Газета "Кишиневские новости"

Общество

АМЕРИКАНСКИЙ СЛЕД «ЦАРСКОГО ДЕЛА»

АМЕРИКАНСКИЙ СЛЕД «ЦАРСКОГО ДЕЛА»
24 мая
00:00 2018

Сомнения в подлинности останков Романовых, найденных под Екатеринбургом, начали сеять сотрудники спецслужб США

18 мая исполнилось 150 лет со дня рождения Николая II. Судь­ба, как известно, была крайне немилосердна к последнему русскому царю и его семье. При­чем мытарства не закончились с завершением их земного пути. Даже сегодня, спустя 100 лет по­сле казни Романовых, до торже­ства исторической справедливо­сти очень далеко: ни церковь, ни государство не решаются поста­вить точку в споре о подлинности их останков. 150-летие главы семьи царственных страстотерп­цев, так и не обретших пока по­следний покой, — повод вспом­нить об истоках этой все более бессмысленной дискуссии.

Об авторе: Виктор АКСЮЧИЦ, политик и философ, в 1997–1998 годах — руководитель группы советников перво­го вице-премьера Бориса Немцова, возглавлявшего Правительственную ко­миссию по исследованию и перезахоронению остан­ков царской семьи.

Казалось бы, уже давно множество пере­крестных исследований и экспертиз полно­стью подтвердили подлинность останков императорской семьи. Почему же чем боль­ше проходит времени, тем больше возникает всевозможных фальсификаций и домыслов? Затягивание патриархией признания остан­ков Романовых, а государством — решения по возобновленному «царскому делу» порождает все более нелепые фантасмагории.

Прежде всего хочу подчеркнуть, что на последнем заседании Правительственной комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением остан­ков российского императора и его семьи, прошедшем в начале 1998 года, никто не про­голосовал против погребения. Хотя позицию церкви в комиссии представляли по меньшей мере пять человек: митрополит Ювеналий, церковный археолог Беляев, председатель Дворянского собрания князь Голицын, ди­ректор Института истории и археологии РАН Алексеев, заместитель министра культуры Брагин, художник Илья Глазунов. Горделивые заявления об обратном некоторых вроде бы солидных людей — в том числе членов комис­сии — являются ложью.

Множатся утверждения о том, что Пра­вительственная комиссия не проводила исторических исследований. Тоже ложь: в рамках комиссии работала группа историков под руководством академика-секретаря РАН Ивана Ковальченко. Были изучены докумен­ты по данной теме во всех государственных и ведомственных архивах России, в научный оборот были включены сотни ранее не извест­ных источников. Автором дезинформации является член Правительственной комиссии академик Вениамин Алексеев. В 1990-е годы он предложил комиссии выделить ему солид­ные средства на исторические экспертизы, но получил отказ. На какие именно исследования просил денег Алексеев, понятно из его книги и множества газетно-журнальных публикаций, в которых говорится о том, что все женщины императорской семьи спаслись и жили в ев­ропейских странах.

Сейчас Алексеев оправдывается тем, что он ничего не утверждал, а лишь предла­гал изучить все имеющиеся версии. Но тогда по его же логике нужно было бы удостоверить личности всех многочисленных самозванцев и самозванок, представлявшихся счастли­во спасшимися Романовыми. В том числе, например, женщины, которая в день захо­ронения останков царской семьи выбежала на сцену театра имени Ермоловой во время спектакля и стала кричать, что она является спасенной великой княжной Анастасией. Чем эта «версия» хуже других?

Исключительно негативную роль в вопро­се признания останков царской семьи святы­ми мощами сыграла Российская зарубежная экспертная комиссия по установлению судьбы останков членов Российского императорского дома, убитых большевиками в Екатеринбурге 17 июля 1918 года, и вопросам восстановле­ния исконного правопорядка в России, соз­данная в 1989 году из числа потомков первой волны русских эмигрантов. Сейчас можно с большой степенью достоверности предполо­жить, что идентификация останков была для комиссии лишь прикрытием. Все активные участники комиссии решительно выступали против объединения Русской православной церкви и Русской православной церкви за границей, что, по сути, и являлось ее основ­ной целью.

