Газета "Кишиневские новости"

Политика

Ион СТУРЗА :

Ион СТУРЗА :
29 мая
20:45 2014

«Пришли во власть с голым задом, а сегодня чувствуют себя арабскими шейхами»

Признания экс-премьера, хорошо знающего истинные нравы молдавской политики

Уже пятнадцать лет этот человек не занимается активной политической деятельностью, посвящая все свое время бизнесув разных странах. То недолгое время, когда Ион Стурза был сначала вице-премьером, министром экономики, а потом возглавлял прави­тельство, некоторые эксперты склонны называть реформаторским, хотя и бо­лезненным периодом в истории совре­менной Молдовы. Потому нет ничего удивительного в том, что отдельные партии не прочь записать его не толь­ко в свои ряды, но даже в лидеры. Его интервью и комментарии всегда прово­кационны и привлекают внимание как сторонников, так и противников. Ион Стурза стал гостем очередной встречи в Международном пресс-клубе «Соци­альный резонанс».

Управлять страной – это не управлять компанией

Причины своего ухода из политики Стурза объяснил так:

– Моя политическая карьера — это лишь случай в жизни. Я не профессио­нальный политик и не был им до назначе­ния на пост премьер-министра. Перестал заниматься политикой сразу, как ушел с поста. Два года с небольшим отдал своей стране. Сегодня я вижу, что было боль­шой ошибкой, что я предпочитал тогда быть больше технократом, а не полити­ком. Со временем, а мудрость приходит только с возрастом, пришел к выводу, что управлять страной и компанией — раз­ные вещи. Управление страной — это не бухгалтерский отчет, дебит и кредит. Госу­дарство нельзя измерить только макроэ­кономическими показателями. Поэтому премьер-министр должен быть полити­ком. Я ушел со своей высокой должности без особого сожаления, когда стало ясно, что народ нас не любит и не хочет.

Самые выгодные инвестиции – в политику

У Иона Стурзы есть свое мнение о том, зачем бизнесмены во всем мире рвутся в политику:

– Когда совмещают бизнес с поли­тикой, возникает олигархия, которая ра­ботает против интересов общества. Как правило, это заканчивается печально и для бизнеса, и для политики. Поэтому надо выбирать: или ты занимаешься бизнесом и не лезешь в политику, или ты занимаешься политикой и не уча­ствуешь в бизнесе. Это наша беда, что в политику в Молдове идут бизнесмены. Хотя некоторых из них я бы даже не стал называть бизнесменами в том смысле, как это принято во всем цивилизованном мире. Эти люди активно занимаются по­литикой, но не смогли избежать соблазна поставить ее на службу своим приватным бизнес-интересам. И те, что несколько лет назад пришли во власть с голым за­дом, сегодня чувствуют себя арабскими шейхами. К примеру, когда зашла речь о возрождении Экономического совета при премьер-министре, первое, чем занялись в правительстве, – добычей грантов под будущий совет. И солидные гранты на сотни тысяч долларов были получены от Всемирного банка. Мне предложили воз­главить совет, я согласился, готов был привлечь в состав этого консультативного органа крупнейших мировых экспертов – вплоть до Уоррена Баффета. А в прави­тельстве больше заботились о создании аппарата совета. Стало ясно, что рабо­тоспособный, оперативно реагирующий на текущую ситуацию орган был никому не нужен. Сегодня я даже не знаю, суще­ствует ли, действует ли этот совет…

Безусловно, у бизнеса во всем мире имеется желание влиять на политику в своих интересах. Но то, чем занимаются молдавские олигархи сегодня, я не могу назвать бизнесом. У них нет заводов и фабрик, на которых трудятся тысячи лю­дей. Они не платят зарплаты и налоги. Они просто, образно говоря, сидят на пе­рекрестке и собирают дань с проезжаю­щих. Жаль, но в Молдове мало истинных бизнесменов.

