Газета "Кишиневские новости"

Общество

ВЕЧЕРА НА ХУТОРЕ БЛИЗ ЧЕРНОГО МОРЯ

ВЕЧЕРА НА ХУТОРЕ БЛИЗ ЧЕРНОГО МОРЯ
22 января
00:00 2015

Григорий Лепс начал трансформироваться в Аллу Пугачеву

Роза Хутор— одно из новоис­печенныхчудес постолимпий­ского Сочи — принимал гостей первого музыкального фестива­ля «Рождество, Лепс и друзья». Ед­кой гоголевской иронией с нотка­ми чертовщинки, конечно, лезли в голову сравнения с «Рождествен­скими встречами» Аллы свет Бо­рисовны, но… как есть. Те встречи канули в Лету, а свято место пусто не бывает.

Сам хозяин ивента, впрочем, желая не об­рывать связь эпох, традиций и соблюсти при­личия, пригласил г-жу Пугачеву со всем ее бла­городным семейством освятить присутствием рождественские вечера, но Алла не смогла. Впрочем, полномочная депутация от ее имени все же прибыла — дочь Кристина Орбакайте и внук Никита Пресняков. И пока обворожи­тельная Кристина очаровывала гостей своими хитами, Никита поразил публику феерическим рок-кавером бабушкиного «Белого снега» — раз от раза он все увереннее доказывает, что достоин продолжать семейное музыкантское ремесло. Впрочем, куда ему еще деваться!

После торжественного закрытия «ЗД» напросилась обсудить с г-ном Лепсом дебет с кредитом фестиваля, но разговор с таким фе­номенальным человеком и артистом, конечно, не мог не выйти за узкие рамки обозначенной темы.

■ ■ ■

■ Очень бы хотелось, чтобы этот фестиваль прижился не на год-два, а хотя бы на пять-семь-десять лет, — сразу и мечтательно завернул Гри­горий, уверенно добавив: — Считаю это вполне возможным.

■ То есть, создавая свой фести­валь, ты идешь по стопам Игоря Крутого и Раймонда Паулса, отцов-основателей «Новой волны», так?

■ Не знаю, как это трактовать. Можно и так, если угодно. Но я не делал это один, огромное количество народа — моя команда, партнеры, друзья. Люди помогали финансами, оргресурсами, целая эпопея…

■ Ты ведь и так суперпопулярный, состо­явшийся, самодостаточный артист. В чем мотив?

■ Мотив был очень прост. На сегодняшний, точнее, уже на вчерашний день в России не было ни одного мало-мальски нормального музыкального фестиваля. Есть очень хорошие и авторитетные фестивали, конкурсы, смотры классической музыки, оперного жанра. А в эстраде… Был конкурс молодых исполнителей и фестиваль в Юрмале, есть «Славянский базар» в Витебске, но это не Россия. Когда-то было что-то в Ялте, но тогда и это еще не была Рос­сия. А мне бы очень хотелось, чтобы россий­ские граждане — зрители, туристы, музыканты, артисты — поддерживали российские фестива­ли и российские горнолыжные курорты.

■ Ага! Сочинский постолимпийский промо­ушн. Задача госмасштаба, значит…

■ И так тоже, если угодно. Сейчас многие уви­дели, какое это прекрасное место, замечатель­ные условия жизни, фантастическая природа, море и горы — все рядом, великолепные дороги и лыжные трассы, все продумано до мелочей. Как бы банально это ни звучало, но я действи­тельно считаю, что это патриотично. Мне всегда было обидно, что очень многие наши извест­ные люди вывозили из страны огромные сред­ства, тратили их на Куршевель, Сент-Моритц, зальцбург-шмальцбург и т.д. и т.п. Пришла пора поддерживать свою землю и оставлять все-таки деньги в стране, в которой вы их зарабатываете, ребята. По-моему, логично. Тем более что отно­шение к нам не меняется там в лучшую сторону — привозим, тратим, но все равно остаемся для них дикими людьми, русским быдлом, которое приехало. Понимаешь?

■ А мы дикие люди?

■ Не знаю. Если учесть мой личный опыт, когда я попал на знаменитый пивной фестиваль, то мы просто ангелы по сравнению с теми уродами, которые там фигачат пиво литрами и ссут тут же за каждым углом. Не знаю, кто из нас ди­чее.

