Газета "Кишиневские новости"

Политика

СКОЛЬКО СТОИТ БОРЬБА С ТЕРРОРОМ

СКОЛЬКО СТОИТ БОРЬБА С ТЕРРОРОМ
06 октября
00:00 2016

Пустит ли под откос война с экстремизмом экономику России или поднимет ее?

О действиях экстремистов чаще всегоговорят — современ «Бе­сов» Достоевского— в психоло­гическом ключе. Но у террористи­ческих актов есть и материальное измерение: оно выражается в по­казателях прибыли и убытка ком­паний, ценах на нефть и другое сырье, процентах колебания бир­жевых котировок, количестве ис­чезающих или прибавляющихся рабочих мест и т.д.

У кровавых акций фанатиков есть одна об­щая черта (помимо стремления террористов убить как можно больше людей, не исключая и себя) — паника, которую они вызывают среди инвесторов, биржевых трейдеров, владельцев компаний, равно как и среди обычных рознич­ных потребителей. В ситуации катастрофы, за которой может последовать еще одна ката­строфа, все действующие лица экономики на­чинают мыслить категориями «черного дня», для которого надо «зажать копейку».

Обвал был бы тотальным, если бы не тор­моза.

Когда угнанные арабскими террористами авиалайнеры врезались в башни-близнецы Всемирного торгового центра, индекс Доу- Джонса (средняя стоимость акций 30 самых крупных мировых компаний) на Нью-йоркской фондовой бирже упал на 684 пункта, или 7,1% — такого обвала котировок не было в истории. 11 сентября 2001 года на календаре был втор­ник. Когда в пятницу, 14-го, подвели торговые итоги пятидневки, они тоже оказались ре­кордными: за неделю Dow Jones улетел вниз на 1370 пунктов, или более чем на 14%. Более широкий биржевой индекс Standard and Poor’s (он представляет собой среднюю стоимость акций 500 крупнейших компаний) «похудел» на 11,6%.

За одну неделю (первый день которой был нормальным, а четыре — катастрофи­ческими) инвесторы потеряли $1,4 трлн. Особенно сильно упали в цене акции авиа­компаний и других корпораций, связанных с путешествиями, а также со страховым делом: многие компании потеряли до 30% своей ры­ночной стоимости и более. Эти потери были бы еще больше, если бы в день 9/11 биржевые торги не были остановлены: в исключительных случаях такое бывает, приходится включать тормоза.

Фондовые рынки всегда реагируют па­дением на крупные теракты — будь то в США, России, Индии, Франции или где-то еще. Но, к сожалению, терактов с каждым годом ста­новится все больше, поэтому биржевая ре­акция притупляется — и котировки уже не так страшно обрушиваются, и длится спад не так долго. В 2001 году индекс Доу-Джонса поте­рял 7,1%, но с 2001 по 2016 годы этот индекс вырос с 10 000 до 18 000 пунктов — на 80%! Человек ко всему привыкает, в том числе и в мире финансов…

Примерно то же самое происходит с не­фтяными ценами на товарно-сырьевых бир­жах. Каждый новый крупный теракт — а они особенно часто случаются в главной нефтя­ной кладовой мира, на Ближнем Востоке, — подталкивает цены на «черное золото» вверх из-за опасений прерывания поставок. Однако очень скоро цены снова идут вниз: трейдеры вспоминают, что в мире переизбыток нефти, а спрос на нее слаб по причине анемичного ро­ста мировой экономики; они также начинают просчитывать, что любое сокращение поста­вок из Ближневосточного региона тут же будет компенсировано увеличением нефтедобычи в Северной Америке (там полно законсервиро­ванных скважин, которые только ждут своего часа).

Есть, правда, и тревожные скептики типа Дэниэла Йергина, эксперта по энергетике консалтингово-информационной фирмы IHS: он заявляет, что Ближний Восток может погрузиться в хаос из-за нежелания Запада серьезно вмешаться в ход событий, чтобы уничтожить ИГИЛ, «Аль-Каиду» и прочие экс­тремистские организации (запрещенные в РФ и других странах), которые в последние годы набрали значительную силу. И вот тогда не­фтяные цены очень быстро зашкалят за $100 за баррель и будут расти дальше.

Недосчитались по-крупному

Биржа непобедима: что бы ни проис­ходило в мире, всегда найдутся спекулянты, благодаря которым на смену спаду скоро придет подъем. Гораздо хуже обстоит дело в реальной экономике: она сильно страдает от терактов и медленно выздоравливает. По оценкам профессора экономики Стэнфорд­ского университета Николаса Блума, сен­тябрьские теракты 2001 года вырубили из экономики США 1 млн рабочих мест, а объем бизнес-инвестиций по отношению к ВВП упал до самого низкого уровня за 19 лет.

