Газета "Кишиневские новости"

Новости

Игорь Додон: «Молдове суждено иметь хорошие отношения и с Востоком, и с Западом»

Игорь Додон: «Молдове суждено иметь хорошие отношения и с Востоком, и с Западом»
24 мая
00:00 2018

Глава государства выступил в прямом телеэфире

В минувшую пятницу Игорь Додон был гостем программы «Пятница с Анатолием Голя» на теле­канале RTR Moldova. Втечение часа президент в прямом эфире отвечал на вопросы ведущего и зрите­лей. Приводим основные фрагменты беседы.

О месте Молдовы в ЕАЭС

– Это новый интеграционный про­ект на пространстве СНГ, площадка для обсуждения с президентами пяти стран- членов насущных проблем. Например, с президентом Нурсултаном Назарбаевым мы поднимали вопрос экспорта, который в Казахстан в последнее время существен­но сократился. В основном это произошло из-за проблем с транзитом через Россию, и тут была возможность непосредственно обратиться к президенту Владимиру Пути­ну. Нас интересует миграционный вопрос, так как граждане стран-членов Евразийско­го экономического союза могут работать без патента, по упрощенной схеме. Кроме того, я встречался с главой «Газпрома» Алексеем Миллером, который пообещал: если Молдова получит статус наблюдателя в ЕАЭС, можно будет обсуждать вопрос о скидке на энергоресурсы.

Политика с экономикой тесно перепле­тены, одно без другого не существует. Но важно понимать: Молдова не может стать членом ЕАЭС при существующем Соглаше­нии об ассоциации с Евросоюзом. Кстати, послы стран ЕС не видят никаких противо­речий между этими двумя статусами. Моя позиция остается неизменной: Молдова маленькая страна и должна дружить со всеми – и с Западом, и Востоком, и мы это будем делать взвешенно, в интересах Молдовы. Нам суждено иметь хорошие от­ношения со всеми.

Очевидно, что нынешнее правитель­ство и парламентское большинство про­тив любых движений в сторону ЕАЭС. Не потому, что они не понимают экономиче­ской выгоды, – прекрасно понимают. Но ими двигают чисто политические сооб­ражения. Так что до парламентских выбо­ров ситуация не изменится, а после выбо­ров мы должны начинать более системно и комплексно работать со структурами ЕАЭС. Положение о статусе наблюдателя, разработанное по нашей просьбе, преду­сматривает, что Молдова может назначить своего представителя в эту структуру, нас будут приглашать на заседания всех уров­ней – не только встречи президентов, но и совещания премьеров, и рабочих групп. Надо использовать все возможности.

Президента избрал народ, по Консти­туции он представляет страну на между­народной арене, имеет право от имени Молдовы подписывать международные договоры. Так что заявления правящего большинства о том, что Игорь Додон дей­ствовал в Сочи как частное лицо, несосто­ятельны. А Меморандум о статусе наблю­дателя в ЕАЭС не требует ратификации в парламенте.

О «перекосах» во внешней политике

– Мне приходится решать проблемы в отношениях с Россией, которые создают демократы. Вот в прошлом году Молдова экспортировала в Россию 215 тыс. тонн яблок – впервые так много за весь пери­од независимости, а сколько других това­ров? А если в результате действий наших проевропейцев российская сторона ре­шит ограничить экспорт – какой это будет удар по нашим сельхозпроизводителям? А если ударят по мигрантам? Вот я и вынуж­ден ехать в Россию и эти вопросы решать. Нынешнее правительство уже с марта про­шлого года не участвует ни в одном засе­дании, проводимом на территории России, даже если это встреча мирового уровня. Они сами себе отсекли все возможности работы с российскими партнерами, и это глупо. Сами себя загнали в угол и теперь не знают, как из него выбраться. Я не эгоист и считаю, что работать должен не только пре­зидент, но и парламент, и правительство. Эти умники предпринимают антироссий­ские шаги, «разжигают пламя», а Додон, как пожарный, вынужден его гасить. А де­мократы «прихватизировали» отношения с Румынией и Украиной. Но, повторюсь, мы настроены на хорошие отношения со всеми.

Об угрозе государственности

– Число сторонников потери государ­ственности Молдовы за последние годы выросло. Проводится системная работа и в школах, и с политической элитой. Это должно всех заставить задуматься: поче­му ежегодно из государственного бюджета Румынии финансируется масса подрывных акций? У нас нет проблем в отношениях с Румынией, кроме единственной: попытки ликвидировать Молдову как государство. Именно поэтому я обратился и в Совет Ев­ропы, и в ОБСЕ, и в ООН с обозначением существующих рисков. Если мы не будем на это обращать внимания, рискуем од­нажды обнаружить, что Молдова исчезла. На рост унионистских настроений влия­ет низкое качество жизни и управления в Молдове. И разочарованные люди стано­вятся унионистами. Нужно их убедить, что лучшая жизнь в Молдове возможна. Нуж­ны хорошие зарплаты, реальная борьба с коррупцией, наказание причастных к кра­же миллиарда. Но для этого необходимо парламентское большинство, либо прези­дентская форма правления. А вот с насаж­дением унионистской идеологии в учебных заведениях, в СМИ должны бороться соот­ветствующие государственные структуры, как это происходит в западных странах. В той же Румынии их давно бы прикрыли. Мы видим опасность и будем работать над всеми аспектами проблемы.