■ И как, фестиваль уже помог «известным людям», как ты их назвал, больше не возить деньги за границу?

■ Ха! Сложный, конечно, вопрос. Я не могу никому навязать эту свою идею, но, на мой взгляд, это было бы логично и разумно. Кирпи­чик к кирпичику, шаг за шагом. Посмотри, как много людей в эти дни здесь живет, отдыхает, все довольны, а фестиваль привнес в атмос­феру праздничных дней яркую, как я считаю, краску.

■ Многие ожидали, что на фестивале будет и конкурс — как цементирующая идея.

■ Музыкально-эстрадных конкурсов, в отличие от фестивалей, у нас в стране и так много — те­левизионных, в рамках других фестивалей. Что касается «Рождества» на Роза Хуторе, то нужен был, на мой взгляд, именно фестиваль, тем бо­лее что конкурс, например у Игоря Яковлеви­ча Крутого, получается замечательно — «Новая волна» в Юрмале была великолепна, и мне ис­кренне жаль, что ее оттуда выживают, что все так произошло, я совершенно не понимаю лат­вийское правительство.

■ «Новая волна» тоже вроде перебирается в Сочи. Уживетесь? Сможет ли один город все переварить?

■ Игорь Яковлевич Крутой — блестящий ор­ганизатор и прекрасный композитор, чело­век, знающий, что он делает. Я в этом смысле сильно ему уступаю, но очень надеюсь, что научусь. Конкурировать с ним вообще бес­смысленно. Но думаю, уживемся. Во-первых, Сочи хоть и один город, но большой — тут и горы, и море. «Рожде­ство» празднуем в горах зимой, а летом людям тоже праздник нужен, уже на море…

■ ■ ■

■ Как ты оценишь тезис о том, что на смену «Рож­дественским встречам» Аллы Пугачевой пришли рождественские встречи Григория Лепса?

■ Я бы не стал именно так формулировать ситуацию. Алла Борисовна проводила «Рождественские встречи» в Мо­скве, а мы все-таки пошли в горы. Кстати, отличные были «Встречи». Не знаю, почему она перестала их делать.

■ То есть ты подхватил упавшее знамя?

■ Ну, не думаю, что знамя упало. Просто, может, Алла Борисовна немного устала. Все-таки это забирает огромное количество сил. Я это по­нял, когда с этим сам столкнулся. Раньше думал, что это гораздо легче. Очень нелегко.

■ От Аллы всегда ждали сюрпризов на ее «Встречах». Главной фишкой твоего «Рож­дества» стал, собственно, ты сам — и соль­но, и в дуэтах, и так и сяк. А предполагаются ли в будущем какие-то special acts на фести­вале — сеты приглашенных звезд, эксклю­зивные премьеры, новые проекты?

■ Весьма возможно. Мы уже об этом думаем. Есть блестящие композиторы в нашей стране — Макс Фадеев, Костя Меладзе, Игорь Матвиенко, Игорь Николаев, другие…

■ Та же Пугачева…

■ И Алла Пугачева. Она писала мало, но всегда в десятку. Несколько произведений умудрил­ся даже написать и ваш покорный слуга, такие как «Крыса», «Шелест», «Что может человек». Возможно, мы и пойдем по этому пути — специ­альные композиторские премьеры, творческие вечера. Это наработанные на фестивалях фор­мы, но эксклюзивность зависит от наполнения и содержания. Есть целый ряд композиторов, чьи имена, может, не так известны, как имена наших признанных мэтров, но их творчество заслуживает неменьшего внимания. Например, я не припомню фестиваля, где на отдельном ве­чере звучали бы песни, скажем, Стаса Михайло­ва, у которого огромный багаж по-настоящему народных произведений. Если эти песни раздать разным артистам, то, возможно, они прозвучат по-новому, неожиданно.

■ ■ ■

■ Твои выступления здесь походи­ли на русские горки — броса­ло из стороны в сторону. И нетленки, и дуэты, и ка­веры в совершенно неожиданном диапа­зоне — от «Стаканов на стол» Гребенщи­кова до пугачев­ской «Метели»…

■ Песню Гребен­щикова я давно пою. Борис Бори­сович мне всегда нравился. Очень интересная музы­ка, умная. У него есть целый ряд произведе­ний, которые бы я хотел спеть. Буду к нему опять обращаться.