Американская экономика — самая боль­шая в мире (1/4 глобального ВВП), и она фак­тически самодостаточна: ее зависимость от внешней торговли минимальна. Это не Турция или Египет, которые решающим образом за­висят от иностранного туризма. За 15 лет ВВП Штатов вырос на 80%, а среднее состояние американской семьи увеличилось более чем вдвое — на 110%. Но даже Америка понесла значительный экономический урон: необ­ходимость тратить астрономические суммы на национальную безопасность и страхова­ние сказались на производительности труда и темпах роста экономики. «Война против террора», как ее политкорректно обозвал Джордж Буш-младший, начавшись в декабре 2001 года, продолжается до сих пор, и она уже обошлась в $4 трлн (из этой суммы только 5% имеют прямое отношение к терактам 11 сен­тября). Из-за этой войны национальный долг США увеличился на 20%.

Но еще более пагубные последствия принесли низкие учетные ставки, которые Федеральный резерв (Центробанк) США был вынужден применить с целью избежания глу­бокой рецессии (рецессия уже шла, когда произошли теракты 9/11). Федрезерв понизил базовую учетную ставку с 3,5% до 1% и дер­жал ее на этом уровне три года. На дешевых кредитах экономика начала перегреваться, а на рынке жилья благодаря дешевой ипоте­ке надулся гигантский пузырь, который стал лопаться в конце 2007 года. Когда он лопнул, разразилась «великая рецессия» 2008–2009 годов, и Федрезерв опустил учетную ставку до нуля, где она, по сути, пребывает до сих пор (было лишь одно повышение на четверть про­цента в конце прошлого года).

С начала XXI века количество погибших в результате террористических актов вырос­ло в девять раз — с 3329 в 2000 г. до 32 685 в 2014 г. (в 2015-м террористы лишили жизни лишь ненамного меньше — 28 328 человек). Примерно в такой же пропорции (даже боль­ше — в 10 раз) выросла за эти годы цена, в которую обходится терроризм мировой эко­номике. Подсчитать убытки от замедления роста экономики достаточно трудно, а вот прямые убытки от терактов — легко: в 2014 году они составили $52,9 млрд. Очень сильно терроризм отражается на прямых иностран­ных инвестициях: например, в Нигерии в 2010 году, когда достигла пика террористическая деятельность «Боко Харам», зарубежные ин­вестиции сократились почти на треть.

Ну а когда экономика какой-либо страны построена на единственном краеугольном камне — иностранном туризме, тут порой хва­тает одного заметного теракта, чтобы ввер­гнуть ее в кризис. Это, например, произошло с Египтом после того, как в провинции Синай начала действовать террористическая ячей­ка, связанная с ИГИЛ: количество туристов сократилось с 14 млн в 2010 году до 9,3 млн в 2015-м. А когда над Синайским полуостро­вом был сбит российский пассажирский са­молет (31 октября 2015 г.), туризм упал еще на 40%.

Война — не мать родна…

Журнал Forbes в конце 2015 года, после ноябрьских терактов в Париже, писал о «хруп­кости европейской экономики, равно как и институтов Евросоюза», которую усугубляют теракты. Действительно, послекризисное вы­здоровление идет в Европе еле-еле, на это накладываются политические проблемы с беженцами, а теперь еще и с выходом из ЕС Великобритании; теракты в Бельгии, Франции, Германии и других странах — последний гвоздь в гроб радужных европейских перспектив.

Об этом же говорится в статье Лиз Ол­дерман в The New York Times: она пишет, что во Франции бронирование гостиниц просто улетело в тартарары — особенно после того, как вслед за Парижем и Брюсселем террори­сты «выступили» на Английской набережной в Ницце. Многие массовые мероприятия от­менены из-за опасения терактов. Розничная торговля страдает от недостатка клиентуры.

Но, как говорится, «кому война, а кому мать родна»: сумма военных расходов в мире в 2015 году составила (без учета разведки и контрразведки, полиции и прочих силовых ведомств) $1,6 трлн, из которых на США при­шлось 37%. По военным расходам Россия вошла в первую пятерку — она на четвертом месте, после США, Китая и Саудовской Ара­вии, перед Великобританией. Что касается других силовых структур, обеспечивающих безопасность, то по ассигнованиям на них США — недосягаемый чемпион: на долю Аме­рики приходится 70% всех мировых расходов на эти нужды. По имеющимся оценкам, 44% расходов на силовые ведомства, не входящие в состав вооруженных сил, используется для борьбы с терроризмом.

