МК В Кишиневе

Политика

HАCK YOU, МИССИС КЛИНТОН!

HАCK YOU, МИССИС КЛИНТОН!
16 февраля
00:04 2017

Могли ли русские взломщики повлиять на исход выборов президента США?

#Russiansdidit («это сделали рус­ские!» — англ.)… Эта фраза, ро­дившаяся в соцсетях после гром­ких сообщений о кибератаках на штаб американских демо­кратов, стала таким же главным интернет-мемом конца 2016-го, как и выражение лица Мишель Обамы на инаугурации Трампа.

Так кто же они, эти загадочные и ужасные русские кибервзломщи­ки? Об этом — в нашем расследо­вании.

«Сева + Леша = победа Трампа?»

В начале января на весь Интернет про­гремела новость: некие доброжелатели слили отчет якобы американской развед­ки, сильно компрометирующий избранного президента США Дональда Трампа.

35 листов убористого машинописного текста — нечто похожее на сборник аген­турных данных за период с марта по конец декабря 2016 года без явок, паролей и ре­альных имен информаторов — опубликовал портал buzzfeed.com.

Первые 34 листа нас не интересуют. В них про «Трампа и проституток», «Трампа и Кремль», «Трампа и его бизнес-связи в Мо­скве».

Главным объектом нашего расследова­ния будет последняя, 35-я страница отче­та. Именно она содержит беспрецедентное обвинение: провал Хиллари Клинтон на вы­борах и триумф эпатажного бизнесмена- республиканца — результат серии кибе­ратак, совершенных хакерами по заданию ФСБ и Кремля.

Вот дословный перевод этого сообще­ния:

«Отчет от 13 декабря 2016 года. До­полнительные детали секретного диалога между командой Трампа, Кремлем и связ­кой хакеров в Праге. Пункт 3.

Некто (имя замазано. — Авт.) доложил, что в период с марта по сентябрь 2016 года компания под названием XBT/Webzilla и ее аффилированные лица использовали бот­неты и порнотрафик для передачи вирусов, создания программных сбоев на заражен­ных компьютерах жертв, а также кражи ин­формации и подтасовки данных, направлен­ных против руководства Демократической партии. Весомыми игроками данной опе­рации стали некто Alexey Gubarov (здесь и далее до конца цитаты написание имен приведено в точном соответствии с текстом источника. — Авт.), а также другой эксперт по хакерству — Seva Kapsugovich. Оба во­влечены под давлением ФСБ. В Праге Коэн (Майкл Коэн — юридический представитель Трампа. — Авт.) согласился с предложен­ными сценариями сохранения операции на случай непредвиденных ситуаций, и в осо­бенности — что нужно делать, если Клинтон выиграет президентские выборы. При таком исходе все платежи хакерам должны были бы осуществляться быстро и осторожно. Далее следовало бы дать отбой всем кибер- и иным действиям и замести следы».

«Идентификация»

Мы проверили имена указанных в этом докладе фигурантов. Все они принадлежат реальным людям и компаниям.

XBT/Webzilla — существующий по сей день крупный IT-холдинг. Сфера деятель­ности — облачные технологии, разработки в сфере информационной безопасности, предоставление площадок для интернет- хостинга. По данным налоговых органов, зарегистрирован в офшорной зоне на Ки­пре. Имеет несколько дочерних компаний по всему миру, в том числе и в России. Ру­ководит холдингом нанятый по аутсорсингу управленец, российский гражданин.

Алексей Губаров. Здесь, вероятно, со­ставители отчета напортачили (спишем на трудности перевода и восприятия русских фамилий на слух). На самом деле человека зовут Алексей Губарев. Он действительно является видным специалистом в сфере компьютерных технологий. Несколько лет назад запустил в России новый проект. В активе те же облачные технологии, работа с базами данных, хранение информации и предоставление адресов для сайтов в Ин­тернете. Офисы проекта базируются в Мо­скве, Амстердаме и Далласе (США). Более того, Губарев имеет прямую связь с одной из дочерних фирм XBT/Webzilla — компанией- провайдером «Единая сеть». По сведениям российских налоговиков, он является мино­ритарным акционером этой фирмы.

