Газета "Кишиневские новости"

Новости

ПОСМОТРИТЕ, Я В РАЮ

ПОСМОТРИТЕ, Я В РАЮ
21 января
00:00 2016

Дэвид Боуи сделал свою смерть искусством

«Я стану свободным, разве не в этом я?» — поет Дэвид Боуи лежа в кровати. Его голова забинтова­на, на месте глаз пуговицы — и все говорит о том, что герой видео на песню Lazarus прощается с ми­ром. Через три дня после выхода этого клипа один из самых значи­тельных современных музыкантов планеты умер в кругу своей семьи после полутора лет борьбы с ра­ком. И именно в духе Боуи было уйти тихо, но при этом сделать из своей драмы не желтую сенсацию, а настоящий арт-проект.

Его смерть явно застала всех врасплох. Болезнь музыканта была для публики тайной, а сам Боуи давно жил с репутацией человека, у которого, подобно кошке, будет как минимум девять жизней. Одиннадцать лет назад он пережил сердечный приступ и сложную опе­рацию, но даже после этого выглядел, по его же словам, как «простой смертный, но с задат­ками супермена». Новый альбом Боуи давал его поклонникам надежды по поводу гастро­лей, которых не было долгие годы, но вместо этого Blackstar, вышедший в день 69-летия музыканта и за два дня до его смерти, стал прощальным жестом. И он получился тоже в духе Боуи. Всего семь песен, но большой простор для воображения. Индастриал и воз­душный фолк, джаз и хип-хоп, сюрреализм и ясность мелодий. Только Боуи мог соединить все это, и очень грустно, что музыкант сделал такое в последний раз.

Музыканты и эксперты о Боуи

Александр КУШНИР, музыкальный продюсер и писатель:

— Боуи был артистом до мозга костей, думающим не только о музыке, тексте, но и о визуальном ряде, имидже. Его часто называ­ли «хамелеоном новой волны», потому что он предугадывал стили: был одним из пионеров глэм-рока, потом перешел на «полу-панк», экспериментировал с трипхопом, электро­никой. Дэвид начал тогда, когда фактически распалась группа Beatles. Мне видится в этом сакральный, метафизический смысл, переда­ча эстафеты. В этот момент, на стыке 1969-го и 1970-го, на сцене появилось два новых арти­ста — Элтон Джон и Дэвид Боуи. Закончилась одна эпоха и началась другая.

Дэвид был едва ли не единственным из западных артистов, не поддерживающих ком­мунизм, который в XX веке пытался и умом, и сердцем полюбить Россию. Это не просто красивые слова. Всем известна история, ког­да он за три недели пересек всю нашу страну от Дальнего Востока до Москвы на Трансси­бирском экспрессе, наблюдая в окно либо тундру, либо тайгу. В этом весь Боуи: целью такого поступка были исключительно эмоции, впечатления. Когда поезд остановился в Ека­теринбурге (тогда — в Свердловске), Дэвид решил сфотографироваться с местной мили­цией, чуть не попав в отделение. Парадоксаль­но то, что спасли артиста полупроводницы-полугэбэшницы, пустившие его в уходящий поезд. Первое свидание с Россией закончи­лось тогда посещением Красной площади. История поездки никак не афишировалась, потому что в то время на Западе не было особой любви к СССР. Дэвид путешествовал исключительно для себя, для личного опыта. Фото, сохранившиеся с поездки, стали всплы­вать только спустя десятилетия.

В 1996 году на концерте Дэвида Боуи в Кремле первые ряды заняла «партий­ная элита». Зал был мертвым, холод­ным. Говорят, когда артист потом зашел в гримерку, он чуть не плакал и сказал, что больше не вернется в Россию. Он изо всех сил старался полюбить и понять нашу страну, но ему это не удалось. Тем не ме­нее он оказал огромное влияние на некоторых российских музы­кантов. Например, ранние тексты Гребенщикова были написаны с оглядкой на произведения Боба Дилана и Дэвида Боуи.

