МК В Кишиневе

Политика

ТРИ МИНУТЫ ДО ЯДЕРНОЙ ВОЙНЫ

ТРИ МИНУТЫ ДО ЯДЕРНОЙ ВОЙНЫ
07 декабря
01:42 2017

Чем грозит России и США разрыв договора о ракетах средней и меньшей дальности

США готовят выход из Договора по ракетам средней и меньшей дальности (РСМД). Об этом ста­ло известно недавно, накану­не саммита АТЭС во Вьетнаме, когда комитеты сената и пала­ты представителей США по воо­руженным силам, несмотря на протесты Белого дома, внесли в проект бюджета США статью о выделении $58 млн на ракеты средней дальности наземного базирования, что является пря­мым нарушением договорен­ностей по РСМД. Чем это грозит России и каким должен быть наш ответ?

Договор о РСМД был подписан президен­тами СССР и США, Горбачевым и Рейганом, 8 декабря 1987 года и вступил в силу 1 июня 1988 года. Документ появился в эпоху глобаль­ного противостояния двух систем — капитали­стической и социалистической — и их военных блоков — Варшавского договора и НАТО. Из всего того оружия, что было у них в Европе нацелено друг на друга, наиболее опасными считались ракеты средней (радиус действия 1000–5500 км) и малой (500–1000 км) даль­ности, способные нести ядерные боезаряды. Их подлетное время к целям друг друга со­ставляло не более 8–10 минут — срок, кото­рый требовался политическому руководству стран на принятие ответного решения, был минимален.

Жизнь под постоянным прицелом в столь нервозной обстановке не устраивала ни одну из сторон, и Договор об уничтожении РСМД стал на тот момент серьезным прорывом по­литиков, военных и дипломатов. Это един­ственный документ в истории дипломатии, подписание которого позволило уничтожить целый класс опаснейшего вооружения (СССР уничтожил 1846 ракетных комплексов, США — 846), после чего военное противостояние в Европе существенно снизилось, мир стал безопасней.

Что же не так теперь? Почему вдруг с обе­их сторон зазвучали обвинения в нарушении Договора о РСМД?

* * *

Сегодня, спустя 30 лет после подписания Договора о РСМД, ситуация стратегического равновесия в мире принципиально изме­нилась — Варшавский договор распался, а НАТО существует и с каждым годом двига­ет все ближе к российским границам свои войска и базы. США реализуют стратегию «быстрого глобального удара» — она означа­ет возможность нанесения разрушительного обезоруживающего удара наступательными высокоточными обычными вооружениями в кратчайшие сроки по целям в любой точке земного шара. Возможный ответ противника должна отразить система глобальной ПРО, также развертываемая по всему миру.

Есть подозрение, что когда в такой ситуа­ции разжигается тема нарушения договора о РСМД — значит, как сказал поэт, это кому-нибудь нужно. Кому не секрет: совершенно очевидно, что в грандиозные планы миро­вого военного превосходства США никак не вписывается возросшая мощь Российской армии, убедительно продемонстрированная в Сирии.

Раздражение Пентагона вызывают раке­ты «Калибр», которые наши моряки пускали с Каспия и Средиземного моря по объектам бо­евиков, расположенным более чем за полторы тысячи километров. Вашингтон тут же усмо­трел здесь нарушение, хотя при подписании Договора о РСМД именно США и настояли на разрешении размещения ракет дальностью свыше 500 километров на морских носителях. У американцев такие ракеты были всегда. Не­давно на саммите АТЭС во Вьетнаме Влади­мир Путин сказал: «Мы считаем, что просто выровняли сейчас ситуацию».

Но Пентагон выдвигает версию: русские якобы использовали эти пуски для испыта­ния такой же ракеты наземного базирования, созданной на базе «Калибра». Они даже при­думали ей свое обозначение — SSC‑8. И так уверовали в эту версию, что заместитель председателя объединенного комитета на­чальников штабов США Пол Сельва, выступая нынешней весной в конгрессе, яростно запу­гивал конгрессменов, доказывая, что Москва уже поставила на боевое дежурство целых два батальона, вооруженных этими крылатыми ракетами наземного базирования.

