Газета "Кишиневские новости"

Без категории

ТОРГОВАЯ ВОЙНА РОССИИ И ЗАПАДА: ПОБЕДИТЕЛИ И ПРОИГРАВШИЕ

ТОРГОВАЯ ВОЙНА РОССИИ И ЗАПАДА: ПОБЕДИТЕЛИ И ПРОИГРАВШИЕ
07 мая
00:00 2015

К чему привела битва санкций?

Секторальные санкции Запада против России скоро справят годовщину. Летом 2014 года рос­сийским госбанкам и компаниям отказали в дешевых кредитах, а у сырьевого сектора отняли добы­вающие технологии.

В ответ Россия отказалась от импорта европейской сельхозпродукции и ряда дру­гих товаров. Прошел год. Пришло время обе­им сторонам либо отменить, либо продлить санкции. Вашингтон от своего не откажется. Доля торгового оборота США с Россией все­го 1–2%. Американские компании вряд ли ощутили разницу от торговой войны с нашей страной.

Для большинства европейских стран санкции оказались более чем серьезным уда­ром. Бюджеты отдельных государств потеря российского рынка фактически подкосила и поставила на грань выживания.

Евросоюз уже раскололся: семь стран ЕС — Италия, Греция и Кипр, Венгрия, Словакия, Австрия, Испания — выступают против прод­ления санкций в отношении России.

У Москвы есть шанс удачно сыграть на недовольстве этих государств общей поли­тикой Брюсселя. В ближайшее время на при­лавки российских магазинов могут вернуться персики, нектарины, мандарины, клубника и вишня из Кипра, Венгрии и Греции. Об этом, правда, пока неофициально, говорил глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев. Рос­сельхознадзор уже приступил к проверкам ряда предприятий этих стран на случай осла­бления санкций.

Помимо полной отмены эмбарго есть и другие способы ослабления торговой войны, например, создание новых совместных пред­приятий.

Другими словами, Россия набирает со­юзников. «Если одна страна ЕС не согла­сится с продлением санкций, то, исходя из процедуры голосования, решение принято не будет», — полагает зампред комитета по международным делам Госдумы Леонид Ка­лашников.

Остается переманить на свою сторону фактического лидера ЕС — Германию. Она по­страдала от обоюдных санкций меньше дру­гих. Но даже при этом потери немцев в 2014 году от российско-западного экономического столкновения превысили 550 млн евро. Для Берлина это не выстрел в висок. Внешний то­варооборот Германии в 40 раз больше. Толь­ко чем дальше, тем потери станут все более ощутимее. Это расшатывает сложившиеся отношения Берлина и Вашингтона.

Удар, удар, еще удар, еще удар, и вот!

Россия почувствовала экономическую опалу только после секторальных санкций. Отсутствие дешевых западных заимствова­ний привело к следующему: в прошлом году отток капитала из нашей страны составил около $130 млрд.

Еще столько же российским государ­ственным и частным компаниям пришлось потратить на внутренние кредиты, ставки по которым гораздо выше, чем на внешнем рын­ке. Еще $110–130 млрд придется потратить на аналогичные цели в этом году. Так что общий отрицательный результат — примерно $500 млрд за два года.

Запрет на поставки добывающих тех­нологий проявятся в будущем. В основном эмбарго наложено на поставку оборудова­ния, которое используется при добыче труд­ноизвлекаемых углеводородных ресурсов, а также нефти и газа на морском шельфе — в Северном Ледовитом океане или в акватории Баренцева и Охотского морей. Найти анало­гичные технологии мы в ближайшее время вряд ли сможем. Китай, активно разрабаты­вающий добывающие технологии, пока не способен сравниться с немцами, норвежцами и американцами.

С «Южным потоком» сложнее. Теряют и находят обе стороны. Для России эта труба стала бы выходом из транзитного кризиса с Украиной. Поставки через эту страну за по­следние несколько лет сократились практи­чески вдвое — с 135 млрд до 63 млрд кубо­метров. Остальные объемы поставляются по газопроводам, идущим через Белоруссию, Турцию и «Северному потоку» (по дну Бал­тийского моря до Германии).

«Южный поток» мог бы вывести Украину из игры — к 2018 году по нему Россия смогла бы экспортировать до 61 млрд кубов. Только тогда бы Европа повысила свою зависимость от российского газа с 33% до 45–47%. То есть европейский энергобаланс стал бы зависеть от России почти наполовину. Это не по нра­ву Брюсселю. Против «Южного потока» они придумали «Южный коридор». Это проект по поставкам в Европу прикаспийского газа и газа из стран Ближнего Востока, иниции­рованный Еврокомиссией еще в 2008 году. Главные участники — Азербайджан, Грузия, Ирак, Казахстан, Туркмения, Турция и Еги­пет. Также ЕС заявлял о возможном участии в проекте Ирана и Узбекистана. Ожидается, что газопровод сможет поставлять в год в Европу от 60 до 120 млрд кубометров каспийского и центральноазиатского газа. Стоимость оце­нивается в $45 млрд.

