечего кушать…»
— Выезжайте незамедлительно. Родители русские, москвичи с высшим образованием. Как я поняла, 30-летняя женщина сбилась с пути истинного и ушла в блуд от мужа, вот и последствия этого блуда, — сигнализировала Валентина в первых числах октября о наконец начавшихся в Нижнем Новгороде подходящих родах.
Волонтеры готовы были мчаться в Нижний сразу. Однако они не могли действовать самостоятельно, без полицейского руководства. Иначе бы сами оказались соучастниками преступления.
«Но в последний момент по необъяснимой причине нижегородские стражи порядка, которым мы отдали все материалы по делу, почему-то отошли в сторону, а накануне сделки так и вовсе перестали брать телефонные трубки», — возмущается несостоявшаяся покупательница.
Юля должна была приехать в Нижний с денежной «куклой» для окончательного обмена. И вдруг из-за необъяснимого молчания полиции операция сорвалась…

Сорванная сделка

Оставалось тупо сидеть, сжимая в руках телефонную трубку, не имея возможности и сил отвечать на бесчисленные нервные звонки от Валентины.
«Юля, перезвоните. Это не шутки, как вы не понимаете».
«Я загрузила человека из Минздрава».
«Юля!!!»
Пропущенный аудиозвонок в 11.58.
«Юля, это ваш малыш, сейчас откажетесь, другого такого варианта не будет. Вы ездили ко мне, просили. Напишите хоть что-то».
Пропущенный аудиозвонок в 12.00.
«Ну, Юля, спасибо. Подставили меня, так просила за вас».
Разозлившаяся Валентина на самом деле и представить себе не могла, как невероятно повезло ей в тот день. Можно сказать, материнский ангел-хранитель снова вымолил ей охранную грамоту, иммунитет. Остановится ли она на этом, кто знает?
Покупательница Юля по-прежнему полна решимости сотрудничать со следствием. Она говорит, что ей очень жалко того неизвестного ребенка, ради которого она в тот день сорвалась в Нижний. Где он теперь? Что с ним?
Одумалась ли его мамочка в последний момент и оставила себе? Нашел ли он счастье в какой-то другой любящей семье?
Или проходит путь земной «ускоренными темпами» вместе с «мамашей» — профессиональной нищенкой, прося подаяние в метро? Два-три месяца, больше такие дети не живут.
Не исключено, что и Валентина через годок-другой разрешится очередным ребенком, седьмым по счету, многодетная, многострадальная, известная на весь Нижний Новгород, она обязательно найдет способ, чтобы прокормить свою ватагу любой ценой.
Разве можно ее в этом винить? Ведь, собственно говоря, у государства на своих детей она почти уже и не просит. Зарабатывает, как может, сама.

Екатерина САЖНЕВА.

Поделиться:

Об авторе

Alex

Alex

Курсы валют

USD17,29+0,34%
EUR19,63+0,28%
GBP21,84+0,14%
UAH0,62+0,52%
RON4,22+0,27%
RUB0,26+0,18%

Курс валют в MDL на 14.12.2018

Архив