Возглавил Зарубежную экспертную комиссию Петр Николаевич Колтыпин- Валловский. Его отец, Николай Евгеньевич Колтыпин-Валловский, еще до Второй ми­ровой войны в качестве шпиона проникал на территорию СССР, а во время войны слу­жил у немцев — в штабе генерала Шкуро, возглавлявшего Резерв казачьих войск при Главном штабе войск СС. Сам Петр Колтыпин- Валловский первоначально работал в ком­пании, принадлежащей к американскому военно-промышленному комплексу, — за­нимался разработкой боеголовок баллисти­ческих ракет. Затем закончил курсы «Психо­логические войны действующих армий» и, по имеющейся информации, являлся сотрудни­ком американской разведки.

Именно Колтыпин-Валловский запустил в свет легенду, согласно которой английская королева заявила Михаилу Горбачеву во вре­мя их встречи, состоявшейся в конце 1980-х годов, что вопрос о ее визите в СССР может быть рассмотрен только после установления судьбы останков царской семьи. Горбачев якобы намек понял, и уже через две-три не­дели после визита в российской прессе поя­вилось сенсационное сообщение о находке останков.

Не менее колоритная личность — се­кретарь Зарубежной экспертной комиссии Евгений Львович Магеровский, отставной полковник армии США. Магеровский 35 лет посвятил службе в разведке. Консультиро­вал Министерство обороны США в области восточноевропейских отношений, служил оперативным офицером, затем — команди­ром оперативного отделения стратегической разведки. Магеровский, отвечавший в со­ответствующих структурах за работу с РПЦ, являлся одним из кураторов проекта «Киев­ский патриархат», направленного на разрыв Украины с Русской православной церковью. Еще один активный участник экспертной ко­миссии — Алексей Павлович Щербатов, пол­ковник ЦРУ. Служил в американской разведке с 1944 года.

Мало кто обращает внимание на вторую часть названия Зарубежной экспертной ко­миссии, согласно которому в числе прочего она занимается «вопросами восстановления исконного правопорядка в России», то есть изменением государственного строя нашей страны. И это были не просто слова. Когда по приглашению российских властей Колтыпин- Валловский, Магеровский и князь Щербатов в 1995 году впервые прибыли в Москву, им предложили ознакомиться с архивными мате­риалами, побывать в Екатеринбурге, провести встречи и дискуссии с российскими учеными. На это Магеровский заявил, что ко­миссия приеха­ла не для того, чтобы изучать документы и останки, а для того, чтобы изобличить рос­сийских ученых и государствен­ных деятелей в совершении ими фальсификации.

Члены комис­сии настаивали на том, чтобы рас­следование велось в рамках амери­канского законо­дательства. Они за­являли, что выводы по идентификации останков могут де­лать только люди, никоим образом не связанные с коммуни­стическим режимом, не работавшие в госу­дарственных учрежде­ниях Советского Союза. Сотрудничество с Зарубежной комиссией на таких условиях, разумеется, представлялось невозможным. Тем не менее с ней продолжа­ли нянчиться. Членов Зарубежной комиссии принимали в правительстве, в Госдуме, они выступали на радио, на федеральных телека­налах, на страницах ведущих газет. Не думаю, что на такую встречу могли бы рассчитывать в США патриотически мыслящие работники российских спецслужб…

В конце концов Колтыпин-Валловский за­явил: «Наша комиссия пришла к выводу, что в России расследование шло совсем не так, как положено или как требуют специально уста­новленные всемирные правила. Это нас на­сторожило, поставило в такое положение, что мы начали все больше и больше убеждаться, что захоронение, происшедшее в 1998 году, является неправильным». И, как ни странно, Зарубежная комиссия нашла в России много единомышленников, которые до сегодняш­него дня активно пропагандируют ее идеи и слово в слово используют ее терминологию.