Для пущих страхов в ракеты средней дальности американцы записали даже новую стратегическую ракету РС‑26 «Рубеж», кото­рая по определению не может иметь никакого отношения к Договору о РСМД.

Однако больше всего Вашингтону не дает покоя наш ракетный комплекс «Искандер‑М». В последний раз шумиха по его поводу ак­тивизировалась в сентябре, когда в рамках стратегических учений «Запад‑2017» с по­лигона Капустин Яр в Астраханской области на максимальную дальность 480 км им была пущена ракета повышенной мощности. Ва­шингтонские аналитики сразу же усомнились: дескать, больно уж уверенно она держала траекторию, а значит, вполне могла улететь и дальше 480 км.

Возможно. Но ведь не улетела. А значит, нарушений не было. Если утверждаете, что были, где доказательства? Наши дипломаты регулярно требуют их представить, но ответ США обычно сводится к стандартным заявле­ниям типа: «Мы знаем, что Россия нарушает договор, и русские это тоже знают».

— В международных отношениях так дела не ведут, — замечает директор департамен­та по вопросам нераспространения и кон­троля над вооружениями МИД РФ Михаил УЛЬЯНОВ. — Вся дискуссия сводится к тому, что мы отвечаем: нарушений не было, так что мы должны опровергать?

В российском МИДе заявляют: «Россия привержена ДРСМД, и никаким своим дей­ствием его не нарушала, и мы не собираемся выходить из него». Но в Штатах этого не слы­шат. Или не хотят слышать. Там утверждают, что агрессивная Россия хочет в Калининграде и Крыму разместить ракеты средней дально­сти, чтобы заключить Европу в свои ракет­ные тиски, из которых той уже не вырваться. И, разумеется, единственным ее спасением могут стать лишь американские противораке­ты, размещенные в Европе.

Тут почему-то сразу вспоминается на­родная мудрость про того, кто громче всех кричит «держи вора!».

* * *

Недавно на саммите АТЭС во Вьетнаме Владимир Путин говорил примерно о том же: «Мы слышим упреки со стороны некоторых партнеров из Штатов о том, что Россия яко­бы нарушает этот договор. Но тогда нужно показать, где мы нарушаем». Он напомнил, что США сами размещают в Европе пусковые установки для крылатых ракет, которые могут использоваться не только на морских носите­лях, но и на суше. «Это уже прямое наруше­ние», — заявил глава государства. Таких нару­шений, и не надуманных, а реальных, Россия предъявляет США несколько.

Во-первых, то, что уже у всех на слуху: план поэтапного развертывания глобальной американской ПРО предусматривает раз­мещение в Румынии и Польше установок Mk‑41, позволяющих использовать наравне с противоракетами еще и крылатые ракеты «поверхность–поверхность» типа Tomahawk.

Во-вторых, США занимаются производ­ством ударных беспилотников, способных преодолевать расстояния свыше 500 км, кото­рые мало чем отличаются от крылатых ракет, подпадающих под Договор о РСМД.

В-третьих, в марте и июле этого года на гавайском полигоне американцы провели ис­пытательные пуски, как они сообщили, учеб­ных ракет-мишеней для своей системы ПРО. Но у специалистов эти испытания вызвали со­мнения: мишени почему-то никто не сбивал, а по характеристикам они сопоставимы с раке­тами средней дальности.

И в-четвертых, — что является уже от­крытым попранием двусторонних договорен­ностей — внесение в военный бюджет США статьи о выделении $58 млн в качестве меры противодействия якобы нарушению Россией Договора о РСМД.

Конечно, сумма в $58 млн, по меркам ОПК, мизерная. Но лиха беда начало. А если предположить, что это деньги, предназначен­ные вовсе не для разработки новых ракет, а всего лишь для доработки уже имеющегося оружия? К примеру, тех самых установок ПРО в Румынии под крылатые ракеты Tomahawk? Для этого ведь много не нужно. Надо только окончательно покончить со всеми ограниче­ниями по РСМД.

