МК В Кишиневе

Общество

В ПЛЕНУ ОДНОРАЗОВЫХ ВЕЩЕЙ

В ПЛЕНУ ОДНОРАЗОВЫХ ВЕЩЕЙ
08 февраля
01:24 2018

Производители сознательно сокращают жизнь товаров ради наживы

Такая ситуация знакома каж­дому: покупая, условно говоря, новый электрочайник, мы рас­считываем, что он будет служить годы, но он вдруг ломается через пару месяцев, а починить его оказывается сложнее и доро­же, чем приобрести в магазине новый. Еще обиднее, когда тех­ника была взята в кредит и сра­зу же после выплаты перестала работать. Наш корреспондент разбирался в том, как компа­нии научились из долговечных товаров делать одноразовые и как нас заставляют совершать покупки больше и чаще.

Да что уж говорить, сегодня качество то­варов уже не то, что раньше: холодильники сорокалетней давности до сих пор работа­ют, плиты 1970-х годов потеряли вид, но надежно служат, телевизоры с «пузатым» кинескопом все так же хорошо показыва­ют картинку. Современную технику уже не делают на века — хотя, казалось бы, со­временные технологии и материалы это позволяют. Однако интересы рынка гово­рят о том, что «вечные» товары невыгодны для производителей и продавцов.

Ловушка для покупателя

Запланированное или преднамерен­ное устаревание товара — давно суще­ствующее в торговле понятие. Чаще всего его применяют к технике, а в некоторых странах за умышленное старение нака­зывают. Авторы законопроекта уверены, что в России тоже нужно ввести подоб­ный правовой механизм, поскольку про­изводители, преднамеренно делающие недолговечный товар, получают на этом неоправданные прибыли за счет искус­ственного увеличения оборота торговли. Речь идет о технически сложных товарах, начиная от электронных наручных часов и смартфонов и заканчивая автомобилями. Принятием закона депутаты хотят защи­тить потребителей от недобросовестных производителей, которые хотят прину­дить к повторной покупке товара и, само собой, заработать на этом. Как поясняют авторы законопроекта, часто создате­ли устройств специально делают такую его конфигурацию, при которой выход из строя одной детали сопровождается заменой сразу нескольких элементов, а стоимость ремонта доходит до 70% от первоначальной стоимости товара. В этом случае потребитель чаще всего решает, что целесообразнее купить но­вый прибор, чем чинить старый, и снова отправляет прибыль в карман произво­дителя. Другой способ понуждения потребителя к дополнительным тратам, отраженный в докумен­те, — удаление производителем модификации программного обе­спечения под видом обновления, в результате чего снижается произ­водительность устройств.

К таким манипуляциям созна­нием потребителя прибегала чуть ли не самая известная и раскручен­ная американская компания — про­изводитель мобильных устройств, которую не так давно правоохра­нительные органы Франции обви­нили в искусственном старении смартфонов. В начале этого года прокуратура Парижа на­чала расследование против американской корпорации Apple в том, что она использу­ет обновления программного обеспечения, чтобы замедлить свои айфоны. Во Франции запла­нированное устаревание с 2015 года являет­ся уголовным преступлением. Нарушителям грозит до двух лет тюрьмы или штраф до 5% годового оборота. В стране даже существуют общественные организации, которые борют­ся против преднамеренного старения вещей. Одна из них — ассоциация «Стоп програм­ме устаревания» — как раз и обратила вни­мание прокуратуры на действия американ­ской компании. Представители ассоциации убеждены, что Apple внедрила глобальную стратегию устаревания, направленную на ис­кусственное увеличение продаж, и считают, что корпорация должна понести ответствен­ность за все «некачественные» смартфо­ны, проданные во Франции. В самой Apple признались, что компания действительно замедляет работу старых смартфонов, но пояснили, что делают это якобы только для того, чтобы устройства не отключались при низком заряде аккумулятора.

Хитрость столетней давности

Предприимчивые бизнесмены приду­мали хитроумную маркетинговую стратегию запланированного устаревания товаров еще в 1920-х годах, когда стало распространять­ся широкомасштабное поточное производ­ство.

