Газета "Кишиневские новости"

Общество

БАБУШКА ЗА $10 000 000

БАБУШКА ЗА $10 000 000
18 июня
00:00 2015

Православную художницу продали вместе с домом и вывезли в неизвестном направлении

…Страшные времена 90-х вернулись в Москву. Состарилось но­вое поколение бабушек, обладающих вожделенными ква­дратными метрами в центре столицы.Подросло и новое поко­ление черных риелторов, не останавливающихся ни перед чем. Еще одна дикая история пропажи престарелой хозяйки на сей раз элитно­го особняка за миллионы долларов — в нашем расследовании.

…Православной художнице Татьяне Ивановне Куликовой в сентябре должно ис­полниться 70 лет. Дай бог, чтобы она дожила до этого юбилея. Как у иных смертельная бо­лезнь, так у нее свой «отягчающий» диагноз — трехэтажный особняк на пересечении Гага­ринского и Чертопольского переулков, в трех минутах ходьбы от станции метро «Кропоткин­ская», в километре от храма Христа Спасителя и от Кремля.

Татьяна Ивановна — последняя, еще оста­вавшаяся в живых хозяйка двух коммунальных комнат в доме. Среди шикарных коттеджей и представительских вилл, посольств и банков «Золотой мили» ее трехэтажная «избушка» вы­глядит непрезентабельно.

Сразу видно, что с домом что-то нелад­ное.

И даже при таких условиях его официаль­ная цена — 10 миллионов 800 тысяч долларов. Если бы не бабушка… Досадное обремене­ние…

Пенсионерка Куликова боролась за этот дом и свои права в нем больше пяти лет, от­биваясь от тех, кто хотел заполучить лакомый кусочек Москвы. И вот в середине апреля 2015 года Куликова с удивлением узнала, что дом все-таки продан. Причем вместе с ней. При­чем она же его и продала через МФЦ… Забила тревогу, подняла на уши всех знакомых. В том числе и меня. В конце апреля на ее комнаты на третьем, последнем этаже здания ночью было совершено дерзкое разбойное нападение… В начале мая художница Татьяна Ивановна Ку­ликова пропала сама…

Лезгинка у храма

…Впервые наглые гости «с юга» ворва­лись в комнату Татьяны Ивановны как раз вес­ной 2013-го, танцевали лезгинку на наборном паркете начала ХХ века, скакали по хозяйской кровати…

Пришельцы объявили, что их пустил по­жить хозяин соседней с Татьяной Ивановной — дверь в дверь — комнатки в их общей ком­муналке.

Улицу же перед этим домом долгие годы аккуратно мел неприметный дворник- ассириец Сергей Бархо, ютившийся тут же, на первом этаже, в дворницкой, и знавший свое место. А его сын Эдуард Сергеевич Бархо вы­рос и, став хозяином жизни, скупил все квар­тиры в старинном особняке, кроме последних двух, словно заговоренных, комнат — принад­лежащих Татьяне Ивановне Куликовой.

Дневник Розы

Мы познакомились с ней в Сирии. Во время войны. В монастыре Святой Феклы, укрытом в горах от боевиков. Это был самый древний монастырь в мире, 47-й год от Рож­дества Христова.

Нас поселили с ней в одну келью, выру­бленную в отвесной скале. Пожилая художни­ца, одетая в домотканое платье и старинный повойник, оглядела меня: «Почему юбку ко­роткую носишь? Не положено». «А вам какое дело? Как хочу, так и хожу», — огрызнулась я.

На этом и подружились.

О несчастной судьбе дома в Гагаринском переулке православная художница расска­зала тоже. «Жильцы квартиры №6. Даниил Павлович Сухачев когда-то отвечал за пита­ние спортсменов на Олимпиаде-80, его жена — татарка Роза открыла ресторан на первом этаже нашего особняка. Ресторан этот гремел на всю перестроечную Москву».

Сама Роза Сухачева на президентском приеме 7 марта 2001 года у Путина в числе 26 других бизнесвумен была с гордостью назва­на «Женщиной года».