Во Вьетнаме на саммите АТЭС Владимир Путин в ответ на эти действия США заявил, что если у американских партнеров есть же­лание выйти из Договора РСМД, то с нашей стороны ответ будет мгновенным. «Хочу об этом сказать и предупредить: мгновенным и зеркальным».

* * *

Эксперты и аналитики, знакомые с ре­альной ситуацией изнутри, предлагают не го­рячиться и продумать ответные меры доско­нально, чтобы наш ответ не обернулся против нас же самих.

К примеру, что сделают американцы, если мы первыми выйдем из Договора о РСМД? Видимо, скажут спасибо за то, что им уже ничто не помешает разместить свои раке­ты в Эстонии, Латвии, Литве. И если когда-то нам не нравилось, что их подлетное время к нашим главным центрам, откуда осуществля­ется управление, было 8–10 минут, теперь оно составит 3–5 минут, что создаст для нас се­рьезную угрозу обезглавливающего удара.

При этом реагировать так, как во времена Карибского кризиса, мы уже не можем — раз­местить наши ракеты на Кубе нам никто не по­зволит, не те отношения с Гаваной. Выходит, пригрозим Вашингтону разрывом Договора СНВ‑3? Но этот документ нам нужен куда больше, чем американцам. Разрешенная по нему планка — это 700 развернутых ядерных носителей. У нас, по данным на начало сен­тября, их 501 единица, у американцев — 660. У США развернутых ядерных носителей изна­чально было больше (свыше 800), и они опу­скались к предельной планке договора, а мы к ней еще только поднимаемся.

У нас сегодня количество выведенных по истечении срока эксплуатации ракетных комплексов значительно больше, чем тех, которые мы вводим в боевой состав. И до­говор хоть как-то удерживает американцев, чтобы они от нас не сильно отрывались. Если США выйдут из СНВ‑3, то моментально нарас­тят свой потенциал и будут иметь примерно в полтора раза ядерных носителей больше, чем мы. Потому Трамп с самого начала своего президентства оценивал СНВ‑3 как «плохую сделку». Ему давно хочется разменять этот до­кумент с нами как-нибудь повыгодней, а луч­ше выйти из него. И некоторые наши горячие головы собираются ему в этом помочь?

* * *

Так что же делать в сложившейся ситуа­ции? Разговаривать — считают здравомыс­лящие эксперты.

Вплоть до 2003 года существовала дву­сторонняя консультативная комиссия. В но­ябре прошлого года с российской стороны были попытки ее реанимировать. Но из этого ничего не вышло: участники лишь обменя­лись претензиями и разошлись.

По словам российских специалистов, проблема в том, что если при Обаме у них еще были хоть какие-то контакты с коллега­ми, а значит, и возможность договориться, то при Трампе каждого, кто с той стороны пытается с ними говорить, сразу объявля­ют врагом американского народа и агентом Кремля. И пока не наладится атмосфера кон­структивного диалога, пока люди не смогут просто общаться, с мертвой точки ничего не сдвинется.

Сейчас, говорят наши специалисты, большие надежды в продвижении диалога по РСМД они возлагают на Европу. Ведь США выход из этого договора в общем-то ничем не грозит — ни Канада, ни Мексика таких ракет не имеют. А вот Европа должна понимать, что отказ от Договора РСМД позволит Вашингто­ну развернуть у европейских границ России свои ракетные комплексы, что фактически поставит Евросоюз под наш ответный удар.

Ольга БОЖЬЕВА.

Поделиться:

Об авторе

Роман

Роман

Курсы валют

USD17,26–0,01%
EUR20,32+0,04%
GBP23,03–0,38%
UAH0,64–0,49%
RON4,39+0,18%
RUB0,29+0,30%

Курс валют в MDL на 11.12.2017

Календарь — архив

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031