Филипп СОЛОВЬЕВ («НонА­даптанты»):

— В рамках жанра, в котором мы работаем, влияние Дэвида Боуи на наше творчество невозможно не признать. У меня всегда было к нему неоднозначное отношение, хотя он занимал в моей жизни особое место. Образ андрогина на эстраде 1970-х, стирающий половую иерархию, был по-настоящему революционным для того времени. Самыми значимыми его работами для меня стали составные «Берлинской три­логии» (серия альбомов Дэвида Боуи, запи­санных в сотрудничестве с Брайаном Ино в конце 1970-х), особенно пластинка Heroes, в работе над которой также принимал участие гитарист King Crimson Роберт Фрипп. Это сво­еобразная вершина творчества Дэвида Боуи как художника. Главное его влияние на эпоху в том, что он, соединив в своем творчестве музыкально-поэтические приемы Сида Бар­ретта и группы Velvet Underground, был прово­дником и популяризатором андерграундных веяний конца 60-х в массовой культуре. Тем самым он совершил переворот, сделав со­временное искусство того времени доступ­ным для широкого зрителя, а не только для взыскательной публики!

Руслана СУЛТАНОВА (A la Ru):

— С творчеством Дэвида Боуи связано для меня очень многое. Его музыка, стиль жизни, безграничный талант учили не боять­ся экспериментов, вдохновляли на поступки, запускали какие-то электрические заряды, помогавшие не опускать руки в своем деле. Каждый концерт, каждое изменение его стиля было невероятным впечатлением, от которого у меня даже могла подняться температура. Он сам по себе шоу, настоящий музыкант и ар­тист, тот, кто имеет право стоять на сцене и делать с нами все что угодно. Он ушел из жиз­ни настолько красиво, что слов нет, через два дня после того, как выпустил потрясающий альбом в день своего рождения, ставший по­следним в его дискографии и первым за мно­го лет. В этом весь Дэвид, «простой смертный с задатками супермена», который все еще жив и жить будет долго, потому что музыка, потому что Боуи.

Федор СТАРОСТИН (Theodor Bastard):

— Он только что выпустил сильнейший за много лет альбом и ушел. Красиво и печально. Боуи, безусловно, великий музыкант, вирту­озно сочетавший в своем творчестве поп-музыку и авангард. Яркий артист, актер, один из тех музыкальных мастодонтов прошлой эпохи, которые, к сожалению, не появляются уже в эру нынешнюю.

Гая АРУТЮНЯН («Дети Picasso»):

— Вы замечали, что великие ухо­дят стаями? Я поздно откры­ла для себя Боуи. Только пару лет назад я ста­ла слышать и по­нимать его. Он попросту шел путем Пабло Пикассо. Все время обнулялся и обнов­лялся, искал и не зату­хал, на­девал но­вые маски и подби­рал новые роли. Его андрогинный тембр голоса и сценический об­раз и отталкивали меня, и притягивали. Думаю, признак большого артиста — это сфера влияния. Не­сколько десятилетий, почти полвека, он по­ливал свое любимое дерево под названием глэм-рок и повлиял на несколько поколений музыкантов. Даже Nirvana написала велико­лепный кавер на его песню The Man Who Sold The World, а его коллаборации с Игги Попом и Фредди Меркьюри до сих пор очень акту­альны. Мне кажется, уход Боуи так же красив и эксцентричен, как и его жизнь. Зная, что у него остается мало времени, он совершает три действия подряд: отмечает свой день рождения, выпускает новый альбом и умирает. И я уверена, что его новый альбом Black Star, к которому он при­влек именно джазовых музыкантов из Нью-Йорка, повлечет за собой целый эшелон подобных фри-джаз-экспериментов в мире.

10 фактов о Дэвиде Боуи

■ Настоящее имя музыканта — Дэвид Роберт Джонс. Свой творческий псевдоним он взял в честь холодного оружия — боевого ножа Боуи, который в свой черед был назван по имени одного из лидеров «Техасской революции», участника обороны форта Аламо от мексиканцев Джи­ма Боуи (1796—1836). Впервые под именем Дэвид Боуи музыкант выступил около 50 лет назад — 14 января 1966 года, когда его псев­доним появился на обложке пластинки Can’t Help Thinking About Me.

