МК В Кишиневе

Новости

СМЕРТЕЛЬНЫЕ ИГРЫ БЕЗ ПРАВИЛ

СМЕРТЕЛЬНЫЕ ИГРЫ БЕЗ ПРАВИЛ
11 мая
00:00 2017

Зацепинг притягивает сотни подростков

Мало кто поддерживает безба­шенных подростков, которые ездят на крышах поездов или цепляются между вагонами. Непонятно одно — почему за­цеперов год от года становится все больше. Разбираясь с этим вопросом, наш корреспондент встретился не просто с любителя­ми экстремальных покатушек, но с настоящими идеологами за­цеперского движения.

Сообщества зацеперов в социальных сетях пишут, что ни в коем разе никому не навязывают свое «хобби». Впрочем, на волне борьбы с лицами, пропагандирующими суи­цидальное поведение, к подобным группам приравняли и зацеперов.

Сами экстремалы свое увлечение ха­рактеризуют по-разному. Для кого-то это просто способ получить дозу адреналина, для других — практически спорт, третьи вы­деляют зацепинг в отдельную субкультуру. В сообществах в соцсетях обсуждают предсто­ящие поездки, конструктивные особенности вагонов, рассказывают о технике безопасно­сти и выкладывают обучающие видео. Боль­шие сообщества настоятельно рекомендуют соблюдать технику безопасности. Времена­ми в подобные группы забредают и ярые противники подобного «хобби». Особенно эмоциональные члены сообщества на вы­пады возмущенных граждан говорят что-то в духе: «Вы, офисный планктон, нам просто завидуете. Что вы можете рассказать о сво­их поездках внутри общественного транс­порта?»

Разобраться в проблеме можно, только окунувшись в этот мир. Что движет этими людьми?

«На подножке никто не толкается и воздух свежий»

…При входе в квартиру зацепера Рома­на Громова в Щелкове висит схема движения пригородных электричек. В комнате разло­жена альпинистская страховка, уйма ключей и карабинов. Это оборудование для экстре­мального передвижения.

— Я начал так ездить на электричках, по­тому что на учебу добираться было тяжко, — говорит собеседник. — Вечно переполнен­ные вагоны, дышать невозможно. А тут встал на подножку — и нормально. Воздуха много свежего, не толкается никто. Понимаешь, так можно ездить безопасно. И мы стремимся к этому. Мы так катаемся просто потому, что так удобно. Мы в своих видео показываем, как делать правильно. Но стоит выложить что-то более экстремальное, как школьники тут же пытаются тебя переплюнуть, пренебрегая техникой безопасности. Стараются сделать так, чтобы эффектнее на ютубе смотрелось. А вообще, если мы видим, что школьники какие-нибудь начинают, грубо говоря, плохо себя вести, то мы и сами вызываем полицию им. Они и себя подвергают опасности, да и железнодорожников подставляют.

Комментарий пресс-службы Москов­ской железной дороги:

«Зацепинг, который является незакон­ным и смертельно опасным развлечением, — это серьезная проблема не только для железнодорожников, но и для пасса­жиров железнодорожного транспорта. Конечно, самое страшное, что может произойти с нелегальным экстремалом, — несчастный случай. В то же время сле­дует отметить, что ежедневно на полигоне Московской железной дороги курсируют около 4 тысяч поездов: пригородные, даль­него следования и грузовые. Несчастные случаи с зацеперами приводят к задержкам поездов, в результате чего опаздывают де­сятки тысяч пассажиров».

«Сначала мы искали способы бесплатного проезда на поездах»

— Роман, как сотрудники полиции и железнодорожники к вам относятся? — продолжаем разговор.

— Сначала, конечно, гоняли. Когда нас снимали на станции, любили читать нам мо­рали, вроде: «Вам что, жить надоело?». А теперь ну вот именно к нам привыкли. Даже иногда сотрудники вокзала или полиции, видя нас, просят следить за всякими школь­никами.

Комментарий пресс-службы Москов­ской железной дороги:

«При несчастном случае с зацепером, который получил электротравму, железнодо­рожники вызывают на место правоохрани­тельные органы, медицинские службы и спасателей. Участок, где находит­ся поезд, обесточивается, чтобы спасатели могли снять постра­давшего с крыши, а электро­поезд стоит до завершения следственных мероприятий, проводимых на месте. Же­лезнодорожники делают все возможное, чтобы в этот период времени ор­ганизовать пропуск по­ездов на данном участке по временной схеме, ис­пользуя соседние пути. Это приводит к отклоне­ниям от расписания, но по­зволяет не останавливать движение».

