Газета "Кишиневские новости"

Новости

ЧЕТВЕРТЫЙ СРОК ПУТИНА

ЧЕТВЕРТЫЙ СРОК ПУТИНА
19 марта
00:00 2015

Принял ли ВВП решение идти на выборы снова

Близится экватор третьего пре­зидентского срока Владимира Путина. На экваторе двух его про­шлых президентств уже было из­вестно, пойдет он на следующие выборы или нет. Но сейчас он мол­чит на эту тему. Почему? Решение еще не принято или Путин не видит смысла его озвучивать? Если ВВП решил не оставаться у руля, то кого может объявить преемником? И когда наступит ясность? Об этом мы поговорили с ведущими политоло­гами.

Антон ОРЛОВ, член со­вета директоров Инсти­тута анализа политиче­ской инфраструктуры: «Я думаю, что решение президента будет во мно­гом зависеть от положе­ния дел в стране к сере­дине 2017 года. Рискну предположить, что при наличии серьезной раз­балансированности в социально-экономической сфере и сохранении угроз извне президент захочет сохранить за собой власть. Не в его характере сдавать дела в худшем положении, чем он принял.

Но есть еще один нюанс. Согласно циклически-волновой теории, кризисы по­вторяются с определенной периодично­стью. Так, российский кризис 2014–2015 гг. был предсказан учеными еще в конце срока президента Медведева. Я не исключаю, что Путин знал об этом, принимая решение идти на третий срок. Этот вывод можно сделать и из его предвыборных статей, и из попыток диверсифицировать экономику, а майскими указами — укрепить социальную сферу. Но волновой метод указывает на то, что следу­ющий системный социально-политический кризис нагрянет в 2023–2024 гг. А в таком случае Путин рискует завершить четвертый президентский срок «на щите». Согласится ли его самолюбие пойти на это?»

Алексей МУХИН, генди­ректор Центра полити­ческой информации: «Предположу, что Путин ответит на этот вопрос окончательно и однознач­но только непосредствен­но перед окончанием тре­тьего президентского срока. Но ему такие во­просы уже задавали, и он дал промежуточный от­вет, сказав, что пойдет на четвертый прези­дентский срок, если будет такая политиче­ская необходимость. Это значит, что для него вопрос о сохранении власти — не во­прос личных амбиций (иначе ответ можно было бы дать уже сейчас), а политическое решение».

— То есть он такого решения еще не принял?

Игорь БУНИН, директор Центра политических технологий: «Я думаю, что Путин еще даже не ду­мал над этим вопросом. Он и до сих пор не любил решать вопросы, пока они не назреют, а сейчас на­столько сложная для страны экономическая ситуация и психологиче­ская — лично для него, что ему не до таких размышлений. При дру­гом развитии событий он еще мог бы заду­маться об этом уже сейчас, но в данной си­туации понятно, что это — решение не 2015 года и даже не 2016-го».

Алексей МУХИН: «Даже если Путин и принял уже это решение, то он не может сей­час его озвучивать. Каким бы оно ни было, это заявление сразу бы нарушило деятель­ность элит, исполнительной вертикали, го­сударственных холдингов… Когда Путин озвучивал решение о том, что идет на новый срок, — элиты сразу расслаблялись, чинов­ники успокаивались, посчитав, что за свои места можно не беспокоиться, все пойдет своим чередом и президент в обязатель­ном порядке выполнит их часть работы. И некоторые «шестеренки» государственного механизма просто переставали работать. Когда же президент озвучивал, что не идет на будущий срок, — приходили в движение оппоненты «курса», что дестабилизировало политическую обстановку. Поэтому самая оптимальная формула, выведенная с учетом накопленного опыта: молчание (до опреде­ленного момента) — золото.

Поэтому Путин и будет держать эту мха­товскую паузу».

— До какого момента?

Алексей МУХИН: «Я думаю, что этот момент наступит вскоре после выборов в Госдуму в декабре 2016 года. То есть вес­ной 2017 года».

— Кто может стать преемником, если Путин решит уйти?

Игорь БУНИН: «Система преемниче­ства, которая была во время второго срока, когда он очертил круг и долго выбирал, сей­час невозможна. Разбита экономика, война на Украине, санкции… Сейчас необходимо латать дыры, а не устраивать экзамены. Он может очертить круг претендентов, а они — за оставшееся время «сгореть на работе».

Антон ОРЛОВ: «Преемник, на мой взгляд, сегодня никому не известен, в том числе Путину. Скорее всего, мы станем сви­детелями импровизации, очередного «хода конем».