Самый известный пример — лампы нака­ливания, которые стали первой жертвой ис­кусственного старения. Вольфрамовая нить — основной элемент лампочки — благодаря своим технологическим особенностям могла работать десятилетиями. В одном из пожар­ных депо в США до сих пор горит лампочка, вкрученная в 1901 году. Такая «вечная» жизнь была невыгодна производителям, заинтере­сованным в увеличении оборота торговли. Поэтому в 1924 году крупнейшие компании по производству электрического оборудо­вания, владевшие 90–95% рынка, вступили в картельный сговор, целью которого было укорачивание срока работы лампочек и кон­троль над их выпуском. Участники картеля под названием Phoebus договорились, что будут делать лампочки с продолжительно­стью работы не более 1000 часов, и согла­совывали их стоимость друг с другом. Тех, кто не исполнял правило и делал более долговечную продукцию, жест­ко штрафовали. В 1930-х годах кар­тель закрылся из-за конкуренции со скандинавскими компаниями, которые создали собственное независимое производство. Участники Phoebus пы­тались шантажировать соперников по рынку, но это не помогло: скандинавы начали продажу ламп по более низкой цене и таким образом выиграли в кон­курентной борьбе.

Примерно в это же время был введен в обиход и сам термин «планируемое устаревание». Од­нако популяризировано это сло­восочетание было значительно позже, в 1950-х, американским промышленником Бруксом Стивенсом, который читал кол­легам по бизнесу лекции о том, как больше зарабатывать, внушая потребителю необходимость покупать новые вещи.

В 1960 году в США вышла книга на тему искусственного старения товаров под назва­нием «Ненужные производители», в которой жестко критиковались компании, заставля­ющие покупателей быть расточительными и влезать в долги ради модных вещей. Автор книги Вэнс Паккард разделил запланиро­ванное устаревание на два основных вида — желательное и функциональное. Первое называлось «психологическим устаревани­ем» и означало попытку торговцев сделать продукт в уме владельца пережитком про­шлого, чем-то, что срочно нужно заменить новым. Эта стратегия, например, хорошо работает с мобильными телефонами: сей­час большинство пользователей перешли от кнопочных мобильников на устройства с сен­сорным экраном, но не потому, что первые перестали работать, просто рынок навязал аппараты с новой технологией. «Функцио­нальное устаревание» подразумевает либо изготовление товаров заведомо недолговеч­ными, чтобы при поломке стоимость ремонта была сопоставима со стоимостью замены на новый продукт, либо к моменту поломки на рынок выходит новая модификация товара, а обслуживание старых моделей сразу же прекращается. Пример такого устаревания — операционные системы, которые произво­дитель перестал обслуживать, — например, Windows 7 или Windows XP.

Диктат потребления

Сегодня уровень потребления — один из ключевых факторов, определяющих со­стояние экономики разных стран. Если по­требители не покупают, ВВП страны не рас­тет. Доминирующая в мире экономика роста приводит к тому, что производитель стре­мится не к удовлетворению запросов потре­бителей, а к безудержному наращиванию объемов предложения для увеличения спро­са. Как писал французский экономист Серж Латуш, этот спрос на самом деле искусствен­ный и достигается тремя путями: рекламой, запланированным устареванием и кредито­ванием. По его словам, в современном мире роль потребителя состоит лишь в том, чтобы покупать в кредит ненужные ему товары.

Конечно, на многих людей маркетин­говые манипуляции не действуют, и они не стремятся купить последнюю модель айфона во что бы то ни стало, однако в мире достаточ­но обычных товаров, созданных с заведомо коротким сроком службы. Один из вопиющих примеров — картриджи для принтеров. Чаще всего они перестают работать из-за хитро спроектированных микросхем, оптического сенсора или батарейки задолго до того, как в них закончатся чернила. Соответственно, покупкой флакона чернил тут не поможешь, приходится покупать новый картридж. Только в одной Северной Америке ежегодно на по­мойку отправляется 350 млн картриджей, в которых еще есть чернила.

Что выгодно производителю — не только бьет по карману потребителя, но и наносит серьезный ущерб окружающей среде. Те же выброшенные картриджи или другие прибо­ры, не подлежащие ремонту, превращаются в огромные кучи мусора.

