Газета "Кишиневские новости"

Политика

ДЕНЬГИ ВЗЯЛИ ВЕРХ НАД ВЕРОЙ В СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ

23 января
15:21 2014

Почему Янукович отказался от ассоциации с ЕС

Россия спасла Украинуот «бан­кротства и социального кол­лапса», признался украинский премьерНиколай Азаров. Попытки соорудить трехсторонний баланс в отношениях Украины с ЕС и Россией, на который с самого начала делали ставку украинские власти, оказа­лись не такими уж бесперспективны­ми. На данном этапе они получили все, что хотели: от России — деньги, снижение цен на газ и восстановле­ние торговли, от ЕС — продолжение сотрудничества по проекту соглаше­ния об ассоциации. Мы подробно проанализировали этот документ и пришли к выводу, что торопиться с его подписанием Украине сейчас не стоит. Те условия, которые предла­гаются, более выгодны европейским странам, находящимся на грани ре­цессии и стремящимся расширить рынки сбыта. Поэтому теперь пре­зидент Виктор Янукович продолжит торг с ЕС, но под бдительным оком России.

Поверить на слово

В открытом доступе полной версии тек­ста проекта соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС нет. Например, на официаль­ном сайте МИД Украины из семи разделов до­кумента, более 40 приложений и протоколов к нему, изложенных на тысяче страниц, опубли­ковано не более четверти. Немногим больше размещено на портале Евросоюза. На вопрос, почему не размещен полный текст, однознач­ного ответа нет. Но, думается, во-первых, часть приложений наверняка носит секрет­ный характер. Во-вторых, несвоевременное обнародование некоторой информации может спровоцировать панику и хаос. Представьте ситуацию: население страны раньше времени узнает о введении в течение двух лет тех или иных финансовых норм, которые приведут к существенному сокращению числа банков. Сознательные граждане начнут массово за­бирать вклады со всеми вытекающими для экономики последствиями.

Не хочу в данном материале выступать за красных или за белых, но справедливости ради замечу, что условия вступления в тот же Таможенный союз куда более прозрачны, до­ступны и не келейны.

Что делать при этом украинцам: верить на слово в светлое будущее? Оппоненты, те, кто за Евросоюз, и те, кто против, переубедить друг друга никогда не смогут. Потому что это вопрос больше политический, чем экономи­ческий. Это что-то очень близкое к извечному русскому спору славянофилов с западниками. Декларации, заложенные в открытой части проекта соглашения, которыми чаще всего оперируют в спорах сторонники ЕС, — типа будет больше товаров по более низким ценам, прольется золотой инвестиционный дождь, будут чистая окружающая среда и качествен­ное образование — никого не убеждают. Это примерно как сказать, что «лучше быть бога­тым и здоровым, чем бедным и больным». А перевести спор в конкретную экономическую плоскость, а что, собственно, более выгодно Украине — быть с ЕС, в Таможенном союзе или свободной от всяких союзов и блоков, хотя бы в среднесрочной перспективе, — сложно по причинам, которые уже озвучены выше. Не хватает фактуры.

Инкорпорировать стандарты ЕС в мест­ное законодательство, сделать ссылки на них в нормативно-правовой базе не сложно. Однако сколько это будет стоить, допустим, с точки зрения вложений в модернизацию про­изводства, в металлургическую или пищевую промышленность? А сколько всего пона­добится средств, чтобы хотя бы экспортно-ориентированные товары адаптировать к евростандартам? Ранее премьер Николай Аза­ров называл 165 млрд евро на 10 лет. Позднее он умерил аппетит и заявил о 20 млрд евро, ко­торые ЕС в любом случае пока не собирается давать Украине даже в виде кредитов.

Не сомневаюсь в правдивости этих цифр. Президент Виктор Янукович, премьер Азаров, их доверенные эксперты проводили глубокий анализ, и даже, думаю, не раз и не два. Укра­инская власть, стратегически не отказываясь от евроинтеграции, считает невыгодными условия переходного периода. В результате экономика могла бы так грохнуться, оказать­ся в таком кризисе, вылезать из которого при­шлось бы не один пяток лет.