Сева Капцугович. Пожалуй, самый занятный персонаж в этой истории. Сева (полное имя — Севастьян) Капцугович — из­вестный пермский педофил, осужденный к 18,5 года колонии за создание сети порно­сайтов. Стражи порядка гонялись за Севой с конца 90-х, поймали в начале нулевых. Потом отпустили (по официальной версии — не хватило улик, по неофициальной — папа, ректор пермского вуза, слишком ак­тивно сражался за непутевого сына). Затем любитель извращенных утех вместе с пятью подельниками, трое из которых професси­ональные программисты, попался снова. Каждый член педофильской банды получил солидный срок, однако Капцугович вышел по УДО. В 2013-м был осужден повторно — теперь уже на 18,5 года. По данным ФСИН, сейчас Сева сидит в ИК-29 в Кировской об­ласти. Ни о каком досрочном освобождении речи нет.

«Поймай меня, если сможешь»

Итак, люди в докладе вполне реальные. Один — крутой айтишник, второй — осуж­денный за создание порносети преступник. Плюс компьютерная компания со счетами в офшоре. Вроде бы идеальная картинка. Но смогут ли американские спецслужбы (если доклад действительно исходит от них) хоть что-то им предъявить?

Эксперты по кибершпионажу уверены, что нет. Как нам пояснили специалисты, главная фишка любых хакерских атак — практически полная недоказуемость. Она базируется на трех постулатах. Первый — невозможность связать момент атаки с конкретными действиями конкретного че­ловека. Ведь взломщик может находиться, скажем, в Берлине, а его жертва, например, в Сиднее. Атаковать можно откуда угодно: из маленького кабинета в небоскребе, кафе на окраине города или гостиничного номе­ра, арендованного на час. Для сыщиков это все равно, что ловить какого-то конкретного муравья в тайге.

Второй — использование принципи­ально новых типов вирусных программ. Схе­ма проста и очень напоминает вечную гонку наркоконтроля за дилерами. Пока сыщики ищут известные им спайсы, химики успева­ют придумать десяток новых формул. Толь­ко если новые наркотики попадают в черные списки где-то через полгода после созда­ния и выхода на черный рынок, то с новыми вирусами счет может идти на годы. Все это время вредоносная программа остается не­видимой не только для криминалистов, но и для новейших версий антивирусов.

Третий и, пожалуй, самый главный кит хакерской неуловимости: атаку крайне сложно доказать юридически.

— Сфера киберпреступности самая молодая в законодательстве, — поясняет управляющий партнер чикагской юридиче­ской компании Федор Козлов. — Многое зависит от профессионализма органов до­знания, потому что большинство доказа­тельств остается в цифровом, компьютер­ном пространстве. Часто суды сталкиваются с вопросом, как квалифицировать действия: кража это или мошенничество? Еще спец­ифика многих преступлений в Сети часто связана со сложностью в определении их территориальности, то есть с тем, какой суд будет разбирать инцидент.

Поэтому для спецслужб и сыщиков единственный способ выйти победителями из погони за хакером — получить от него чи­стосердечное признание.

— В подобных делах для спецслужб существует один-единственный принцип: бескомпроматности страны, на которую они работают, — говорит независимый эксперт по киберугрозам Андрей Масалович. — Это значит, что для получения признания можно применять любые меры. Они не име­ют ничего общего с представлениями о за­конности и правах человека: частные тюрь­мы, психологическое давление и так далее. Главное, чтобы в итоге заинтересованная страна получила признание и не была ни в чем скомпрометирована. В любом другом случае доказать атаку невозможно. Все ули­ки будут представлять собой разрозненный набор фактов. Связать воедино их может только одно: признание вины конкретным человеком.

«Вор у вора шапку украл»

У криминалистов есть понятие modus operandi — в переводе с латыни «образ дей­ствия». Это почерк, свойственный конкрет­ному преступнику. Именно по такому по­черку сыщикам удается составить портрет маньяков, серийных убийц и… хакеров.

— Следы активности в Интернете мож­но стереть, но так называемый профиль игроков бесследно не исчезает, — объяс­няет Масалович. — Под профилем понима­ется определенный стиль поведения в Сети. Предпочтительные часы работы, опреде­ленные вирусы и другие инструменты, ко­торые преступник использует для атаки.

