Газета "Кишиневские новости"

Общество

Три лея – в убыток, семь-восемь – в самый раз?

20 апреля
20:24 2012


В очередной раз нас пугают подорожанием проезда в маршрутках. Размер возможного нового тарифа меняется с каждым следующим сообщением – от 4 до 7 леев. Сама постановка вопроса в таком разбросе цен не располагает к доверию. Сразу очевидно – блеф.


Просят непомерно много, чтобы торговаться, как на восточном базаре, в надежде, что 4 или 5 леев мы проглотим, не поперхнувшись. Хотя и тариф в 4-5 леев обосновать не утруждаются. А значит, и тут не просматриваются объективные доводы. Вернее, они существуют, но нам их знать не дано.


Недавно в телепередаче администратор одной из фирм-перевозчиков объяснял: топлива уходит 30 литров в день – на 500 леев, амортизация машины с учетом срока эксплуатации 10 лет – 200 леев в день, налоги, текущий ремонт машины, отчисления хозяину, зарплата водителю. И еще чего-то, и не одно, но не названное. Поэтому машины работают в убыток.


Конечно, появляются вопросы. Прежде всего: почему работают в убыток? Ответ: если не работать, машина сгниет. Выходит, чтобы не сгнила, возят пассажиров, покрывая убытки из собственного кармана? Водители или их хозяева занимаются благотворительностью. Вас это убеждает?


Еще вопрос, достаточно простой. Амортизация 200 леев в день означает 620 000 леев за десять лет при шестидневной рабочей неделе. Даже при пятидневной – 510 000 леев. Не многовато ли за подержанную машину (коих подавляющее большинство), купленную на вторичном рынке, в несколько раз дешевле первичной цены. И что, такая машина стоит 50000 долларов?


Главный вопрос – о доходах – вообще не затрагивается. Хотя понять расклад без сопоставления доходов и расходов невозможно. Упирают только на подорожание топлива, словно итоговый баланс зависит целиком от цены солярки. Мы, вероятно, единственная страна в Европе или в мире, где всё – мясо, колбаса, молоко, огурцы, помидоры и все прочее – состоит исключительно из энергоресурсов: газа, бензина, электроэнергии. Только что бензин и дизтопливо подорожали на 5% (правда, тут же сдали назад). Но нам уже обещают к осени подорожание продовольствия на 30% . Тридцать против пяти – в шесть раз больше. Очень интересная арифметика.


Поразительно, но шесть лет назад, когда тоже ставился вопрос о повышении тарифа, фигурировала точно такая аргументация: работа в убыток из-за подорожания топлива. Проезд тогда стоил два лея и требовали увеличить его до пяти, но умеренные перевозчики соглашались на три лея. А председатель ассоциации частного транспорта Ион Мэ-мэлигэ даже назвал цифру ежемесячных убытков на машину – 1500 леев.


Если учесть, что среди владельцев маршруток есть депутаты парламента, чиновники министерств, муниципальные советники и деловые люди, владеющие не одной машиной, а, возможно, не одним их десятком, представляете, какие убытки они несли? Но как тогда, так и теперь почему-то не уходят из этого бизнеса. Видимо, они получают удовольствие, занимаясь благотворительностью.


Когда мне внушают превратные представления, я чувствую себя оскорбленным: за кого меня держат? Я понимаю, что хозяин маршрутки хочет заработать побольше. И он понимает, что я хочу платить поменьше. И есть разумная цена, посильная для пассажира и позволяющая получить удовлетворительный заработок. Я не против, чтобы хозяин маршрутки богател. Я не завидую его заработку, тем более водителю – у него тяжелая работа. Часто, садясь в пустую маршрутку, сочувствую ему до огорчения, и радуюсь, когда пассажиры заполняют салон. До тесноты. Пусть будет тесно, лишь бы он заработал свой нелегкий хлеб.


Мне много раз доводилось ездить по разным направлениям из конца в конец маршрута. В таких случаях сажусь в первый ряд и из чистого любопытства считаю входящих пассажиров. В часы пик и вечером насчитывал 40 и больше. В другие часы – 20-25, не меньше. Можно прикинуть размер ежедневного дохода. При расходе топлива в 30 литров стоимостью 500 леев микроавтобус совершает десять поездок в оба конца на маршруте средней величины в 15 км. При среднем числе – 25 пассажиров в один конец, за день перевозит 500 человек. По 3 лея с каждого – итого 1500 леев. Что в три раза больше стоимости топлива.


Отсюда интересные выводы. Если топливо подорожало на 5%, получаем увеличение его доли в стоимости перевозки в размере трети этой величины – 1,66%. Если повысить тариф до 4 леев и пассажиры не разбегутся, дневная выручка составит 2000 леев, а возрастание издержек по топливу -1,25%. При тарифе в 8 леев 90% маршруток можно отправлять на свалку: мало найдется трудящихся, способных выложить в месяц 350 леев за ежедневную поездку в оба конца. Однако чисто теоретически получается: дневная выручка 4000 леев, а повышение издержек из-за подорожания топлива – чуть больше полпроцента, или 25 леев в день. При доходе после вычета стоимости топлива в 3500 леев в день – жить можно, не правда ли? Но, увы! Теоретическими выкладками не разбогатеешь.


Зато видно другое: и в тарифе 3 лея есть хороший запас прочности, раз ездят и ездят. Надеюсь, не разоряясь. Не только надеюсь, но и уверен. После расходов на топливо остается еще более 20 000 леев в месяц при пятидневной рабочей неделе. Есть, конечно, и другие перечисленные выше затраты. Но заработок хозяина и водителя они наповал не убивают. При годовом доходе в 240 000 леев есть откуда платить. И уж ох как неплохо, когда водитель работает на собственной машине, а предприниматель владеет десятком-другим микроавтобусов. От чистого сердца желаю им здоровья и благоденствия! Только не надо нас обдирать, как липку.


Александр ВАССЕРМАН.

Курсы валют

USD16,52–0,43%
EUR19,59+0,09%
GBP21,67+0,10%
UAH0,60–0,15%
RON4,05+0,05%
RUB0,23+0,13%

Курсы валют в MDL на 13.08.2020

Архив