А вскоре… исчезла. И целых два года про­падала незнамо где. Но периодически отзва­нивалась мужу, Даниилу Павловичу, и не сво­им голосом сообщала, что у нее все в порядке, что искать ее не нужно.

Передо мной дневник Розы, который был передан следствию после того, как женщину освободили. К тому времени — с 2003 по 2005 год — она «раздарила» и «продала» все при­надлежавшее ей немалое имущество. «Я была в полнейшем шоке… Делать, что «они» говорят, говорить, что «они» внуша­ют, во мне поселилась полная без­ысходность и страх за свою семью. Эдуард Бархо и его окружение стали попросту манипулировать мной… Они говорили, что я ни­кому не нужна, ни мужу, ни сыну, что они обо мне и не вспоминают…»

Несчастную за­селили в какую-то гостиницу, за­тем перевезли на съемную квартиру на Большой Никит­ской, затем куда- то еще, накачивали психотропными пре­паратами. Менялись толь­ко времена года и лица ее охранников.

«…когда на меня в прямом смысле на­летела целая группа оперативных работни­ков МВД, я даже не поняла, кто организо­вал эту освободительную операцию, я была уверена, что это тоже люди Бархо. На во­прос, что я добровольно продала квартиру и подарила долю в ресторане, я не знала, как отвечать, не поняла даже, о чем меня спрашивают, но однозначно подтвердила, что никаких денег не получала, так как не могла ничего продать без согласования со своей семьей».

После пережитого кошмара супруг Дани­ил Павлович Сухачев долго не прожил — его нашли мертвым в собственной машине 28 мая 2006 года. Уголовное дело по поиску похити­телей Розы Сухачевой, находившееся в произ­водстве Следственного управления внутрен­них дел ЦАО, несмотря на всю очевидность совершенного деяния, было прекращено.

Спасло чудо

Тогда, в апреле 2013-го, кавказские гости устроили для Куликовой персональный ад. Татьяна Ивановна едва успела дозвониться с мобильного до полиции в два часа ночи, затем уже нам, знакомым, потому что хамовнические стражи порядка делать ничего не хотели, объ­ясняя, что и так все в порядке, никого же пока не убили. «Хозяин сделал соседям вашей Та­тьяны Ивановны официальную регистрацию. Да, всем десятерым, и всего на 20 квадратных метрах… А почему бы и нет? Нет, они живут здесь совершенно бесплатно. А что здесь та­кого? Ну пьют, ну танцуют ночью лезгинку, ну пугают соседку — это да, нехорошо, согласен. Да не может быть, чтобы они были обкурен­ные…» — местный участковый Васильченко, которому я тоже позвонила, произносил эти слова заученно, без шпаргалки.

Она пыталась молиться — а у кого, кроме как у Бога, искать спасения одинокой старухе? «Заткнись! Достали твои причитания!» — при­ехавший полицейский наряд в очередной раз забрал дебоширов на пару часов за мелкое хулиганство, но наутро дагестанцев отпусти­ли — и они снова с комфортом обосновались в квартире Куликовой.

Через несколько дней Эдуард Бархо под­селил к бабушке уже русскую «братву». И все на­чалось по новой, комнаты превратились в при­тон, к Татьяне Ивановне запускали в кастрюли мада­гаскар­ских та­раканов и стаи мышей, над старухой откро­венно измывались. Хотели задушить, угрожа­ли зарезать…

В начале этого года Куликову попытались отправить в сумасшедший дом. В квартиру по­звонили, открыла дверь — на пороге опять на­ряд. «Да я вас сейчас не вызывала!» — удиви­лась художница. «Вот видите, сама звонит по «02» и ничего не помнит. Видно, крыша у бабки поехала!» — подмигнул стражам порядка один из «жильцов».

Слава богу, у Татьяны Ивановны хватило сил в тот же день добежать до психоневроло­гического диспансера и получить бумагу, что она здорова.