Кто кому больше нужен

Доля экспорта в ЕС от общего украин­ского реально составляет 20%. Министерство экономического развития и торговли Украины не приводит подробную структуру экспорта товаров и услуг, но из опубликованных дан­ных видно, что торговый баланс в 2012 году по итогам сотрудничества с ЕС отрицательный — $10,1 млрд.

Сегодня в ЕС действуют около 12 тыс. стандартов, сотни директив, которые уста­навливают требования к продукции. Проект соглашения об ассоциации, как известно, охватывает 28 сфер сотрудничества. В случае подписания Украина взяла бы на себя обяза­тельства по имплементации более 300 норм и директив ЕС. Сроки от 2 до 7 лет. Причем почти 70% нормативов должны были быть встроены в законодательную и нормативно-правовую базу Украины в течение первых пяти лет.

На текущий момент многие из действую­щих ДСТУ (госстандарты Украины) не соот­ветствуют европейским нормам. Например, стандарты на сырокопченые и сыровяленые колбасы не отвечают требованиям кодекса «Алиментариус», не имеют ссылок на систе­му контроля рисков безопасности продуктов ХАССП. При внедрении ХАССП производите­ли обязаны не только исследовать свой соб­ственный продукт и методы производства, но и применять эту систему к поставщикам сы­рья, вспомогательным материалам, а также к оптовой и розничной торговле. На Украине сейчас этого близко нет.

Далее. Существуют кардинальные раз­личия в банковской системе. Европейская директива относительно гарантирования вкладов физлиц предписывает увеличение суммы возмещения до 100 тыс. евро (1,1 млн гривен). На текущий момент гарантирован­ная сумма выплаты в случае потери вклада на Украине составляет 200 тыс. гривен, то есть в 5,5 раза меньше, чем в ЕС. Разные подходы к банковскому надзору. Финансовые учрежде­ния Украины должны были бы перейти на пра­вила «Базель III», которые в разы усиливают требования к нормативам по ликвидности и к капиталу банков. Это опять допрасходы. Все ли их потянут?

В большинстве стран Европы запреще­но использовать для заправки автомобиля 92-й бензин. На Украине такого запрета нет. В рамках директивы о запрете использования топлива с повышенным содержанием серы в течение 6 лет стране от него пришлось бы отказаться. Переход на стандарты Евро-4 и Евро-5 требует модернизации НПЗ и огром­ных инвестиций. Для Одесского НПЗ, судя по интервью его директора, — до 100 млн евро. А это только один завод. Сколько всего пред­приятий окажутся в аналогичном положении?

А при чем здесь Россия?

Если Украина подписала бы соглашение, поток европейских товаров хлынул бы туда, а затем транзитом в страны Таможенного союза. В такой ситуации Россия как минимум отказалась от режима свободной торговли с южным соседом, довела размер импортных пошлин до европейских, а как максимум — закрыла доступ продукции, поступающей с украинской территории. Об этом говорили и президент Путин, и премьер Медведев.

Если Россия поднимет для Украины вво­зные пошлины до европейских, то ставки увеличатся примерно следующим образом: сейчас пошлина на большинство товаров сельскохозяйственной отрасли составляет 0%, либо 1 евро за кг, а может вырасти до 23%, если опираться на текущие ставки с ЕС. По­шлина на текстильную продукцию составляет 5%, а поднимется до 11%.

В дальнейшем России, регулируя тарифы с Украиной и ЕС, придется действовать в рам­ках соглашений по ВТО. В частности, пошлины на молочные продукты уменьшатся до 14,9%; на злаки — до 10%; на рыбу — до 3%. В любом случае, как вы уже поняли, для Украины это станет повышением, например, на ту же мо­лочную продукцию с нынешних нулевых ставок до почти 15%.

В основном Украина экспортирует в Россию то­вары пищевой промышлен­ности, сельского хозяйства и металлургии. На долю России приходится около 30% всего украинского экспорта (четверть ВВП Украины) и 80% объема украинского экспорта плодоо­вощной продукции, что в сумме составляет порядка $15 млрд. Исходя из этих данных, можно примерно оценить, каковы же бу­дут финансовые потери Украины.