От всех партий равноудален

Касаясь взаимоотношений с Либерал-реформаторской партией, представители которой публично заявляют о согласии Стурзы возглавить это политформирова­ние, он сказал:

– Я равноудален от всех молдав­ских партий, в том числе от Либерал-реформаторской. То, что я участвовал в съезде этой партии, не означает ровным счетом ничего. Просто я использовал при­сутствие там как возможность высказать свою точку зрения по некоторым про­блемам нашей страны. Чтобы сохранить доверие общества к тому, что я говорю, я не должен быть политически ангажиро­ванным. Кроме того, я просто не считаю для себя возможным участвовать в каких-либо политических проектах в качестве их руководителя. Убежден, что могу быть полезен своей стране и оставаясь нор­мальным рядовым членом гражданского общества. А все заявления либерал-реформаторов – это просто информаци­онные поводы.

Даже выборы под вопросом

Предсказывать итоги предстоящих выборов Ион Стурза не берется:

– Год назад еще можно было постро­ить какой-то прогноз. Конечно, можно ска­зать, что Игорь Додон вряд ли дотянет до парламента Реальный рейтинг политика — 2–2,5%. О проекте Ренато Усатого во­обще говорить смешно. Можно сказать, что демократы теряют поддержку изби­рателей, а у коммунистов — стабильный электорат. Но в последнее время ситуа­ция в регионе и Молдове меняется так быстро, что сегодня сами политики не могут прогнозировать даже ближайшее будущее. Мир вокруг нас меняется: не стабилизировалась ситуация в Украине. В Румынии предстоят президентские вы­боры, которые повлияют на внутриполи­тические процессы в нашей стране. Неиз­вестно, как сложится постэлекторальная ситуация в Евросоюзе. И я не удивлюсь, если парламентские выборы 30 ноября по каким-то причинам вообще не состо­ятся.

Обещания денег от Евросоюза – пустые декларации

Стурза развенчал миф о том, что с Запада в Молдову приходят большие деньги, но власть не умеет ими распоря­жаться:

– Все эти донорские конференции заканчиваются, как правило, большими банкетами и обещаниями. Презентация проекта «Восточное партнерство» за­кончилась грандиозным банкетом, на котором Молдове обещали много мил­лиардов финансовой помощи. А в дей­ствительности поступило значительно меньше средств. К тому же, во всех этих проектах много хитростей, позволяющих уводить деньги мимо кассы той страны, которой они обещаны. Например, «техни­ческая помощь», «консультанты», объяс­няющие, как эффективно нужно тратить деньги, которые к нам вроде как могут поступить.

Реальные деньги в страну могут при­йти только тогда, когда интеграция с ЕС станет более тесной, когда Молдова полу­чит статус кандидата или станет членом ЕС. А то, что сегодня ЕС обещает Мол­дове, это просто пустые декларации. Не ищите там реальных денег. Мы не долж­ны строить иллюзии относительно степе­ни щедрости любых спонсоров. Не только из Евросоюза, но прежде всего Евросою­за. Во что превратилось «Восточное пар­тнерство»? Оно было задумано как некий пояс безопасности и стабильности между Европой и Россией в обмен на деньги. Реально его участникам – Украине, Гру­зии, Азербайджану, Белоруссии, Молдо­ве и Армении – были обещаны большие деньги на развитие экономики, решение социальных проблем. Но постепенно все свели к философии «ассоциированного членства», которое означает «безопас­ность и стабильность без денег». Потому что в мире кризис и тратить деньги рас­хотелось. Потому что кто-то додумался заменить пакет реальной финансовой помощи на иллюзии евроинтеграции. А для этого заставить участников «Восточ­ного партнерства» провести у себя доста­точно болезненные в социальном плане реформы, не оказывая им финансовой помощи. К чему это приводит, мы видим сегодня на примере Украины.