В отношении Америки часто говорят, что ее астрономические расходы на что бы то ни было обусловлены плохой организацией, бесхозяйственностью и коррупцией (нередки случаи, когда контракты для силовиков разда­ют не на конкурсной основе, а тем, кому надо, — по абсурдно высоким ценам). Но даже если применить некий понижающий коэффициент, госзаказ делает свое дело — благодаря ему в экономике появляются новые рабочие места. Согласно подсчетам экономистов из Универ­ситета Массачусетса, каждый потраченный на оборону миллиард долларов дает 11 200 рабочих мест. Правда, те же экономисты от­мечают, что в гражданской экономике этот миллиард был бы использован более продук­тивно: в альтернативной энергетике (солнце, ветер, морские приливы и т.п.) миллиард долларов дает 16 800, в здравоохранении — 17 200, а в образовательной сфере — 26 700 рабочих мест.

Откуда у них деньги?

Еще один аспект темы «Террор и финан­сы» касается источников финансирования терроризма — в первую очередь исламского. На Западе постоянно звучат призывы граж­данских активистов привлечь к ответствен­ности за теракты — как соучастников — пра­вительства нефтяных монархий Ближнего Востока, в которых доминирующей формой религии является ваххабизм.

В июле 2016 г. власти США рассекретили 28 страниц доклада о расследовании терак­тов 11 сентября 2001 года — этого почти 15 лет тщетно добивалась пресса. Страницы эти касались роли Саудовской Аравии в терактах 9/11 — роли, которая заключается в поддерж­ке и финансировании саудовским официозом исламского экстремизма по всему миру. (Не будем также забывать, что из 19 угонщиков самолетов 11 сентября 15 были гражданами Саудовской Аравии.)

Пресловутые 28 страниц были рассекре­чены правительством Обамы под сильнейшим давлением общественности, в том числе род­ственников погибших в результате терактов 11 сентября. Остались вымаранными цензу­рой некоторые куски из этой порции доклада, но тем не менее налицо прогресс — так счи­тает сенатор США от штата Нью-Йорк Чарльз Шумер, который был одним из спонсоров за­конопроекта, позволяющего родственникам жертв 9/11 возбуждать судебные иски против саудовского правительства. Белый дом пред­упредил, что президент Обама наложит вето на билль под названием «Правосудие против спонсоров терроризма». Для кого — «спонсо­ры терроризма», а для кого — «стратегические союзники на Ближнем Востоке»…

Но и сенат, и палата представителей при­няли этот законопроект таким большинством голосов, что, возможно, законодатели смогут преодолеть президентское вето (для этого требуется 2/3 голосов в обеих палатах Кон­гресса США), и билль станет законом. Если это произойдет, найдется немало желающих пощипать жирный саудовский бюджет, доби­ваясь компенсации за гибель близких. Шанс получить материальную сатисфакцию через суд у них есть: как говорит член комиссии по расследованию терактов 9/11 Джон Леман (он был министром военно-морского флота при Рейгане), в рассекреченных 28 страницах есть сведения о шести официальных лицах саудов­ского режима, которые поддерживали «Аль- Каиду» в преддверии атаки на Америку. По словам Лемана, комиссию прикрыли до того, как она смогла докопаться до точной роли сау­довского официоза в терактах 11 сентября.

Сейчас, как пишет The New York Times, саудовцы являются главной движущей силой в радикализации мусульман Косово (постав­ляет ИГИЛ больше боевиков, чем какая-либо другая страна). Помимо Саудовской Аравии в Косово активно насаждают экстремистскую идеологию другие эмираты Персидского за­лива, а также Египет. Деньги на экстремизм идут оттуда.

На деньги ближневосточных нефтяных деспотов по всему миру насаждаются со­мнительного толка «филантропические ор­ганизации» и «учебные заведения», которые продвигают джихадистскую идеологию. В Америке звучат призывы включить Саудов­скую Аравию в список государств — спонсо­ров терроризма: страна, которая еще 20 лет назад была уличена в финансовой помощи Талибану и ХАМАСу, должна быть в этом спи­ске. Но пока правительство США официально классифицирует только три страны как госу­дарства — спонсоры терроризма: это Иран, Сирия и Судан.

Илья БАРАНИКАС, Нью-Йорк.

 

Поделиться:

Об авторе

admin

admin

Курсы валют

USD19,43–0,10%
EUR19,43+1,59%
GBP22,30+1,21%
UAH0,53–0,66%
RON3,93+1,77%
RUB0,33–1,82%

Курсы валют в MDL на 04.10.2022

Архив