Только построят ли, вопрос не решенный. Азербайджанского газа явно не хватает. «По­ставки из остальных стран, например из Тур­кмении, Ирака и Ирана, нестабильны. Этому проект находится под вопросом», — считает директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

Обоюдный нокаут: Европа выживает с трудом

Россия является пятым по величине в мире импортером продуктов питания и заку­пает за рубежом до 35% необходимой сель­хозпродукции. Основная часть продуктов до последнего времени поступала из США (говя­дина, свинина, мясо птицы) и Евросоюза (того же мяса, но в большей степени «молочки», а также фруктов-овощей).

Очевидно, что именно эти страны и наи­более сострадают от российских антисанкций. Правда, в разной мере. Так, по данным Все­мирного торгового объединения, наибольшие потери понесла в прошлом году Франция — 1 млрд евро. И это не только сокращение заку­пок со стороны России дорогостоящих сыров, морепродуктов, фуа-гра или других деликате­сов. Еще в 2008 году, впервые за много лет, Франция вошла в десятку основных торговых партнеров нашей страны. Ежегодный оборот российско-французской торговли превышает $22 млрд (российский экспорт — $12 млрд, импорт — $10 млрд).

Санкции друг против друга ударили и по поставкам французского оборудования — транспортных средств: авиационной техники, автомобилей и их комплектующих, сельскохо­зяйственных машин.

Потери сельхозпроизводителей Польши составят 926 млн евро. Польские аграрии уже давили тракторами яблоки — они требовали от Брюсселя 500 млрд евро компенсации за потерю российского рынка. Была запущена акция «Ешь яблоки назло Путину». Только она провалилась. Самостийные плоды пришлись не по вкусу полякам, а российские потребите­ли начали покупать близкие по ценам турец­кие и египетские аналоги. Цена килограмма яблок за год, например, на столичных прилав­ках практически не изменилась и составляет 50–100 рублей в зависимости от сорта (есть, конечно, и дороже).

Испания, в свою очередь, страдает и за­являет об этом во всеуслышание. Ее потери в прошлом году обозначились на отметке в 440 млн евро. Для Испании, чей ВВП в 2014 году превысил $1,3 трлн, не самая крупная потеря. Только вот внешний долг Испании составля­ет $2,3 трлн. Тем самым Мадрид уже на гра­ни катастрофы. Не зря Каталония была готова выйти из состава Испании как самая высоко­развитая провинция и ограничить себя от вы­платы долгов, но по понятным причинам не получилось.

Существуют примеры гораздо хуже. Лит­ва, по данным того же ВТО, проиграла на рос­сийских антисанкциях более 900 млн евро. А ВВП Литвы всего $45 млрд, а внешний долг — $25 млрд. Каждый миллиард шатает Виль­нюс из стороны с сторону. Азия, у которой су­ществует серьезный инвестиционный запас, в Литву не верит. Экономические доходы Виль­нюса формируются за счет транспортных со­ставляющих — железнодорожных сообщений России с Западной Европой. Убрать милли­ард долларов — подставить ножку. Литва не умрет, но 10% населения, занятого в сель­ском хозяйстве, столкнется (уже столкнулось) с тем, чтобы вспомнить, что такое запрет на экспорт из России.

Кто убьет Бемби?

Взаимные санкции уже разрушили сло­жившиеся торговые связи российских и европейских партнеров. Заработал «закон джунглей» — выживает сильнейший. По сло­вам президента Национальной федерации производителей фруктов Франции Люка Барбье, «русские и дальше будут есть яблоки, помидоры и персики. Разница в том, что они не будут европейскими. Их будут поставлять Азия, Бразилия, Южная Африка. Когда Россия снимет эмбарго из Европы, завоевать вновь утраченные позиции будет проблематично».

Вот тут и появятся победители, которые номинально даже не участвовали в торговой войне. По словам члена международного ко­митета Совета Федерации Игоря Морозова, «у нас растет развитие отношений в рамках БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР) и ШОС (Россия, Китай, Казахстан, Киргизия, Узбекистан, Таджикистан). Рас­ширяются связи с Азиатско-Тихоокеанским регионом».

Напомним, что до последнего времени Россия занимала третье место в списке им­портеров норвежского лосося. Введенный запрет на ввоз в Россию приведет к падению мирового спроса на лосося на 7% и к падению цен на эту рыбу на 15%.

Но не на российском рынке. Заменить норвежского лосося будет нечем. По рыбе, которая ежегодно ввозится в Россию на $2,86 млрд, главными пострадавшими станут Ис­ландия, Канада, США, Норвегия и Япония.

Что касается мяса, то его в 2013 году Рос­сия экспортировала аж на $6,7 млрд. Кроме Бразилии и Аргентины его поставляли преи­мущественно страны, против которых введе­ны санкции: Польша, Германия, Дания, США, Австралия и так далее.

