Газета "Кишиневские новости"

Политика

За сколько можно купить молдавского депутата?

27 февраля
22:09 2014

Практически каждого депутата от ПКРМ пытались соблазнить деньгами. Предлагались суммы в сотни тысяч евро.

Скандал, возникший после заявле­ния депутатов Валентины Стратан и Юрия Чореску о попытке их подку­па, и последовавшая угрожающая реакция на это СИБа и Генеральной прокуратуры по-прежнему будо­ражат общественное внимание. Окоррупции в высших органах власти говорится давно. Мало кто сомнева­ется, что этим злом пронизаны все без исключения ветви власти сверху до­низу. Однако даже если открываются конкретные факты, это заканчивается пшиком. Можно ли купить молдавско­го» депутата и за сколько? С этой темы мы начали разговор с одним из наи­более активных депутатов парламен­та от фракции коммунистов Эдуардом Мушуком, бывшим председателем Социал-демократической партии, не­ожиданно вступившим в ПКРМ тогда, когда многие из нее побежали.

– Сегодня много говорят о том, что не­кие «темные силы» пытаются подкупить депутатов от ЛДПМ и расколоть тем самым КПП. А Вас ранее не пытались подкупать?

– Пытались.

– Можно поподробнее.

– Практически каждому депутату от ПКРМ, наверное, исключая Владимира Воронина, по­ступали предложения выйти из фракции. Я не являюсь исключением. Ко мне подходили в 2009-м и в 2010-м годах. Я дал понять, что в принципе предмета для разговора не суще­ствует, и все прекратилось.

– А в какой форме были предложения?

– В очень конкретной – напрямую при встрече и через знакомых. И это делала власть.

– О каких суммах шла речь?

– О сотнях тысяч евро.

– Должности предлагали?

– Да. Сейчас не буду об этом в подробно­стях, но у нас же есть случаи, когда депутаты уходили. И говорилось не раз о том, что им передавались деньги. Ренато Усатый утверж­дает, что Игорю Додону заплатили. Он якобы даже находился в кабинете Филата, когда пе­редавали деньги. Почему в данном случае не последовало открытие уголовного дела? По­чему в случае с Сергеем Сырбу этого не было? Называлась конкретная сумма, за которую его «купили». Почему, когда наших советников и мэров в районах перекупали, прокуратура ни­чего не делала? А тут вдруг столько шума? Все это очень похоже на некую кампанию, органи­зованную правящим большинством. Вероятно, пытаются повысить собственную значимость в глазах европейцев.

– Вы пришли к коммунистам, покинув собственный политический проект. Поче­му социал-демократия не приживается на молдавской почве? Кто бы ни возглавлял СДПМ (Оазу Нантой, Анатол Цэрану, Дми­трий Брагиш, Вы, Виктор Шелин), никому так и не удается попасть в парламент.

– Из политических доктрин и идеологий для Республики Молдова объективно самой подходящей и естественной является социал-демократическая или социалистическая. Наш народ по своим воззрениям склонен больше к левым взглядам и ценностям. Любовь к труду, равенство, солидарность, интернационализм и дружба между народами, культурами, толе­рантность, а также обострённое чувство спра­ведливости отличают большинство молдаван. Особый отпечаток на нашем менталитете от­ложило православие и, конечно, советское прошлое. Социал-демократия для РМ сегод­ня – это мечта о процветающем молдавском государстве, основанном на народовластии и социальной справедливости. Но очевидным остаётся то, что СДПМ за 20 лет существова­ния так и не смогла стать воплотителем основ­ной левой идеи, реализоваться политически и ответить на вышеуказанные запросы и ожида­ния большинства молдавского общества.

– Следовательно, не идеология, а ра­зочарование в прежних коллегах Вас при­вело в ПКРМ?

– В ПКРМ меня привёл тот факт, что она реально является левой партией, которая на практике, а не только на уровне идеи и теорий продвигает свою программу. Именно коммунисты сегодня вобрали в себя и пред­ставляют весь набор социалистических и социал-демократических идеалов, принци­пов и установок. К слову, на прошедшем VII-м съезде ПКРМ была принята доктрина демо­кратического социализма, которая в первую очередь предусматривает максимальное уча­стие общества в формировании всех ветвей и институтов власти, а также справедливое распределение благ в обществе и ускоренное социальное развитие.

– Будучи председателем СДПМ, Вы по­сле Михая Гимпу оказались во главе Му­ниципального совета. В дальнейшем эта должность альянсом была упразднена. Она в принципе нужна?

– Уверен, должность председателя Муни­ципального совета нужна. Кишинев – это сто­лица, муниципий, имеющий особый статус. В Муниципальном совете заседает пятьдесят один человек. Они рассматривают важнейшие для жизни города вопросы. Организацией все­го процесса должен кто-то заниматься, не при­мар, у которого и без того дел достаточно.

– Может, стоит отказаться от выборов в Муниципальный совет по партийным спи­скам. Там не политикой надо заниматься, а хозяйственными вопросами.