О годе Штефана чел Маре

– Именно в нынешнем году, в связи с действиями унионистов, нам особенно нужна консолидация промолдавски на­строенных граждан для укрепления госу­дарственности. И фигура Штефана чел Маре – прекрасный символ этого. Мы уже запустили десятки мероприятий и в Мол­дове, и за рубежом. Летом планируется от­крытие памятника господарю – подарка от Молдовы – на горе Афон в Греции.

О президентской республике

– Без парламентского большинства до­биться президентской формы правления невозможно. Получить его – задача номер один. А дальше – есть разные формы пре­зидентской республики. В США, например, президент возглавляет исполнительную власть и является премьер-министром. В России и Беларуси правительство и его главу напрямую назначает президент. Украина – полупрезидентская республи­ка, где глава государства назначает мини­стров и ответственных руководителей по тем направлениям, которые в компетенции президента: внешняя политика, верховный главнокомандующий и т.д. Один из этих вариантов нам и предстоит выбрать. При­ходится слышать возражения: в странах Евросоюза – парламентские республики. Но там, если нет парламентского большин­ства, партии, получившие наибольшее чис­ло мест в парламенте, не пытаются всеми средствами переманить депутатов на свою сторону, а садятся за стол переговоров. В Германии, например, такие переговоры шли полгода, и удалось создать правящую коалицию. Похожая ситуация была и в Ита­лии. На такую форму парламентаризма я согласен: партия, занявшая на выборах первое место, предлагает кандидатуру премьер-министра, а в случае несогласия – договаривается.

О Владимире Воронине

– Я всегда считал Владимира Николае­вича одним из лучших президентов за все годы независимости страны. Он сделал очень много хорошего для Молдовы. Но в течение периода своего президентства он как минимум три раза «слил» и партию, и Молдову и предал своих ближайших со­ратников. В 2003 году, когда можно было «разрулить» приднестровскую проблему, когда встречались десятки раз, обсудили, казалось бы, все, хватило всего 20 минут переговоров с послом США, чтобы полно­стью изменить курс. Тогда он «слил» буду­щее Молдовы: сегодня у нас не было бы проблем с Приднестровьем. Второй раз Воронин «слил» страну в 2009 году, когда в стране случился государственный пере­ворот. ПКРМ получила тогда 60 мандатов в парламенте, и были еще два-три депута­та, согласных проголосовать за кандида­туру Гречаной-президента. Однако Воро­нин решил идти на досрочные выборы, и партия проиграла. Владимир Николаевич своими руками отдал псевдодемократам и евроунионистам власть в Молдове, а ведь того, что происходит с 2009 года, могло и не быть. А в третий раз Воронин предал страну, когда четырнадцать депутатов от ПКРМ, несогласных с политикой партии, вышли из ее состава и присоединились к фракции ДПМ.

Уверен, впервые за многие годы Пар­тия коммунистов не попадет в следующий парламент. Это, конечно, внутреннее дело партии, но, по моему мнению, было бы лучше, чтобы Воронин ушел. Пусть партию возглавят молодые. Только после этого на выборах 2022 года у ПКРМ будут шансы пройти в парламент, и тогда мы, возмож­но, создадим коалицию. Но с Ворониным это невозможно.

Об урегулировании приднестровского конфликта

– У официального Тирасполя опреде­ленная позиция: только независимость. Но я знаю, что все больше жителей Приднестро­вья хотят, чтобы конфликт был решен, чтобы мы нашли общий язык. Это возможно, если будут соблюдены три условия. 1. Единая по­зиция в Кишиневе. Сейчас ее нет: президент предлагает одно, правительство и парламент – другое. 2. Диалог по модели политического урегулирования между Кишиневом и Тира­сполем. 3. Международное признание этой модели.

Я говорю об этом с Вадимом Красно­сельским на каждой нашей встрече. Ду­маю, что переговоры можно будет начать в следующем году, а в течение мандата президента России реально прийти к ре­шению проблемы.

О Ионе Чебане

– Три года назад я лично убедил Иона Чебана оставить мандат депутата и сосре­доточиться на работе в Муниципальном со­вете. И он рискнул, не побоялся отказать­ся от иммунитета и от других благ. За это время он очень хорошо изучил проблемы города и понимает, как их решать. Чебан отлично подготовлен и набрался большо­го опыта. Партия социалистов сделает все возможное, чтобы Ион Чебан победил. Впервые за все время независимости у прогосударственного кандидата есть ре­альный шанс выиграть выборы в столице. Для этого нужно, чтобы все, кто поддержи­вает Партию социалистов и президента, вышли и проголосовали.

Подготовила Елена ЛИТОВЦЕВА.

 

Поделиться:

Об авторе

admin

admin

Популярное

Sorry. No data so far.

Курсы валют

USD17,35+0,28%
EUR19,76+0,40%
GBP21,96+0,27%
UAH0,62–0,02%
RON4,24+0,19%
RUB0,26+0,61%

Курс валют в MDL на 19.12.2018

Архив