«Потребителям сложно противостоять безудержному аппетиту корпораций и эко­номить свои деньги, когда тебе навязывают новые товары. В свою очередь, продавцам тоже трудно не наживаться на обществе по­требления. Однако возникающая в связи с этим экологическая проблема вызывает очень серьезные опасения», — сказал пред­седатель правления Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП) Дмитрий Янин. По его словам, помимо выброшенных утюгов и чайников, окисляющихся на помойках, большой вред экологии наносит упаковочная продукция — пакеты, контейнеры, пластиковые бутылки. Еще одна категория товаров, которая часто обновляется потребителями, — одежда: она рвется, пачкается, выходит из моды. «Во многих странах, в том числе и в России, вла­сти пытаются поставить на поток вторичную переработку одежды в другие изделия», — отметил Янин.

Действительно, сейчас предметы одеж­ды, особенно повседневного использования, приходится менять довольно часто. Про­стой пример — капроновые колготки. Вряд ли найдется хоть одна любительница юбок и платьев, которой ее колготки или чулки прослужили хотя бы месяц. А ведь когда- то оригинальный нейлон использовался в производстве парашютов и был настолько прочным, что не рвался даже острыми пред­метами. Однако производители чулочной продукции очень быстро поняли, что «веч­ные» колготки для них совсем не выгодны, поэтому стали делать их рвущимися от каж­дой безобидной затяжки.

Плохой, зато дешевый

Главный аргумент сторонников запла­нированного устаревания вещей — доступ­ная цена товаров. «За счет более короткого срока эксплуатации и использования менее качественных и более дешевых материалов для изготовления вещь продается по доступ­ной цене, — утверждает президент «Гильдии маркетологов» Игорь Березин. — Раньше в одном и том же свадебном платье выходили замуж три поколения, но и стоило оно очень дорого».

Другой пример нашего собеседника — автомобили. До запуска конвейера Генри Форда их собирали вручную, что было край­не дорого, поэтому купить их могли только богачи. Сейчас, как отмечает Березин, авто­мобиль себе может позволить практически каждый человек со стабильным доходом, но ездить такая машина будет далеко не 30 лет, как советский «Москвич». «Еще 10 лет назад средняя цена автомобиля в России равнялась 55 зарплатам в стране. Сегодня это соотно­шение сократилась до 30 месячных зарплат. Люди могут себе позволить менять машины регулярно, чем производители пользуются. Поэтому сейчас их корпус делают не из стали толщиной в 1 см, а из более дешевых поли­меров, пластмассы, придумывают новые ди­зайны, а не работают над долговечностью», — отмечает эксперт.

«На самом деле потребители могут про­тивостоять навязыванию новых товаров со стороны производителей. Те же мобильные телефоны можно покупать реже, а работать они будут долго, если не нагружать их лиш­ними данными, — убежден генеральный ди­ректор информационно-аналитического агентства TelecomDaily Денис Кусков. — Мы проводили исследование и выясни­ли, что владельцы смартфонов в среднем устанавливают на телефон чуть ли не сотню приложений, а регулярно используют лишь десятую их часть. Приложения отнимают жизнь у смартфонов, то же самое с обнов­лениями операционной системы. Во власти создателей операционных систем вывести ее из строя, и вы ничего не сможете сделать». Сейчас средний срок эксплуатации телефона в России составляет 3,5 года, в развитых за­падных странах — 2–3 года. Чтобы смартфон служил дольше, стоит не обновлять опера­ционную систему, жертвуя возможностями нового программного обеспечения в пользу стабильной работы устройства, и избавлять­ся от ненужных приложений и данных, сове­тует Кусков.

Экономика потребления зациклена на постоянных приобретениях, в этом ее смысл, суть и залог существования. Однако долго­вечные качественные товары до сих пор существуют, хотя и стоят дорого. Не зря же барон Ротшильд говаривал: «Мы не настоль­ко богаты, чтобы покупать дешевые вещи». Плыть или не плыть в общем потоке одержи­мости новыми покупками — выбор каждого, хотя порой и кажется, что глобальные корпо­рации решают все за нас.

Инна ДЕГОТЬКОВА.

Поделиться:

Об авторе

Роман

Роман

Курсы валют

USD16,65+0,37%
EUR20,49+0,09%
GBP23,20–0,10%
UAH0,61+0,36%
RON4,40+0,14%
RUB0,29+0,14%

Курс валют в MDL на 21.02.2018

Календарь — архив

Февраль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728