Наступило временное затишье. Как перед бурей. Что придумает Бархо на этот раз? Если учесть, что все эти годы он даже не посчитал нужным предложить Татьяне Ивановне аль­тернативные варианты — к примеру, купить другую квартиру и расстаться миром.

Десять старушек — десять рублей. Одна старушка — 10 миллионов долларов

В ту ночь, когда на квартиру Куликовой было совершено нападение, я должна была ночевать у Татьяны Ивановны. Узнав о том, что, по данным Росреестра, в квартире резко поменялся хозяин, мы старались не оставлять художницу одну.

— А я бы и не догадалась ни о чем, что квартиру-то мою вместе со мной продали. Но утром заглянул главный инженер из нашей же управляющей компании Олег Панов, — раз­водила руками Татьяна Ивановна. — Он очень удивился, застав меня дома. Сказал, что ведь мои комнаты мне больше не принадлежат.

Муниципальный депутат района Ха­мовники Александра Парушина вызвалась вместе с Татьяной Ивановной ездить по ин­станциям. Они действительно узнали много интересного. Оказывается, якобы Куликова совершила обмен своего жилья полгода на­зад, 27 ноября 2014 года. Две комнаты в Га­гаринском переулке она якобы обменяла на квартиру на Большой Академической улице, владелец которой Алехин Алексей Василье­вич, 1976 года рождения, после этой сделки куда-то сгинул.

…В тот вечер я задержалась на работе, а ехать в Гагаринский переулок в полночь уже было и не к чему. Татьяна Ивановна, не решив­шись остаться одна, отправилась к друзьям. А утром вернулась к разграбленному очагу. Ценные иконы, антикварная мебель, библио­тека, которую собирали поколениями, — все было вывезено. Честно говоря, мне было очень стыдно, что я не выполнила свое обеща­ние — сторожить бабушку. С другой стороны, ну и что бы мы с ней вместе сделали против грабителей? Дали бы обеим по голове — и в Москву-реку.

Перед майскими праздниками, за день до ограбления, Татьяна Ивановна с депутатом Парушиной поехали на Петровку, 38, — пода­вать заявление о мошенничестве с обменом квартир. Оно было настолько очевидно даже по первому взгляду на документы, бери да сажай.

…Когда уже после исчезновения Татьяны Куликовой мы возьмемся распутывать этот клубок до конца, выяснится, что у полицей­ских сохранилось только заявление о краже в квартире Куликовой, поданное двумя днями позже. Все же предыдущие данные по мошен­ничеству… исчезли.

Ну и это уже не важно. Так как сама Татья­на Ивановна пропала. Как Роза Сухачева. Но, похоже, что мошенники учли старые ошибки — никакого насилия, все по любви и согла­сию, красивая схема, если честно. «Татьяна говорит, что у нее все хорошо, что ее кормят четыре раза в день и отпускают погулять. А еще она читает много духовных книг, высы­пается и больше никого уже не боится, ведь с нею рядом ее друзья», — со мной говорила по телефону Елена Владимировна, одна из православных знакомых художницы. Елене Владимировне Татьяна Ивановна вроде бы позвонила уже после своего исчезновения. Во всяком случае, голос был похож. Номер телефона не зафиксировался. Рассказала, что с помощью близких друзей, живущих непода­леку, с ней познакомились очень серьезные люди, готовые решить ее проблему и распра­виться с обидчиками.

Насколько это идет ей во благо и сколько может продолжаться, я не знаю.

В этой истории для всех важны лишь 10 миллионов 800 тысяч долларов. А ста­рушка… Досадное обременение дорогой недвижимости. Если постараться — вре­менное обременение.

Екатерина САЖНЕВА.

Поделиться:

Об авторе

admin

admin

Курсы валют

USD18,16+0,04%
EUR20,51+0,57%
GBP23,04+0,30%
UAH0,69+0,14%
RON4,34+0,60%
RUB0,29+1,23%

Курс валют в MDL на 20.06.2019

Архив