Конфликт как с западными, так и с восточными соседями ни к чему

Ион Стурза сожалеет, что его реко­мендации властям не по нраву:

– В августе прошлого года я встречал­ся со всеми руководителями страны и политическими лидерами и высказал им свои опасения относительно некоторых их шагов. Я им тогда сказал, что их глав­ная задача – выиграть выборы, не допу­стить возврата к власти коммунистов. А для этого надо принимать нестандартные решения.

Во-вторых, я рекомендовал им опа­саться ловушек, которые им расставля­ют внутри страны и извне. Речь шла о концессии Кишиневского аэропорта и продаже Banca de Economii. Я их пред­упреждал, что эти проекты их дискреди­тируют и обернутся убытками, советовал прекратить все разговоры о массовой приватизации в электоральный год, так как они не смогут обеспечить прозрач­ность этого процесса приватизации. В противном случае они войдут в череду бесконечных скандалов, связанных с про­цессами приватизации, которые сильно и больно ударят по их электоральному рей­тингу. Рекомендовал прекратить все раз­говоры об оптимизации, закрытии школ, больниц. Во-первых, это неправильно по отношению к людям. Во-вторых, это не­правильно с точки зрения подготовки к выборам.

Социологические исследования по­казывают, что у молдавского электората тема «европейской интеграции» сегодня непопулярна. Поэтому нельзя провоз­глашать ее приоритетом, так как людям сейчас нужно совсем другое.

Дайте людям облегчение в соци­альной сфере, реально решите их са­мые острые проблемы, и они это оценят. Перестаньте ездить в Брюссель, лучше отправляйтесь по районам и селам стра­ны, общайтесь с гражданами на местах. И тогда у вас будет шанс – не гарантия, но серьезный шанс! – выиграть выборы.

Национальными интересами не торгуют даже в джунглях Амазонии

По вопросу сохранения молдавской государственности у Стурзы существует совершенно четкая позиция:

– В нашей стране 80, а то и все 90 процентов населения за сохранение су­веренного и независимого Молдавского государства. С этим должны считаться и молдавские, и румынские политики.

Но в Румынии 90 процентов населе­ния – унионисты. И они стали униониста­ми не сегодня, не вчера, а 200 лет тому назад и остаются таковым и по сей день. Сегодня напрасный труд пытаться убе­дить в Румынии как простого человека, обывателя, так и представителя интел­лигенции или политика в том, что идея объединения Румынии и Молдовы нере­альна, что это неправильный проект. На­живешь себе смертельного врага.

Поэтому не надо нам сегодня пытать­ся переубедить румын. Нам надо в Мол­дове осуществлять проекты, направлен­ные на укрепление ее государственности. Плохо, что некоторые люди во власти торгуют национальными интересами. В этом, а не в румынском унионизме, кроет­ся самая большая опасность для молдав­ской государственности. У национальной элиты должен быть особый круг вопро­сов, которые не ставятся ни при каких обстоятельствах под сомнение и никогда не становятся предметом торга – это на­циональные интересы. Работая в области добычи полезных ископаемых, мне при­ходилось общаться и с латиноамерикан­скими «бандитос-барбудос» в джунглях Амазонии, и с семьей Каддафи в Ливии, и с руководством стран Центральной Азии. Но ни в одной стране политические элиты или диктаторы не торгуют национальны­ми интересами. Ни за какие деньги мира вы не сможете их купить. А в Молдове торгуют. Стоит вспомнить многочислен­ные рейдерские захваты банков и крупно­го бизнеса, многомиллиардные операции по отмыванию денег. Это полная деграда­ция нашей политической элиты.

Елена РОЙТБУРД.

Поделиться:

Об авторе

admin

admin

Курсы валют

USD17,35+0,59%
EUR19,21+0,68%
GBP22,84+0,70%
UAH0,73+0,50%
RON4,02+0,68%
RUB0,27+0,50%

Курсы валют в MDL на 10.12.2019

Архив