Дела и без того плохи. В июне 2013 года дефицит бюджета страны составлял 4,25 млрд гривен, в июле — уже 7,5 млрд, а всего за 1-е полу­годие — 22,74 млрд гривен. А тут еще сокращение экспорта неизбежно при­вело бы к снижению доходов бюджета, падению производства, росту безрабо­тицы, дефолту по гособязательствам. Потери России были бы существенно меньше, так как доля товаров, прода­ваемых Украине в структуре российского экспорта, занимает около 8%. А баланси­рующим на грани рецессии европейским странам расширение на их условиях рынка сбыта гораздо выгоднее.

Важно понимать и другое. Украина будет поставлять продукцию в ЕС по нулевым тари­фам не сразу. Планируется, что ставки снизят­ся постепенно, в течение 10 лет. Так, пошлина на живой рогатый скот весом 300 кг, предна­значенный на убой, сейчас составляет 23% и только к 2023 году будет 0%. Такая же система распространяется на другие товары и услуги.

Да и ежегодные торговые квоты, которые получила бы Украина после подписания согла­шения, не такие уж и великие. Возьмем хотя бы ту же экспортно-ориентированную сель­хозпродукцию: свинина 20 000 тонн, баранина 1500 тонн, молоко 8000 тонн, овес 4000 тонн, этанол 27 000 тонн.

Вот почему премьер Николай Азаров и за­явил, что Россия спасла Украину от «банкрот­ства и социального коллапса». Снизив цену на газ с нынешних 400 до 268 долларов за тыся­чу кубометров и согласившись разместить в ценных бумагах украинского правительства $15 млрд из Фонда национального благосо­стояния, России дала Януковичу передышку и сильные козыри при переговорах с ЕС. Ведь ни одно из 14 соглашений, подписанных в Москве, не противоречит планам Украины по сближению с Евросоюзом. Впрочем, теперь каждый свой шаг президент Янукович в этом направлении будет соизмерять с Россией. И если он будет плохо себя вести, цену на газ опять могут поднять, таможенные ставки пересмотреть, ужесточить миграционную по­литику, тормознуть по санитарным или иным соображениям на границе товары. В общем, «страшилок» по-прежнему хватает.

Леонид БЕРРЕС.

НАШ ЭКСПЕРТ:

Анна КОКОРЕВА, аналитик группы «Аль­пари»:

«На примере отдельных видов товаров со­вершенно очевидно, какой длинный путь надо пройти Украине, чтобы унифицировать свои ГОСТЫ, стандарты, нормативы под ев­ропейские.

Так, анализ раздела «Требования к сырью и материалам» уже упомянутого выше стан­дарта на сырокопченые и сыровяленые колбасы показал, что на сегодня критерии оценки качества мясной продукции на Укра­ине и ЕС существенно разнятся. Существу­ют принципиальные различия в определе­нии, например, качества пряностей. ДСТУ ссылается еще на документ МОЗ СССР — эпохи развитого социализма. Кодекс ЕС «Сборник гигиенической практики для пряностей и сухих ароматических растений CAC/RCP 42-1995» требует определения па­тогенных бактерий, афлатоксинов, загряз­няющих веществ и остаточного количества пестицидов. Экспертиза, предусмотренная в украинских стандартах, не соответствует европейской.

Также есть ряд замечаний по воде, исполь­зуемой в производстве колбас. Директива Совета 98/83/EC от 3 ноября 1998 г. была сопоставлена с украинским стандартом на воду — ГОСТ 2874. ЕС требует наличия э.коли и энтерококков как базовых микро­биологических показателей, содержание которых должно составлять 0/100 мл.

В ДСТУ отсутствуют требования к содер­жанию диоксина (токсичное вещество, приводит к отравлению организма челове­ка), тогда как в ЕС существует такая норма. При этом на Украине проводят анализ на содержание диоксина, но ссылок на не­обходимость его проверки и ограничений по допустимому содержанию никаких нет. Только в рамках одного стандарта можно насчитать более десятка несоответствий».

Поделиться:

Об авторе

admin

admin

Курсы валют

USD17,480,00%
EUR19,62–0,01%
GBP21,850,00%
UAH0,68–0,04%
RON4,150,00%
RUB0,280,00%

Курсы валют в MDL на 20.07.2019

Архив