– Никто не препятствует кому-то баллоти­роваться на пост муниципального советника в качестве независимого кандидата. Правда, они у нас традиционно не проходят. Следова­тельно, люди считают существующую систему правильной. Был бы 51 независимый совет­ник, кто бы нес политическую ответствен­ность за положение дел в городе? Сегодня за все, происходящее в Кишиневе, отвечает Либеральная партия. Однако у местной вла­сти есть другие проблемы, которые не реша­ются. Центр душит и не дает ей развиваться в автономном режиме. Поэтому даже в районах, где, в отличие от столицы, сформировалась профессиональная команда, не всегда уда­ется качественно предоставлять услуги на­селению.

– А чиновники правительства утверж­дают, что местные власти некомпетентны, а потому не смогут эффективно распоря­диться собираемыми денежными сред­ствами.

– Можно подумать, у нас в Министерстве финансов одни гении сидят. Получают милли­онами гранты и кредиты, которые бесследно исчезают во времени и пространстве. У нас тотальное воровство на центральном уровне. Как работает правительство, мы видели на примере расшифровки телефонного разго­вора между Филатом и главой Главной госу­дарственной налоговой инспекции Виколом. А разве не минфин выдал Сандулаки за просто так 400 тысяч евро, после чего бывший глава ведомства Негруца попал под следствие. Со­гласно последним изменениям в Налоговом кодексе, у местных властей забрали даже те деньги, что были раньше. Из-за непрофес­сионализма председателя парламентской комиссии по экономике, бюджету и финан­сам Ионицэ они в этом году недополучат 250 миллионов леев. Правительство должно за­ниматься вопросами, имеющими масштаб страны, все остальное надо отдать на откуп местной власти. У нас же Юрий Лянкэ пыта­ется воссоздать некое подобие Госплана, ре­гламентирующего все и вся.

– Четыре года АЕИ-КПП отвергает с ходу практически любые, в том числе и Ваши предложения от фракции. Не обид­но?

– Вы знаете, обидно не то, что все наши предложения отметаются изначально, а то, что вместо этого власть, пусть даже из попу­листских соображений, не предлагает ничего лучше, а принимает решения хуже и значи­тельно хуже, чем всё разумное, предлагаемое ПКРМ. Коалиция ведет себя нерационально. Вернемся к местным налогам. Конституци­онный суд признал незаконными соответ­ствующие поправки в исполнении Ионицэ, а эти деятели отказываются их отменять. Я пытался включить этот вопрос в повестку дня профильной комиссии. Отвергли. Есть реше­ние КС, а они упираются – абсолютно глупая позиция. И таких примеров много. Но есть редкие исключения. Например, восстанов­ление запрета на импорт токсичных отходов. Но в этом случае мы коалицию прижали к стенке. Поступи она иначе, и парламентское большинство можно было бы обвинить в со­знательном заражении территории страны опасными веществами. Нам удалось снять правительство Филата за коррупцию, лишить должности вице-председателя парламента Плахотнюка, скинуть со своих постов Лупу и генпрокурора Зубко. Потому не могу сказать, что мы непродуктивно работаем. А вот окон­чательную оценку всем поставят на выборах избиратели.

– Выступая на открытии весенней сес­сии парламента, Юрий Лянкэ обвинил во всех наших бедах коммунистов.

– Мария Севастьяновна Постойко абсо­лютно правильно на это отреагировала: пло­хому танцору вечно что-то мешает. Спустя пять лет они гордятся своим единственным достижением – тем, что отстранили коммуни­стов от власти. Мало того, оказывается, оппо­зиционная ПКРМ – основное препятствие на пути развития страны! Это верх идиотизма и некомпетентности. Премьер расписывает­ся в собственной несостоятельности. В 2009 году они шли на выборы под лозунгом «Мол­дова без бедности и коммунистов». Все пять лет Коалиция боролась с нами, а не с нище­той. Если бы эти ребята поднимали регулярно пенсии, заработные платы, создавали рабочие места, у коммунистов не было бы ни единого шанса вернуться во власть. Лянкэ же вел себя на парламентской трибуне, как троллейбусный хам. Он сколько угодно может дышать ядом, брызгать слюной, но не ему определять, кто победит на выборах. Все зависит от избира­теля.

– Вы долгое время занимались пред­принимательством, где интереснее – в бизнесе или политике?

– Мне политика очень интересна, хотя и от бизнеса, если честно, получал большое удовлетворение, как говорят сейчас, драйв и кайф. Но всё-таки политика является более ответственной, чем бизнес, да и более тяжё­лой, наверное. К месту будет сравнить поли­тический маркетинг и экономический. Проще всё-таки продать товар, получить деньги по­требителя, чем голос избирателя. В бизнесе товар должен привлечь внимание, понравить­ся и быть выгодным, а в политике ко всему это­му добавляется и доверие, вера в кандидата, партию, её лидера. Здесь правят принципы, характер и много того, что в бизнесе не на первом плане.

Александр ТОКАРСКИЙ.

 

Поделиться:

Об авторе

admin

admin

Курсы валют

USD17,38+0,70%
EUR19,35+0,79%
GBP23,27+0,96%
UAH0,74+0,22%
RON4,04+0,63%
RUB0,28+0,86%

Курсы валют в MDL на 16.12.2019

Архив