В своей разрушительной деятельно­сти Зарубежная комиссия пошла на прямой подлог. В 2004 году появилась информация о том, что по ее инициативе в генетической лаборатории Стэнфордского университета и Лос-Аламосской национальной лаборато­рии США генетиками Львом Животовским и Алеком Найтом был проведен сравнитель­ный анализ генетического кода императрицы Александры Федоровны, данные о котором находились на тот момент в публичном досту­пе, и биоматериала — а именно пальца, якобы принадлежавшего родной сестре царицы Ели­завете Федоровне, останки которой покоятся в Иерусалиме. Анализ показал, что родство людей, чьи геномы подверглись сравнению, полностью исключается. На этом основании было вновь заявлено, что в Петропавловском соборе поятся «лжемощи».

Интересно, однако, что митохондри­альная ДНК останков, принадлежащих, со­гласно выводам Правительственной комис­сии, императрице (как и соответствующие данные по еще четырем женщинам и одно­му мальчику-подростку из захоронения под Екатеринбургом), совпадает с подобными у членов английской королевской семьи. А ДНК, извлеченная из пальца, напротив, свидетельствует о том, что носитель гена не был в родстве с английской королевой Вик­торией. Иными словами, члены зарубежной комиссии передали генетикам биоматериал, не имеющий никакого отношения к мощам великой княгини Елизаветы Федоровны и членам Российского императорского дома. Цель такой акции ясна — поставить под со­мнение результаты, полученные учеными при исследовании так называемых екатеринбург­ских останков, и в конечном счете сорвать их признание в качестве святых мощей.

Единым фронтом с Зарубежной экс­пертной комиссией выступила проживаю­щая в Канаде вдова племянника Николая II Ольга Николаевна Куликовская-Романова. Проведенные по ее просьбе в 1995 году ге­нетиком Евгением Рогаевым сравнительные исследования ДНК крови ее мужа Тихона Куликовского-Романова и екатеринбургских останков показало, что Тихон Николаевич яв­ляется ближайшим родственником человека, представленного скелетом №4 (императора Николая II). Результаты этой экспертизы были опублико­ваны в сборнике документов «Покаяние. Материалы Пра­вительственной комиссии по изучению вопросов, свя­занных с исследованием и перезахоронением остан­ков российского импера­тора Николая II и членов его семьи». Однако Ольга Николаевна тогда обма­нула патриархию, заявив, что проведенная по ее инициативе экспертиза показала «подложность» останков. К сожалению, руководство РПЦ ей поверило, и с этого на­чалась многолетняя череда недоумений и подозрений.

И по сей день Куликовская – Романова вводит в заблуждение обще­ственность и священ­ноначалие. Когда я недавно в присутствии Ольги Николаевны уличил ее в обмане, она ответила лишь следующее: «Рогаев мне подписал бумагу, что он без меня не может абсолютно ничего публиковать. Вот за эту книжку (показывает сборник «Покаяние». — Авт.) можно будет его потянуть, между про­чим». По существу признавшись во лжи, она заявила, что останки были полностью уничто­жены большевиками, поэтому не надо «лезть с какими-то костями».

Надо признать, что Зарубежной экспертной комиссии и Куликовской- Романовой удалось добиться локальной победы. В 1998 году Святейший Патри­арх отказался участвовать в захоронении останков царской семьи в Петропавловском соборе, несмотря на то, что в этой скорб­ной процедуре принял участие Президент России. Решение руководства РПЦ не при­знавать останки остается неизменным и по сей день. Причем поддерживающие эту по­зицию «русские патриоты» активно пользу­ются аргументами и риторикой сотрудников американских спецслужб.

В заключение хотелось бы пожелать, чтобы с темы идентификации останков цар­ской семьи была снята завеса секретности. Странно, что следствие ничего не говорит о результатах новой генетической эксперти­зы останков Николая II и Александры Федо­ровны, об исследованиях праха императора Александра III, «эрмитажной» рубахи Николая II, крови императора Александра II, выполнен­ных с участием церкви в 2015–2016 годах.

Виктор АКСЮЧИЦ.

 

 

Поделиться:

Об авторе

admin

admin

Курсы валют

USD17,51+0,52%
EUR19,27+0,48%
GBP22,50+0,52%
UAH0,72+1,08%
RON4,05+0,47%
RUB0,27+0,42%

Курсы валют в MDL на 13.11.2019

Архив