■ А надо обязательно обра­щаться за разрешением, если чью-то песню захочешь перепеть?

■ А как же! Я и Андрея Вадимовича тоже спро­сил, лично поговорил, получил «добро» и сде­лал что сделал — песню «Он был старше ее, она была хороша». Макаревичу понравилось.

■ Кстати, мы вот переживали в нашем раз­говоре за «патриотов» Кобзона–Валерию–Газманова, которых не пустили в Юрмалу. А переживаешь ли ты за Макаревича, кото­рого здесь начали обзывать и оскорблять «национал-предателем»?

■ Сложный вопрос.

■ Неужели?!

■ Объясню. Вот во время Великой Отече­ственной войны людей с Западной Украины считали предателями, потому что они не при­нимали советскую власть, и эта власть считала их предателями. А они считали себя абсолют­но свободными людьми, никакими не предате­лями, но и совершенно не считали себя патрио­тами России, хотя их земли и вошли в СССР. У меня есть свое личное мнение, но я не счи­таю сейчас корректным выносить на общественный суд мнение о таком заслу­женном человеке, как Макаревич, — блестящем музыканте, живом классике. У него свои взгля­ды, у меня — свои. Талант никуда не девается, а преследовать талант постыдно.

■ Но на практике сейчас получается, что одни взгляды признаются исключительны­ми и правильными, а все, кто не согласен, предатели и враги. Это правильно?

■ Сейчас все гораздо сложнее, чем было не­давно, на мой взгляд. Идет информационная во­йна — и с той, и с другой стороны. Я считаю, что наша страна права. Кто-то считает по-другому. У меня язык никогда не повернется сказать что-то плохое о своей стране, я буду говорить о ней только хорошее, даже если эта страна в один «прекрасный» момент от меня откажется. Это моя жизненная позиция. У другого челове­ка другая жизненная позиция. А ругать своих коллег публично я себе никогда не позволял, за редким исключением, когда был не очень умен, вероятно, или не в себе, скажем так.

■ То есть песню Макаревича ты исполнять не перестанешь в свете недавних истерик?

■ Почему я должен перестать исполнять пес­ни Андрея Вадимовича, если они мне нравятся. Песня и позиция — вещи разные.

■ Остались какие-то еще нереализованные творческие желания — чьи-то еще песни ис­полнить?

■ Владимир Семенович Высоцкий. Но у меня большие сомнения! Собираюсь выпустить аль­бом. Никакого оркестра, просто гитара или две гитары и мой голос. Но опасное предприятие, понимаю, поэтому и есть у меня сомнения.

■ У Макаревича, кстати, были схожие со­мнения, когда он перепевал Галича на аль­боме «Облака», и он решил, наоборот, мак­симально уйти от оригинала, ибо сравнения в таких случаях бессмысленны.

■ И у меня должно быть по-другому, но, честно говоря, я пока с трудом представляю, как это можно сделать.

■ Ты перепел уже много кого, а почему тебя никто не перепевает из звездных коллег? Боятся? Завидуют? Пренебрегают?

■ Может, достаточно сложновато? Потому что некоторые из своих песен я и сам подчас спеть не могу, ха-ха-ха. У меня нет с этим проблем. Если кому-то нравится то, что делаю я, и они хотят это перепеть — милости прошу.

■ Не побрезгуешь очередной премией ZD Awards от «Звуковой дорожки» 23 февраля в Кремле, если что? Ты ведь опять засел в не­скольких номинациях…

■ Если, конечно, «Звуковая дорожка» считает, что я достоин, то я с удовольствием приду и по­лучу… еще несколько наград, ха-ха-ха.

■ Что-то мне подсказывает, что и на сей раз тебя в покое не оставят. Спасибо за «Рож­дество» на Хуторе и долгих лет твоему на­чинанию!

Артур ГАСПАРЯН,

Роза Хутор — Москва.

Поделиться:

Об авторе

admin

admin

Курсы валют

USD17,860,00%
EUR20,080,00%
GBP23,210,00%
UAH0,660,00%
RON4,220,00%
RUB0,280,00%

Курс валют в MDL на 21.04.2019

Архив