Запрет распространяется также на Ка­наду, Японию и Украину (последняя, кстати, основной экспортер сельхозпродукции в нашу страну). По ряду подсчетов, замещать придется 10% поставляемых в Россию прод­товаров, что принесет иностранным постав­щикам относительно скромные совокупные убытки — около $4 млрд.

Молочную продукцию к нам ввозили главным образом «страны-санкционеры», в основном Нидерланды, Украина, Финляндия, Германия и Польша. Мясом, не считая птицы, Россия обеспечить себя пока не может: 30% говядины и свинины приходится везти из Да­нии, Германии, США и Канады.

Пострадает Литва, из которой текла са­мая широкая прибалтийская молочная река в Россию. Продолжая говорить языком об­разным, когда реку перекрыли, это привело к стихийному бедствию. Сами литовцы больше берут польское — дешевле и, многие думают, качественней. Тренд последних дней — товар в упаковках с текстами на русском языке со скидкой в 20–30% развернули на границе или который никуда не уехал. «Нас обвиняют, что мы работали с Россией. Но ведь с Россией ра­ботает весь ЕС. Это огромный рынок, самый близкий и самый прибыльный. Нашу продук­цию в России знают, а в Европе никто не зна­ет. ЕС необходимо понять, что наши страны — буферная зона. Европа должна создать иные условия торговли с Россией для наших стран», — говорит председатель Сельскохозяйствен­ной палаты Литвы Андреюс Станчикус.

Пошел кувшин по воду ходить, там ему и полным быть

Акции норвежских производителей ло­сося дешевеют рекордными темпами. Фон­довый индекс норвежских лососевых ферм рухнул почти на 8% — сильнейшее падение за всю историю.

Потери итальянской экономики из-за антироссийских санкций может составить 3,7 млрд евро, говорится в аналитической записке, подготовленной университетом Лу­иджи Боккони. «Результат происходит из-за отсутствия гипотетического роста экспорта, который не происходит в результате ситуации неуверенности», — отмечают итальянские аналитики. Другими словами, эксперты прямо указывают на санкции как причину отсутствия роста ВВП своей страны.

Финляндия, известная россиянам по мо­локу, йогуртам и творожкам, уже сворачивает производство на российских заводах. Уже 800 сотрудников этих предприятий отправились во внеплановый отпуск. «Россия — приори­тетный рынок сбыта, одна пятая сельского хозяйства Финляндии. И отсутствие этого рынка серьезно ударит по экономике, пото­му что найти таких хороших покупателей за границей будет крайне сложно. Патовая си­туация. Решения политические, и они управ­ляют экономикой в данном случае. Обычным гражданам не остается ничего, кроме как при­способиться. На политический ход событий простой фермер повлиять ну никак не может», — говорит профессор Центра экономических исследований сельского хозяйства и продо­вольствия Финляндии Юрки Ниеми.

Но не думайте, что пострадали только финны, — рабочие были из России. Умножай­те в 4–5 раз. Это супруги, дети, все родствен­ники, не занятые на производстве.

«Совершенно ненужная ссора, — поддер­живает финский аграрий Ари Оллинсало. — Я с надеждой слежу за ситуацией и хочу, чтобы как можно быстрей разрешились все полити­ческие разногласия. И от всей души желаю, чтобы русские люди пили финское молоко, а я с большим удовольствием буду пить русскую водку».

В текущей политической ситуации, когда Россия вынуждена использовать ответные санкции по ввозу продовольственных това­ров для стран-участниц Евросоюза, экспорт из стран СНГ особенно важен для России.

Одну из главных ролей среди поставщи­ков играет Узбекистан. Особенно востребо­вана в России узбекская плодоовощная про­дукция, объем экспорта которой в 2015 году планируется увеличить на 60% (до 400 тысяч тонн) по сравнению с 2014 годом (250 тысяч тонн). Среди нее можно выделить заметно увеличившийся экспорт фруктовых соков и масла различных нетрадиционных культур.

Как заявил «МК» узбекский предпринима­тель Довронбек Ибрагимов, отпускные цены за последние полгода выросли как минимум на 35% из-за поднявшегося и в Узбекистане курса доллара. В то же время до российского потребителя продукты чаще всего доходят с накруткой в 100%. «При сохранении Узбеки­станом нынешней доли на российском рынке, равной 11%, в ближайшем будущем узбекские партнеры по экспорту на российском рынке могут иметь дополнительный спрос на пло­доовощные продукты на сумму $1–1,5 млрд», — прогнозирует бизнесмен.

Николай МАКЕЕВ.

Поделиться:

Об авторе

admin

admin

Курсы валют

USD16,600,00%
EUR19,660,00%
GBP21,720,00%
UAH0,610,00%
RON4,070,00%
RUB0,230,00%

Курсы валют в MDL на 15.08.2020

Архив