Все эти детали тщательно собираются сыщиками и формируются в досье. Однако здесь айтишники указывают на новую угро­зу. Такой «фоторобот» сам по себе стано­вится объектом вожделения для иностран­ных шпионов. Ведь если вы точно знаете, как ведет себя реальный преступник, то кто вам мешает его скопировать? Всем извест­ны десятки случаев, когда фанатики копи­ровали убийства, совершенные растиражи­рованными серийными маньяками. Здесь так же. Надо лишь украсть досье и нанять других хакеров, которые поведут не только следствие, но и ход мировой политической истории по новому пути.

По словам экспертов, именно в такой водоворот шпионских игр попала груп­па кибершпионажа под названием Fancy Bear («прикольный медведь»). Эти неуло­вимые ребята появились в 2004 году и с тех пор успели атаковать посольства десятков государств, министерства обороны Арген­тины, Бангладеш, Турции, Южной Кореи и Украины, сотрудников НАТО, украинских по­литиков, а также журналистов из Восточной Европы. Излюбленными приемами хакеров были фишинговые атаки (массовая рассыл­ка электронных писем с вирусами) и атаки по так называемым «уязвимостям нулевого дня». Это несколько часов или минут, кото­рые разработчики программного обеспече­ния тратят на исправление только что обна­руженного сбоя. Все это время программа остается беззащитной, чем и пользуются злодеи. При этом задействованные в слеж­ке за «медведями» компании в области за­щиты информации установили общую для всех эпизодов черту: их активность всякий раз шла с 9 до 17 часов по московскому вре­мени. Западные специалисты группировку сразу же закрепили за Россией и связали с неким «государственным спонсором в Мо­скве».

— Неужели вы реально думаете, что кто-то будет называть себя Fancy Bear или Felix Edmundovich? Это названия, которые хакерам давали наши спецслужбы, у кото­рых те были в разработке, — говорит Ан­дрей Масалович. — Просто потом их почерк был, мягко говоря, позаимствован другими хакерами, нанятыми совсем другими служ­бами. Представим себе, что такая схема су­ществует в любой стране, где есть хакеры и спецслужбы.

А значит, вполне вероятна совсем дру­гая версия: авторы скандального отчета взяли за основу реальных людей с подхо­дящими профессиональными данными и биографией. А затем, прикрываясь этими людьми, запустили свою игру.

— Прицепить к такой истории педофила очень выгодно, — считает Масалович. — Во- первых, такой не огрызнется. Он ведь уже сидит. Во-вторых, на зонах действительно есть гаджеты и менее защищенные места. Например, библиотеки или мастерские, где работают заключенные. Так что техническая возможность атаковать из таких мест суще­ствует. В-третьих, через порновидео реаль­но можно притянуть на свой гаджет очень много заразы — это всем известный факт. И доказать потом что-либо практически не­возможно. Поэтому любая версия, в кото­рой есть связка «порно+хакер+офшор», вы­глядит на первый взгляд правдоподобной. Авторам отчета можно только поаплодиро­вать. Это очень тонкая работа.

Есть еще мнение, что версия о «русских хакерах» преследует определенную цель — отвлечь внимание от явного провала Демо­кратической партии. По словам аналитиков, он стал очевиден еще весной (как раз когда появилась первая волна истерии вокруг рус­ских хакеров). Тогда американские полит­пиарщики собрали анализ настроений по графствам. Их в США 3144. Оказалось, что за демократов всего 58 графств. Остальные поддерживали республиканцев. Признать такое?! Ну уж нет. Решили поступить проще: закрыть сайт, на котором раньше регулярно публиковалась статистика настроений из­бирателей (http://www.census.gov/support/ USACdataDownloads.html — сейчас он забло­кирован). И придумать теорию заговоров с хакерами.

Татьяна АНТОНОВА.

 

Поделиться:

Об авторе

Роман

Роман

Курсы валют

USD17,610,00%
EUR21,120,00%
GBP23,83+0,14%
UAH0,67–0,23%
RON4,59+0,02%
RUB0,30+0,45%

Курс валют в MDL на 20.09.2017

Календарь — архив

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930