■ Впечатление, будто у Боуи глаза раз­ного цвета, возникло вследствие травмы, по­лученной будущим музыкантом в ходе драки в 15-летнем возрасте. Дэвид и его друг Джордж Андервуд подрались из-за девушки. Дэвид получил удар в левый глаз перстнем, который был на пальце у Андервуда. В результате трав­мы у Боуи возникло дефектное восприятие глубины поля зрения, он утратил восприятие цвета. При этом Андервуд и Боуи остались друзьями.

■ Славу Дэвиду Боуи принес вышедший в 1969 году сингл Space Oddity, выпущенный одновременно с первой высадкой астронав­тов на Луну. Песня Space Oddity использова­лась в репортажах Би-би-си о высадке на Луну экипажа «Аполлона-11» и полете «Аполлона-13».

■ В Америке Дэвиду Боуи широкий успех принес сингл Fame в 1975 году. Его соавтором (и бэк-вокалистом) выступил Джон Леннон. Всего Боуи выпустил 26 студийных, 9 концерт­ных и 13 видеоальбомов.

■ Именно Боуи была в 1970 году написа­на песня The Man Who Sold The World, самый знаменитый акустический кавер которой ис­полнил Курт Кобейн (Nirvana) во время шоу MTV Unplugged в 1993 году. После этого Боуи столкнулся с тем, что люди, заходившие к нему после концерта, где он исполнял свою собственную песню, говорили: «Это круто, что вы исполняете песню «Нирваны».

■ Согласно проведенному в 2000 году изданием New Musical Express опросу среди музыкантов различных направлений, Дэвид Боуи был признан самым влиятельным му­зыкантом. А по результатам опроса Би-би-си (2002 г.), Боуи оказался на 29-м месте в спи­ске 100 величайших британцев. Он входит в топ-списки величайших исполнителей рок-музыки и вокалистов всех времен.

■ В 2000 году Дэвид Боуи отказался от звания кавалера ордена Британ­ской империи, а спустя три года отклонил предло­жение возвести его в рыцарство. Свою позицию он объ­яснил так: «Я никогда не предпо­лагал, что получу что-либо подоб­ное. Я се­рьезно не знаю, для чего он нужен. Это не то, ради чего я всю жизнь рабо­тал».

■ Первой женой Дэвида Боуи стала модель Анджела Барнетт, с которой он по­знакомился в 1969 году. У них в 1971 году родился сын, которого на­звали Зоуи. В 1980 году Дэвид и Анджела раз­велись. Второй раз Боуи женился на модели Иман Абдулмаджид в 1992 году. В 2000 году у них родилась дочь Александрия Захра.

■ В начале семидесятых годов Боуи при­страстился к наркотикам. Тогда же он делал порой эпатирующие заявления — например о том, что Гитлер был первой рок-звездой, а Британия могла бы извлечь пользу от фашист­ского лидера. Кстати, советские таможенники изъяли у Боуи во время его приезда в СССР «нацистскую атрибутику». Позже музыканту пришлось открещиваться от своих слов и за­являть, что он не является фашистом, а все его слова являются следствием увлечения трудами Ницше и оккультизмом.

■ Дэвид Боуи прославился не только на музыкальной сцене, но и в кино. Самые его известные кинороли — инопланетянин Томас Джером Ньютон в научно-фантастическом фильме «Человек, который упал на Землю», вампир Джон в фильме ужасов «Голод» режис­сера Тони Скотта, король гоблинов Джарет в «Лабиринте». Появляется он в роли агента ФБР Филлипа Джеффриса в фильме Дэвида Линча «Твин Пикс: Огонь, иди со мной».

Наталья МАЛАХОВА, Илья ЛЕГОСТАЕВ, Андрей ЯШЛАВСКИЙ.

Поделиться:

Об авторе

admin

admin

Курсы валют

USD16,71+0,70%
EUR19,78+1,06%
GBP21,89+1,08%
UAH0,61+0,98%
RON4,09+1,01%
RUB0,23+0,93%

Курсы валют в MDL на 13.08.2020

Архив