Алексей МУХИН: «Секрета из этого ни­кто и не делает. Людей, у которых есть ре­альные перспективы преемничества, очень мало. Это три «С»: Сергей Нарышкин, Сер­гей Шойгу и Сергей Иванов. Но помимо них существует большое количество претенден­тов, которые могли бы составить конкурен­цию выдвиженцу Путина и реализовать шанс стать президентом. Среди них, конечно, и Дмитрий Медведев — крайне знаковая для либералов фигура, и Алексей Кудрин. Его шансы меньше из-за громадного антирей­тинга. Но конфигурация, когда завяжется очень серьезная и непредсказуемая борьба между одним из «С» и Медведевым, вполне возможна».

— Есть ли шансы поучаствовать в битве у кого-то из оппозиции?

Алексей МУХИН: «Они были бы у Ми­хаила Ходорковского, но тот не имеет права избираться. Как и Алексей Навальный, но он может затеять резонансную виртуальную игру: запустить голосование в Интернете и выиграть сетевую президентскую гонку. Остальная оппозиция будет только имити­ровать борьбу, не стремясь к победе. К тому же наиболее перспективные игроки собраны все-таки в президентской команде. И дело не в зачистке политического пространства. Талантливых политиков в российской поли­тике достаточно, но они не имеют амбиций высшего уровня. Они не хотят становиться президентами и премьерами, уступая это бремя Путину и его команде, а себе оставляя простор для критики».

Игорь БУНИН: «Сейчас у оппозиции во­обще никаких шансов нет. Крым наш, рей­тинг Путина — 85%, и альтернативы ему не видно. Но сейчас невозможно предугадать, как будет развиваться ситуация. Если поло­жение экономики станет катастрофическим, если будет реальная война — все может быть. Может быть и то, что Медведев к тому времени окажется оппозицией».

Антон ОРЛОВ: «Пока у оппозиции есть шансы, но только на то, чтобы поучаство­вать. И нужно разобраться: о какой оппо­зиции речь? О системной? Но эти люди нужны только для того, чтобы создавать ви­димость борьбы. Каждого из них устраивает сегодняшнее положение дел, каждый из них играет свою роль и получает от этого удо­вольствие.

Если же говорить о несистемной оп­позиции, то в настоящее время мы видим сборище ничем не связанных между собой людей, доверие к которым подорвано. Они испачканы шлейфом уголовных дел, связями с заграницей или своим опытом работы во власти в 90-е. В 2011–2012 годах их объеди­нял общий враг и поддерживало то, что рей­тинг Путина пошатнулся. Но после крымского консенсуса у них не стало человека, против которого можно было бы объединиться».

— Чем будет для России четвертый президентский срок Путина и чем — срок другого президента?

Игорь БУНИН: «Четвертый срок был бы явным перебором. Более или менее нор­мально управлять страной можно 10 лет. Это подсчитано. После 10 лет начинается отрыв от реальности, потому что руководи­тель страны все это время фактически изо­лирован. Он слишком оторван от жизни и просто теряет чутье. Поэтому я думаю, что четвертый срок Путина — не лучший вариант для страны.

О другом президенте говорить еще сложнее. Сейчас он не виден, а мы не знаем, в результате чего он придет к власти: в ре­зультате назначения Путиным, в результате социального взрыва… Самая большая опас­ность — в том, что после ухода Путина и при слабом президенте может начаться аналог «борьбы диадохов», в результате которой великую империю Александра Македонско­го растащили на куски».

Антон ОРЛОВ: «Для Путина это будет борьба за то, чтобы максимально защитить страну от внешних угроз и от центробежных настроений.

В случае прихода «назначенного» пре­емника наиболее явно мне видится вене­суэльский сценарий «Чавес — Мадуро». Преемник будет пользоваться значительно меньшим авторитетом как у элит, так и у на­рода, а настоящая битва за президентское кресло развернется в 2024 году, когда ошиб­ки нельзя будет спрятать за авторитетом, т.е. как раз накануне следующего систем­ного кризиса».

Алексей МУХИН: «Если останется Пу­тин, то сохранится его схема: менять курс в зависимости от обстоятельств — внешних, политических, социальных… Россия будет отвечать на вызовы с той серьезной элегант­ностью, что и сегодня, и жизнь продолжится веселая и непредсказуемая.

Если президентом будет не Влади­мир Путин, ситуация может измениться. Давление на нового человека извне будет беспрецедентным, чудовищным. Его будут принуждать к тому, чтобы встать на строго определенный курс, подконтрольный «ци­вилизованному миру». Внутренне давле­ние тоже окажется высоким, поскольку его постоянно будут сравнивать с Путиным, которого к тому времени могут превратить в былинного персонажа. Я, честно говоря, не завидую тому, кто сменит Путина в 2018 году, если это произойдет».

Михаил ЗУБОВ.

Поделиться:

Об авторе

admin

admin

Курсы валют

USD17,88+0,09%
EUR20,08–0,50%
GBP23,23–0,29%
UAH0,67–0,01%
RON4,22–0,41%
RUB0,28+0,07%

Курс валют в MDL на 18.04.2019

Архив