…К Роману присоединя­ется его друг Сергей. Ребята, рассказывая о своих приключе­ниях, говорят очень быстро. Такое ощущение, что пытаются за короткий промежуток времени донести максимум информации.

— Я помню, мы как-то сидели на Курском вокзале, общались. А тут звонит друг из Питера: мол, а слабо вот прямо сей­час приехать? — рассказывает Сергей. — Ну, мы смотрим, когда отходит ближайший по­езд, и цепляем уже отходящий состав. Минут через 40 после отправления заканчивается проверка билетов, тогда можно залезть в вагон и ехать комфортно. Но только надо предварительно глянуть на сайте, какие ме­ста свободны.

— Еще был случай, — вспоминает Ро­ман. — Друг наш так же зацепил уходящий в Питер поезд. Подождал, пока пройдет про­верка билетов. Зашел в СВ. Спокойно себе так разложился, даже тапочки попросил у проводницы. Если бы не развесил свои но­ски сушить, наверное, спокойно бы доехал.

Роман и Сергей говорят, что на пер­вую большую тусовку они собрались в 2010 году. Тогда еще апологетов движения было не очень много. «Мы просто хотели оценить свои возможности, — рассказывает Сер­гей. — Как нужно цепляться, чтобы руки не уставали? Какое максимальное количество человек может зацепиться в хвосте состава? Наш рекорд — 25 человек ехали на зацепе. Это даже зафиксировано. Делали видео подробные, почему нельзя за токоприемник хвататься, почему на тормозные реостаты нельзя вставать. В итоге в тусовке образо­валось около 1000 человек. Каждый пришел к такому виду перемещения своей дорогой. Мы просто проводили время вместе, катаясь на поездах, обсуждали новые техники заце­пинга. И целью этого был поиск способа ис­пользования железнодорожного транспорта. А потом все вышло из-под контроля. Появи­лись школьники, потом на зацепинге стали акцентировать внимание СМИ… Всех заце­перов хотели видеть самоубийцами — так и произошло. Появилось огромное количество тех, кого притягивал дешевый, доступный экстрим. И теперь, после всех этих смертей, негативное общественное мнение по поводу зацепинга не лишено оснований».

Любители риска страдают нарциссизмом и живут иллюзиями

— Любое социальное явление возникает, когда на него появля­ется запрос, — говорит препода­ватель кафедры психологии РЭУ имени Плеханова кандидат пси­хологических наук Ольга Комис­сарова. — Зацеперство тоже возникает не случайно. У мо­лодых людей появляется по­требность реализовать свою энергию, проверить силы, создать некое «братство». Не всем молодым людям достаточно только чтения фэнтези и представления оживающих персонажей. Большая часть хочет свои силы направить в дело, найдя для себя подходя­щую среду. К сожалению, для под­ростков мало возможности реализоваться и находят они «драконов» в виде электричек, с которыми можно доказать, что ты «круче за­претов», физически и морально «сильнее» «лохов», ездящих обычным способом в ва­гонах.

Привлекая к себе внимание якобы лег­кой славой, зацеперство стало разрастать­ся от небольшой группы, где, возможно, был хорошо инструктированный и сильный лидер, в группу, которую уже нельзя было контролировать. Но ты не становишься луч­ше всех, если занимаешься зацепингом. Это самообман.

— Большинство любителей риска стре­мятся оказаться лицом к лицу с неизвестными или неуправляемыми ситуациями, в которых человек испытывает необычные ощущения, — комментирует педагог-психолог, руково­дитель детского центра развития CleverClub Алла Манёрова. — Еще одним фактором в этой опасной игре является удовлетворе­ние нарциссизма, получение внимания от друзей, родителей, простых зрителей, пусть даже от правоохранительных органов. Для многих зацеперов родители уже не являют­ся авторитетами, а механизм подражания, привитый им с рождения («будь как все», «не выделяйся», «смотри, какая Анечка умница, а ты?»), остался. Вот они и копируют то, что им кажется крутым. Для них риск — это еще и возможность избавиться от тревожных мыслей, пусть даже на короткое время.

Как ни парадоксально, в за­цеперы нередко идут подростки со слабой нервной системой. В их сознании происходит под­мена с «опасного» на «неопас­ное». Такие люди склонны жить в иллюзиях, миражах.

Экстремальные развлече­ния — это и немое приглаше­ние близкого, родного чело­века к диалогу о своих страхах, продолжает психолог. Но, к со­жалению, повышенная озабочен­ность повседневной жизнью чаще всего не позволяет родителям при­нять участие в дискуссии. Поэтому подростки вынуждены сами лавировать в потоках информации и эмоциональных волнах.

Екатерина ГАБЕЛЬ.

Поделиться:

Об авторе

Роман

Роман

Календарь — архив

Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031