Газета "Кишиневские новости"

Новости

Политзаключенный Корнел Морару: «Все, что со мной произошло, сделало меня только сильнее»

Политзаключенный Корнел Морару: «Все, что со мной произошло, сделало меня только сильнее»
05 февраля
00:14 2015

В минувшую субботу сторонник Ренато Усатого, проведший в заключении полтора месяца по надуманному обвинению, был выпущен под домашний арест

Примечательно, что осво­бождение Морару состоя­лось сразу после того, как его адвокатам – Игорю Ше­ремету и Анне Урсаке – уда­лось добиться замены судьи Елены Карпенко, которая работала по делу Корнела с момента его ареста.

«Госпожа Карпенко предстала политически ангажирован­ным, необъективным и некомпетентным судьёй, допустив в ходе рассмотрения дела Корнела Морару серьёзные про­цессуальные нарушения. Новый судья убедился также, что и работа прокурора Иона Буники была непрофессиональ­ной, а дело Морару – не более, чем стопкой макулатуры, не содержащей никаких юридических оснований со­держать этого человека под стражей», – заявил Игорь Шеремет. Своему коллеге вторит и Анна Урсаке: «Дело Морару – совершенно абсурдное, обвинение явно сфабриковано, точнее, его про­сто не существует. Те обстоятельства, на которых основывается прокурор, не могут быть положены в основу нормаль­ного законного обвинения».

Между тем, всё, сказанное ныне адвокатами, было очевидно ещё в де­кабре, и далеко не только профессио­нальным юристам. И сегодня, в свете освобождения одного из сторонников Усатого из-под стражи, возникает важ­ный вопрос: означает ли это, что мол­давская государственная репрессивная машина начинает давать задний ход?

Недавно мы все стали свидетеля­ми того, как в Молдове олигархическая власть, пытаясь сохранить выгодное ей политическое статус-кво, решилась на крайние, беспрецедентные меры – на отстранение от участия в выборах партии Patria, на недопущение к голо­сованию целой категории молдавских граждан, в лице трудовых мигрантов, временно работающих на территории России. А следом в республике, впер­вые после распада СССР, появились реальные политические заключённые. Причём, «проевропейская» власть бро­сила их за решётку по формальным об­винениям столь нелепым, что выглядят они полным пренебрежением, плевком в лицо общественному мнению.

Разумеется, всё это не могло не вызвать хоть какой-то реакции. Даже в целом весьма благоволящие к правящему альянсу представители «за­падных партнёров» в последние месяцы отметились довольно резкими оценками в отношении молдавской юстиции. Быв­ший посол США Мозер, в числе прочего, публично сетовал, что в судах Молдовы «некоторые строят из себя гангстеров, пы­таясь передавать дела судьям, которых люди считают продажными и поддающи­мися воздействиям…». А, скажем, глава делегации ЕС Таппиола не скрывает, что «в системе назначения молдавских судей существуют узкие интересы…».

Кроме того, и упомянутое обще­ственное мнение, сколь апатичным бы оно не представлялось, глухо ропщет, сочувствуя несправедливо обвинён­ным. Возможно ропот этот, наконец-то, вынудил как-то реагировать власти предержащие. Внесли свою лепту в освобождение Корнела Морару и сред­ства массовой информации, регулярно освещающие ситуацию с политически­ми заключёнными в республике.

Сдержанным оптимизмом отреагиро­вал на освобождение своего сторонника Ренато Усатый, вынужденный находиться за пределами Молдовы, но не прерываю­щий связи с соотечественниками: «Осво­бождение Корнела Морару – это некий прорыв. Пусть речь пока не идёт о пол­ной свободе, он находится под домашним арестом. Но это уже сдвиг в системе мол­давского правосудия, в котором, как мы знаем, сегодня ничего не происходит без ведома Плахотнюка и Филата. Возможно, мы становимся свидетелями некоего про­зрения молдавской Фемиды. Но самое главное для меня в том, что Корнел сей­час – дома, с семьёй».

Первыми словами Морару по­сле освобождения были: «Че­рез три часа я надеюсь увидеть своих родных, по которым очень соскучился. Все, что произошло со мной, сделало меня только сильнее, теперь я, как ни­когда, уверен, что сила в правде и по­беда будет за нами». Остается только догадываться, что испытывали в этот момент молодая супруга Думитрица и мать Корнела, хлебнувшие горя в эти долгие мучительные полтора месяца.

В то же время, за решёткой по-прежнему остаётся другой соратник Усатого – Николай Ципович. На днях срок его заключения был продлён ещё на 20 суток. Так ничего не найдя на Ци­повича по изначальному обвинению, тем самым подтвердив подозрение в политическом характере состряпанно­го наспех дела, прокурор теперь обви­няет его сразу по трём новым статьям – «отмывание денег в особо крупных размерах», «контрабанда» и «подкуп избирателей»…

Не идёт речь и об освобождении гражданских активистов Амерберга и Григорчука, которым предъявлены об­винения столь же невразумительные.

До полного «прозрения» молдавской Фемиды, похоже, ещё далеко…

Павел АНТОНОВ.

Поделиться:

Об авторе

admin

admin

Курсы валют

USD17,860,00%
EUR20,080,00%
GBP23,210,00%
UAH0,660,00%
RON4,220,00%
RUB0,280,00%

Курс валют в MDL на 21.04.2019

Архив